Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

ГАЙ СВЕТОНИЙ ТРАНКВИЛЛ - Жизнь двенадцати Цезарей

Скачать ГАЙ СВЕТОНИЙ ТРАНКВИЛЛ - Жизнь двенадцати Цезарей

      11. Утвердившись во власти, он раньше всего иного позаботился
изгладить из памяти те два дня, когда под сомнением была прочность
государственного устройства. Поэтому все, что было сказано и сделано в это
время, он постановил простить и предать забвению, и постановление это
выполнил: казнены были лишь несколько трибунов и центурионов37 из
участников заговора против Гая - как для примера, так и оттого, что они,
как открылось, требовали умертвить и его. (2) Затем он воздал долг почтения
родственникам. Имя Августа38 стало у него самой священной и самой любимой
клятвой. Бабке своей Ливии назначил он божеские почести и колесницу в
цирковой процессии, запряженную четырьмя слонами39, как у Августа.
Родителям назначил всенародные поминальные жертвы, и вдобавок для матери -
колесницу в цирке и имя Августы, отвергнутое ею при жизни. Память брата
прославлял он при всяком удобном случае, а на состязаниях в Неаполе даже
поставил в его честь греческую комедию40 и по приговору судей сам наградил
за нее венком. (3) Даже Марка Антония не обошел он почетом и
признательностью, упомянув однажды в эдикте, что день рождения отца своего
Друза он тем более хочет отметить торжеством, оттого что это и день
рождения деда его Антония41. Тиберию посвятил он мраморную арку близ театра
Помпея, которую сенат когда-то постановил построить, но не построил. И хотя
все постановления Гая он отменил, однако день его гибели и своего прихода к
власти запретил считать праздником.
     12. Сам он в своем возвышении держался скромно, как простой гражданин.
Имя императора42 он отклонил, непомерные почести отверг, помолвку дочери и
рождение внука43 отпраздновал обрядами без шума, и семейном кругу. Ни
одного ссыльного он не возвратил без согласия сената. О том, чтобы ему
позволено было вводить с собою в курию префекта преторианцев или войсковых
трибунов44, и чтобы утверждены были судебные решения его прокураторов45, он
просил как о милости. (2) На открытие рынка в собственных имениях он
испрашивал дозволения консулов. При должностных лицах он сидел на судах
простым советником; на зрелищах, ими устроенных, он вместе со всей толпой
вставал и приветствовал их криками и рукоплесканиями. Когда однажды
народные трибуны подошли к нему в суде, он попросил прощения, что из-за
тесноты вынужден выслушивать их, не усадив.
     (3) Всем этим он в недолгий срок снискал себе великую любовь и
привязанность. Когда во время его поездки в Остию распространился слух,
будто он попал в засаду и был убит, народ был в ужасе и осыпал страшными
проклятиями и воинов, словно изменников, и сенаторов, словно отцеубийц,
пока, наконец, магистраты не вывели на трибуну сперва одного вестника,
потом другого, а потом и многих, которые подтвердили, что Клавдий жив,
невредим и уже подъезжает к Риму.
     13. Тем не менее, совершенно избежать покушений он не мог: ему
угрожали и отдельные злоумышленники, и заговоры, и даже междоусобная война.
Один человек из плебеев был схвачен с кинжалом возле его спальни среди
ночи, а двое из всаднического сословия46 - на улице, один с кинжалом в
палке, другой с охотничьим ножом: первый подстерегал его у выхода из
театра, второй хотел напасть во время жертвоприношения перед храмом Марса.
(2) Заговор с целью государственного переворота составляли Азиний Галл и
Статилий Корвин47, внуки ораторов Поллиона и Мессалы, с участием множества
императорских отпущенников и рабов. Междоусобную войну начинал Фурий Камилл
Скрибониан, далматский легат, но через четыре дня он был убит легионерами,
которых чудо заставило раскаяться в нарушении присяги: то ли случайно, то
ли божественной волей48, когда приказано было выступать на помощь новому
императору, они никак не могли ни увенчать своих орлов49, ни вырвать из
земли и сдвинуть с места свои значки.
     14. Консулом он был, не считая прежнего, четыре раза - сперва два года
подряд и потом через каждые четыре года: в последний раз - в течение
полугода, в остальные - по два месяца, причем в третий раз50 он замещал в
этой должности умершего предшественника, чего еще ни один правитель не
делал.
     Суд он правил и в консульство и вне консульства с величайшим
усердием51, даже в дни своих и семейных торжеств, а иногда и в древние
праздники и в заповедные дни. Не всегда он следовал букве законов и часто
по впечатлению от дела умерял их суровость или снисходительность
милосердием и справедливостью. Так, если кто в гражданском суде проигрывал
дело из-за чрезмерных требований, тем он позволял возобновлять иск; если же
кто был уличен в тягчайших преступлениях, тех он, превышая законную кару,
приказывал бросать диким зверям.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0953 сек.