Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт Хайнлайн. - Звездный зверь

Скачать Роберт Хайнлайн. - Звездный зверь

     II. ДЕЛО МЕЖЗВЕЗДНОГО ДЕПАРТАМЕНТА

     Тревоги и заботы, обрушившиеся на головы Джона Томаса XI и
Луммокса, казались им ужасными и в своем  роде  уникальными,  а
между  тем,  даже  в  Вествилле были люди, которые так же могли
пожаловаться на свои заботы. Так, маленький мистер Ито  страдал
от  болезни,  для  которой  еще  не  придумано  лекарство -- от
старости. В скором  времени  она  одержала  над  ним  верх.  За
бесчисленным  количеством  закрытых  дверей  Вествилла мужчины,
женщины и дети решали про себя,  как  справиться  с  проблемами
денег, здоровья, семейных дел, внешности и так далее.
     А  далеко  от  Вествилла,  в  столице  штата, губернатор в
отчаянии смотрел на груду  бумаг  --  они  доказывали,  что  он
обязан  отправить  в  тюрьму своего самого старого и преданного
друга.  А  за  миллионы  километров  от  столицы,   на   Марсе,
изыскатель  покинул  сломавшийся песчаный вездеход и двинулся в
далекий путь к Форпосту, но он не достигнет его.
     А в непредставимом для глаз  расстоянии  в  двадцать  семь
световых    лет    звездный    корабль    "Боливар"   вошел   в
подпространство. Маленькая неисправность в одном крохотном реле
привела к тому, что оно сработало на десятую секунды позже, чем
следовало бы. И теперь "Боливар" обречен долгие годы  скитаться
меж звезд... и никогда не найти дороги домой.
     В непостижимой дали от Земли, на полпути к расположенной в
этом районе    звездной    туманности,    раса    древолазающих
ракообразных медленно отступала под натиском  более  молодой  и
агрессивной   расы   амфибий.   Пройдет  еще  несколько  земных
тысячелетий, пока ракообразные  окончательно  вымрут,  но  этот
исход вне сомнений. Ситуация эта вызывала глубочайшее сожаление
(по земным меркам), потому что раса ракообразных придерживалась
системы  ценностей,  близкой  к  человеческой,  что позволяло в
будущем надеяться на сотрудничество двух рас.  Но  когда  через
одиннадцать тысяч лет на той планете совершит посадку корабль с
Земли,  ракообразные  уже  давно вымрут и от них не останется и
следа.
     А если снова вернуться на Землю, мы увидим, что в  столице
Федерации  Его  превосходительство,  Досточтимый Генри Гладстон
Кику,  магистр   искусств   (Оксон),   доктор   гонорис   кауза
(Кейптаун),   Постоянный   Заместитель  Секретаря  Межзвездного
Департамента отнюдь не был обеспокоен  горестной  судьбой  расы
ракообразных, потому что ничего не знал о них. Не тревожился он
и о судьбе "Боливара", хотя уже подходило время узнать и о нем.
     В  круг ответственности и забот мистера Кику входило все и
вся вне ионосферы Земли. Он отвечал  и  за  все,  что  касалось
взаимоотношений  между Землей и остальной частью исследованного
Космоса. Даже те дела, которые внешне  касались  только  Земли,
находились  в поле его зрения, если они тем или иным путем были
связаны с внеземными, межпланетными или межзвездными проблемами
-- словом, круг дел,  которыми  он  занимался,  был  достаточно
широк.
