Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

ГАЙ СВЕТОНИЙ ТРАНКВИЛЛ - Жизнь двенадцати Цезарей

Скачать ГАЙ СВЕТОНИЙ ТРАНКВИЛЛ - Жизнь двенадцати Цезарей

     5. После Нерона, когда за власть боролись Гальба, Отон и Вителлий, у
него явилась надежда стать императором. Внушена она была ему еще раньше, и
вот какими знаменьями. (2) В загородном имении Флавиев был древний дуб,
посвященный Марсу, и все три раза, когда Веспасия рожала, на стволе его
неожиданно вырастали новые ветви - явное указание на будущее каждого
младенца. Первая была слабая и скоро засохла - и действительно, родившаяся
девочка не прожила и года; вторая была крепкая и длинная, что указывало на
большое счастье; а третья сама была как дерево. Поэтому, говорят, отец его
Сабин, ободренный вдобавок и гаданием, прямо объявил своей матери, что у
нее родился внук, который будет цезарем, но та лишь расхохоталась на это и
подивилась, что она еще в здравом уме, а сын ее уже спятил. (3) Потом,
когда он был эдилом, Гай Цезарь рассердился, что он не заботится об очистке
улиц, и велел солдатам навалить ему грязи за пазуху сенаторской тоги; но
нашлись толкователи, сказавшие, что так когда-нибудь попадет под его защиту
и как бы в его объятия все государство, заброшенное и попранное в
междоусобных распрях. (4) Однажды, когда он завтракал, бродячая собака
принесла ему с перекрестка человечью руку 25 и бросила под стол. В другой
раз за обедом в столовую вломился бык, вырвавшийся из ярма, разогнал слуг,
но вдруг, словно обессилев, рухнул перед ложем у самых его ног, склонив
перед ним свою шею. Кипарис на его наследственном поле без всякой бури
вывернуло с корнем, но на следующий день поваленное дерево вновь стояло,
еще зеленее и крепче.
     (5) В Ахайе ему приснилось, что счастье к нему и его дому придет
тогда, когда вырвут зуб у Нерона; и на следующий день в атрий вышел врач и
показал ему только что вырванный зуб. (6) В Иудее он обратился к оракулу
бога Кармела 26, и ответы его обнадежили, показав, что все его желания и
замыслы сбудутся, даже самые смелые. А один из знатных пленников, Иосиф,
когда его заковывали в цепи, с твердой уверенностью объявил, что вскоре его
освободит тот же человек, но уже император. (7) Вести о предзнаменованиях
доходили и из Рима: Нерону в его последние дни было велено во сне отвести
священную колесницу Юпитера Благого и Величайшего из святилища в дом
Веспасиана, а потом в цирк; немного спустя, когда Гальба открывал собрание,
чтобы принять второе консульство, статуя божественного Юлия27 сама собой
повернулась к востоку; а перед битвой при Бетриаке на глазах у всех
сразились в воздухе два орла, и когда один уже был побежден, со стороны
восхода прилетел третий и прогнал победителя.
     6. Тем не менее он ничего не предпринимал, несмотря на поддержку и
настояния близких, пока неожиданно не поддержали его люди неизвестные и
далекие. (2) Мезийское войско отправило на помощь Отону по две тысячи от
каждого из трех легионов. В пути они узнали, что Отон разбит и наложил на
себя руки; тем не менее, как бы не поверив слуху, они дошли до самой
Аквилеи. Там они, воспользовавшись случаем и безначалием, стали вволю
разбойничать и грабить; а потом, опасаясь, что по возвращении им придется
дать ответ и понести наказание, они решили избрать и провозгласить нового
императора - испанское войско поставило императором Гальбу, преторианское -
Отона, германское - Вителлия, а они ничуть не хуже других28. (3) Были
названы имена всех консульских легатов, сколько и где их тогда было, и все
по разным причинам отвергнуты. Но когда солдаты из третьего легиона,
переведенного перед самой смертью Нерона в Мёзию из Сирии, стали
расхваливать Веспасиана, все их поддержали и тотчас написали его имя на
всех знаменах. Правда, в тот раз дело заглохло, и солдаты на время
вернулись к покорности. Однако слух о том распространился, и наместник
Египта Тиберий Александр первый привел легионы к присяге Веспасиану, - это
было в календы июля, и впоследствии этот день отмечался как первый день его
правления. А потом, в пятый день до июльских ид, иудейское войско