     К  ним  относились,  например  такие,  как  импорт травы с
Марса,  великолепно  мутирующей  на  песчаных  почвах,  которая
должна  была  покрыть Тибетское плато. Служба мистера Кику пока
еще не дала своего согласия на эту операцию -- до тех пор, пока
не  будет  тщательно  изучено  влияние  марсианской  травы   на
овцеводческую  индустрию  Австралии  и  на добрую дюжину других
факторов. Акклиматизацию инопланетных организмов надо проводить
очень осмотрительно, потому что перед глазами  постоянно  стоял
страшный   пример   Мадагаскара,   где   был   некогда  высажен
марсианский  лимонник.  Экономические  сложности  не  волновали
мистера  Кику:  он  никогда  не обращал внимания на то, сколько
пальцев ему придется отдавить -- а вот другие проблемы порой не
давали ему заснуть по ночам: такие, как его решение  не  давать
полицейского    эскорта   для   студентов   с   Проциона   VII,
направляющихся по обмену в  Годдард;  он  принял  это  решение,
несмотря  на  вполне  реальную  опасность, угрожающую гостям со
стороны    провинциалов,     придерживающихся     предрассудков
относительно  существ  со  щупальцами  или  им подобных -- а, с
другой стороны, цефалоподы с этой  планеты  --  весьма  ранимые
существа, и вряд ли были бы в восторге от полицейского эскорта,
который   на  их  собственной  планете  служит  наказанием  при
преступлениях.
     Конечно, в распоряжении  мистера  Кику  был  большой  штат
сотрудников  и,  конечно  же,  ему помогал лично сам Секретарь.
Последний произносил речи, встречал Очень Важных Персон,  давал
интервью  и  во  многих  случаях  освобождал  мистера  Кику  от
подобных невыносимо тяжких обязанностей -- мистер  Кику  первый
признавал  это.  И  в  той  мере,  в  какой  нынешний Секретарь
корректно вел себя, занимался своими делами, заботился о связях
с общественностью и  не  мешал  Заместителю  заниматься  делами
Департамента, мистер Кику относился к нему с симпатией. Если же
Секретарь  увиливал  от  выполнения  этих  своих  обязанностей,
мистер Кику всегда знал, как избавиться от  него.  В  последний
раз он проявил подобную непреклонность пятнадцать лет назад.
     Нынешний  Секретарь  не  доставлял  мистеру  Кику  больших
хлопот, и сейчас он думал отнюдь  не  о  нем.  Он  просматривал
стопку   листов,   касающихся   "Проекта  Церебрус"  --  весьма
интересное предложение относительно  исследовательской  станции
на  Плутоне.  На  его  панели замигал огонек, и он посмотрел на
дверь, отделяющую его помещения от апартаментов Секретаря.  Тот
вошел,  насвистывая  модную  песенку  "Возьми  меня  с  собой и
поиграем в мячик".
     -- Приветствую вас, Генри. Нет, нет, вставать не надо.
     Мистер Кику и не собирался вставать.
     -- Как поживаете, мистер  Секретарь?  Чем  могу  быть  вам
полезен?
     --  Ничего  особенного.  -- Он остановился у стола мистера
Кику и взял папку с проектом.  --  Что  вы  теперь  штудируете?
Никак  "Церебрус"?  Генри, пусть над этим думают инженеры. Чего
ради нам беспокоиться?
     -- Здесь есть некоторые частности,  --  осторожно  ответил
мистер Кику, -- которые касаются и нас.
     --  Ну  да,  ну  да...  Бюджет и все такое... -- Секретарь
бегло пробежал по четким строчкам:  "Примерная  стоимость:  3,5
МЕГАДОЛЛАРОВ  и  7,4  ЖИЗНИ".  --  Что  это  такое?  Я  не могу
предстать перед Советом с такими подсчетами и просить утвердить
их. Это фантастика.
     -- Первоначальная прикидка давала нам, -- спокойно  сказал
мистер Кику, -- более восьми мегадолларов и более сотни жизней.
     --  Я  имею  в  виду  не  деньги,  а  все  остальное... Вы
представляете, что  значит  убедить  Совет  подписать  смертные
приговоры  семи  и  четырем  десятым  человека! Кстати, что это
значит -- часть человека, что ли?
     -- Мистер Секретарь, -- терпеливо ответил подчиненный,  --
любой  проект,  несколько  больший,  чем строительство школьной
спортплощадки, включает в себя возможность человеческих  жертв.
Но в данном случае фактор риска довольно низок.
     -- Ммм?
     --  Секретарь снова проглядел конспект. -- Тогда почему бы
так прямо и не сказать? Изложить ситуацию в наилучшем освещении
и так далее?..