присягнуло ему уже лично29.
     (4) Начинанию содействовало многое. По рукам ходило в списке послание
к Веспасиану с последней волей погибшего Отона, - неизвестно, настоящее или
подложное,- где тот завещал отомстить за него и умолял спасти государство.
В то же время разошелся слух, будто Вителлий после победы собрался поменять
легионы стоянками, и на Восток, где служба спокойнее, перевести германские
войска. Наконец, из провинциальных наместников Лициний Муциан, забыв о
соперничестве и уже явной вражде, предложил Веспасиану сирийское войско, а
парфянский царь Вологез - сорок тысяч стрелков30.
     7. Так началась междоусобная война. В Италию Веспасиан отправил
полководцев с передовыми войсками, а сам тем временем занял Александрию,
чтобы держать в руках ключ к Египту31. Здесь он один, без спутников,
отправился в храм Сераписа, чтобы гаданием узнать, прочна ли его власть; и
когда после долгой молитвы он обернулся, то увидел, что ему по обычаю
подносит лепешки, ветки и венки вольноотпущенник Басилид32 - а он знал, что
Басилид был далеко и по слабости сил не мог ходить, да никто бы его и не
впустил. И тотчас затем пришли донесения, что войска Вителлия разбиты при
Кремоне, а сам он убит в Риме.
     (2) Новому и неожиданному императору еще недоставало, так сказать,
величия и как бы веса, но и это вскоре пришло. Два человека из
простонародья, один слепой, другой хромой, одновременно подошли к нему,
когда он правил суд, и умоляли излечить их немощи, как указал им во сне
Серапис: глаза прозреют, если он на них плюнет, нога исцелится, если он
удостоит коснуться ее пяткой. (3) Нимало не надеясь на успех, он не хотел
даже и пробовать; наконец, уступив уговорам друзей, он на глазах у огромной
толпы попытал счастья, и успех был полным33. В то же время и в аркадской
Тегее по указанию прорицателей откопаны были в священном месте сосуды
древней работы, и на них оказалось изображение, лицом похожее на Веспасиана.
     8. Таков был Веспасиан и такова была его слава, когда он вернулся в
Рим и отпраздновал триумф над иудеями. После этого он восемь раз был
консулом, не считая прежнего, был и цензором34; и во все время своего
правления ни о чем он так не заботился, как о том, чтобы вернуть
дрогнувшему и поколебленному государству устойчивость, а потом и блеск.
     (2) Войска дошли до совершенной распущенности и наглости: одни -
возгордившись победой, другие - озлобленные бесчестьем; даже провинции,
вольные города и некоторые царства враждовали между собой. Поэтому многих
солдат Вителлия он уволил и наказал, но победителям тоже ничего не спускал
сверх положенного, и даже законные награды выплатил им не сразу. (3) Он не
упускал ни одного случая навести порядок. Один молодой человек явился
благодарить его за высокое назначение, благоухая ароматами, - он
презрительно отвернулся и мрачно сказал ему: "Уж лучше бы ты вонял
чесноком!" - а приказ о назначении отобрал. Моряки35, что пешком переходят
в Рим то из Остии, то из Путеол, просили выплачивать им что-нибудь на
сапоги - а он, словно мало было отпустить их без ответа, приказал им с этих
пор ходить разутыми: так они с тех пор и ходят. (4) Ахайю, Ликию, Родос,
Византии, Самос он лишил свободы36; горную Киликию37 и Коммагену, ранее
находившиеся под властью царей, обратил в провинции; в Каппадокию, где не
прекращались набеги варваров, он поставил добавочные легионы и вместо
римского всадника назначил наместником консуляра.
     (5) Столица была обезображена давними пожарами и развалинами. Он
позволил всякому желающему занимать и застраивать пустые участки, если
этого не делали владельцы. Приступив к восстановлению Капитолия38, он
первый своими руками начал расчищать обломки и выносить их на собственной
спине. В пожаре расплавилось три тысячи медных досок - он позаботился их
восстановить, раздобыв отовсюду их списки: это было древнейшее и
прекраснейшее подспорье в государственных делах, среди них хранились чуть
ли не с самого основания Рима постановления сената и народа о союзах,
дружбе и льготах, кому-нибудь даруемых.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.2475 сек.