     -- Такое изложение уже подготовлено для меня... то есть, и
для вас  тоже.  В  сообщении  для  Совета  подчеркиваются  меры
предосторожности  и не будет включена оценка возможных смертных
случаев,  которая,  в  конце  концов,   является   всего   лишь
предположением.
     -- Ну, если всего лишь предположением... Да, конечно... --
Секретарь  вернул доклад на место, по всей видимости, потеряв к
нему интерес.
     -- Что-нибудь еще, сэр?
     -- Ах, да! Генри, старина,  вы  знаете  того  сановника  с
Раргиллиана,  которого  я  сегодня  должен встречать? Доктор...
как-бишь-его-зовут?
     --  Доктор  Фтаемл,  --  мистер  Кику  взглянул  на   свою
контрольную  панель. -- Ваша встреча состоится через час и семь
минут.
     -- Совершенно верно. Боюсь, что мне придется  просить  вас
заменить  меня.  Извинитесь за меня и все такое прочее. Скажите
ему, что я по горло занят делами государственной важности.
     -- Видите ли, сэр... Я не могу советовать вам, но он  ждет
встречи  с  официальным  лицом  вашего  ранга... а раргиллианцы
исключительно скрупулезно относятся к протоколу.
     -- Ах, бросьте, эти туземцы даже не поймут  разницы  между
нами.
     -- Но он поймет, сэр.
     --  Ну,  скажите  ему, что вы -- это я... неважно. Но я не
могу быть одновременно в  двух  местах.  Генеральный  Секретарь
пригласил  меня  на  партию  в  гольф  -- а когда Г. С. говорит
"прошу вас", это значит, что я должен, вы же знаете...
     Мистер Кику знал, что  действительность  не  имела  ничего
общего  с  этими  словами,  но  воздержался от продолжения этой
темы.
     -- Хорошо, сэр.
     -- Спасибо, старина. -- И насвистывая, Секретарь удалился.
     Когда за ним закрылась дверь, мистер Кику  гневным  жестом
выключил все сигнальные тумблеры на панели своего стола. Теперь
до  него  не  добраться  ни  по  телефону,  ни  по видео, ни по
УКВ-передатчику,  ни   через   автоответчика:   задействованным
остался лишь сигнал тревоги, который его секретарь пустил в ход
лишь   один  раз  за  двенадцать  лет.  Он  поставил  локти  на
столешницу, опустил голову на руки и запустил пальцы  в  густые
шерстистые волосы на макушке.
     Постоянные  заботы и тревоги -- здесь, там, снова здесь...
и вечно под ногами толкаются какие-то идиоты! Чего ради ему  бы
не остаться в Африке! Откуда взялся этот зуд служения обществу?
Зуд, который давно превратился в пустую привычку...
     Кику  выпрямился  и  выдвинул  средний  ящик  стола. В нем
лежали описания ферм, разбросанных по долинам Кении.  Он  вынул
пачку  листов и погрузился в сравнительное изучение данных. Вот
то, что ему надо, рай земной  --  не  больше  восьмисот  акров,
половина  из которых возделана. Он разложил перед собой карты и
фотографии,  чувствуя,  как   к   нему   возвращается   хорошее
настроение.  Теперь  он  может  сложить  бумаги и вернуть их на
старое место.
     Он не говорил об этом шефу, но его реакция на  предложение
встретиться  с  доктором Фтаемлом коренилась в давних традициях
предков, смертельно боящихся  змей.  Если  этот  доктор  Фтаемл
чистокровный  раргиллианец, медузоподобный гуманоид... Конечно,
он знал, что щупальца, шевелящиеся на головах раргиллианцев, не
имеют ничего общего со змеями -- но он ничего не  мог  поделать
со  своим  желудком.  Будь  у  него  время  для  гипнотического
внушения... нет, времени не  хватит;  он  сможет  лишь  принять
пилюли.
     Вздохнув,  он снова включил тумблеры. Корзина для входящих
бумаг стала  стремительно  наполняться,  а  цепочка  сигнальных
лампочек замигала разноцветными огоньками. Но так как тревожных
красных  огней  среди  них  не  было  и  они отливали оттенками
янтаря, мистер Кику не обратил на них внимания и  потянулся  за
бумагами.  Большинство  документов  было  чисто  информативного
характера, а по некоторым  его  помощники  или  их  подчиненные
должны  были  принимать те или иные решения. Мистер Кику ставил
закорючку своей подписи, набрасывал несколько слов  указаний  и
бросал   бумаги  в  разверстую  пасть  корзинки  для  исходящих
документов.
     Поползла лента  телекса,  что  случалось  довольно  редко;
обычно  она сообщала о существах неземного происхождения, вид и
происхождение  которых  не  удавалось  установить.  История,  о
которой  шла  речь,  была  малоинтересной  -- какая-то ерунда в
одном из маленьких городков на западе континента. Но  поскольку
она имела отношение к существу неземного происхождения, местная
полиция   автоматически   пересылала  сообщение  в  Межзвездный
Департамент,  а  в  том  случае,  если   отсутствовали   точные
классификационные  данные, требовалось предпринять определенные
действия, сообщение о которых автоматически шло наверх.
     Мистер Кику никогда не видел Луммокса и не проявил к  нему
никакого  интереса.  Но  мистер Кику знал, что каждый контакт с
тем, что находилось "Вне", был в своем роде уникальным.  Космос
бесконечен  в своем разнообразии. Принимать решения без точного
знания, действовать, основываясь на  аналогиях  и  прецедентах,
закрывать  глаза на неизвестное -- значило подвергаться большой
опасности.
     Мистер  Кику  пробежал  список   сотрудников   в   поисках
свободного  человека,  который  мог бы заняться этим делом. Все
без исключения его  офицеры  могли  выступать  в  судах  любого
подчинения,    когда    шла   речь   о   существах   внеземного
происхождения, но кто из  них  сейчас  на  Земле  и  достаточно
свободен? Хм-м-м...
     Сергей   Гринберг   --  вот  кто  ему  нужен.  День-другой
Системоразведка обойдется без своего шефа. Он нажал кнопку:
     -- Сергей?
     -- Да, шеф.
     -- Ты занят?
     -- И да, и нет. Я полирую ногти  и  пытаюсь  понять,  чего
ради налогоплательщики платят мне зарплату.
     --  Интересная  мысль. Высылаю тебе копии кое-каких бумаг.
-- Мистер Кику вложил их в щель "Исходящие", нажал  на  телексе
тумблер  с  фамилией  Гринберг и обождал несколько секунд, пока
бумаги не появились перед Гринбергом:
     -- Прочти их.
     Гринберг просмотрел бумаги.
     -- Итак, шеф?
     -- Свяжись с  местным"  законниками,  сообщи  им,  что  мы
займемся этим делом, затем отправляйся туда и посмотри, что там
такое.
     -- Слушаюсь и повинуюсь, ваше величество.
     -- Совершенно верно. Посмотри, нет ли там какой-то "особой
ситуации", мы должны быть в курсе дела.
     --  В  крайнем  случае  я  займусь  строевой подготовкой с
местными стражниками. Где эта деревушка? Как ее -- Вествилл?
     -- Откуда я знаю? Бумаги перед тобой. Гринберг взглянул на
них.
     -- Ого! Это же  в  горах!  История  может  занять  две-три
недели...
     --  Попробуй задержаться больше, чем на три дня, и я вычту
их из твоего отпуска. -- Мистер Кику отключился  и  вернулся  к
другим  делам,  ответил  на  дюжину  вызовов,  опустошил до дна
корзину входящих бумаг, которая тут  же  наполнилась  снова,  и
заметил,  что  подходит  время  встречи  с  раргиллианином.  Он
почувствовал, как спина покрывается гусиной кожей,  и  поспешно
нырнул  в ящик стола за таблетками, относительно которых доктор
предупредил его, чтобы Кику не злоупотреблял ими. Он едва успел
проглотить их, как из динамика раздался голос его секретаря.
     -- Сэр? Прибыл доктор Фтаемл.
     -- Проси его. -- Мистер Кику пробормотал  несколько  слов,
которые его предки использовали, заклиная змей.
     Дверь   широко  распахнулась,  и  на  его  лице  появилось
выражение, приличествующее встрече высокопоставленных гостей.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1018 сек.