Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

ГАЙ СВЕТОНИЙ ТРАНКВИЛЛ - Жизнь двенадцати Цезарей

Скачать ГАЙ СВЕТОНИЙ ТРАНКВИЛЛ - Жизнь двенадцати Цезарей

      15. Когда же он сам разбирал и решал дела, то вел себя с удивительным
непостоянством: иногда он поступал осмотрительно и умно, иногда безрассудно
и опрометчиво, а порой нелепо до безумия. Проверяя списки судей, он за
страсть к сутяжничеству уволил человека, который мог получить отпуск как
отец семейства52 и промолчал об этом. Другому судье, который был обвинен
перед ним по частному делу и жаловался, что дело это подлежит не
императорскому, а простому суду, он велел тут же при нем защищаться, чтобы
своим поведением в собственном деле показать, хорошо ли он будет судить в
чужих делах. (2). Одна женщина отказывалась признать своего сына, но ни он,
ни она не могли представить убедительных доказательств; Клавдий предложил
ей выйти замуж за юношу и этим добился от нее признания. Когда одна сторона
не являлась на суд, он без колебаний решал дело против нее, не разбирая,
была ли причина отсутствия уважительной или неуважительной53. Однажды шла
речь о подделке завещания, кто-то крикнул, что за это надо отрубать руки, а
он тотчас и велел позвать палача с ножом и плахой. В другой раз шла речь о
праве гражданства, и защитники завели пустой спор, выступать ли ответчику в
плаще или в тоге54; а он, словно похваляясь своим беспристрастием, приказал
ему все время менять платье, глядя по тому, обвинитель говорит или
защитник. (3) Говорят, что по одному делу он заявил, и даже письменно: "Я
поддерживаю тех, кто говорил правду".
     Всем этим он настолько подорвал к себе уважение, что к нему сплошь и
рядом стали относиться с открытым презрением. Кто-то, извиняясь перед ним
за свидетеля, который не приехал на вызов из провинции, долго говорил, что
тот никак не мог, но не говорил, почему не мог; и только после долгих
расспросов произнес: "У него уважительная причина: он помер". Другой, пылко
благодаря его за то, что он позволил ответчику защищаться, добавил:
"впрочем, так ведь всегда и делается!" Я даже слышал от стариков, будто
сутяги так злоупотребляли его терпением, что когда он хотел сойти с
судейского кресла, они не только призывали его вернуться, но и удерживали
его, хватая за край тоги, а то и за ноги. (4) И этому не приходится
удивляться, если даже какой-то грек в судебных прениях крикнул ему "А ты и
старик и дурак!" А один римский всадник, как известно, будучи обвинен по
безосновательным наговорам врагов в распутной жизни и увидев, что в
качестве свидетелей против него вызывают и выслушивают самых непотребных
женщин, разразился на Клавдия бранью за его глупость и грубость и так
швырнул ему в лицо грифель и дощечки, что сильно поцарапал щеку.
     16. Был он и цензором - должность, которую никто не занимал уже давно,
со времени цензоров Планка и Павла55. Но и здесь обнаружил он непостоянство
и неустойчивость, как в намереньях, так и в поступках. Во время смотра
всадников56 он отпустил без порицания одного юношу, запятнанного всеми
пороками, так как отец его уверял, что сыном он совершенно доволен; "у него
есть свой цензор", - сказал он. Другому юноше, слывшему обольстителем и
развратником, он посоветовал быть в своих вожделениях сдержанней или хотя
бы осторожней: "Зачем мне знать, кто твоя любовница?" - прибавил он. Стерев
по просьбе друзей пометку при чьем-то имени, он сказал: "А след пусть
все-таки останется". (2) Виднейшего мужа, первого во всей греческой
провинции, он вычеркнул из списка судей и даже лишил римского гражданства
за то, что тот не знал латинского языка, так как давать отчет о своей жизни
разрешал он только собственными словами, без помощи защитника. Порицания
объявлял он многим, подчас неожиданно и по небывалым поводам: некоторым -
за то, что они без его ведома и позволения57 уезжали из Италии, а одному -
за то, что он сопровождал царя по провинции; при этом он напомнил, что во
времена предков даже Рабирий Постум был обвинен в оскорблении величия
римского народа58 за то, что сопровождал в Александрию царя Птолемея, чтобы
получить с него долг. (3) Он пытался и еще чаще налагать взыскания, но по
небрежности следствия и к его великому позору почти все заподозренные
оказались невинными: кого он упрекал в безбрачии, в бездетности, в
бедности, те доказали, что они и женаты, и отцы, и состоятельны, а тот, о
ком говорили, будто он мечом хотел лишить себя жизни, откинул одежду и
показал тело без единого шрама59. (4) Цензорство его было замечательно еще
и тем, что серебряную колесницу богатой работы, выставленную на продажу в
Сигиллариях60, он приказал купить и изрубить у себя на глазах, и что
однажды за один день он издал двадцать эдиктов, в том числе такие два, из
которых в одном предлагал получше смолить бочки для обильного сбора
винограда, а в другом сообщал, что против змеиного укуса нет ничего лучше,
чем тиссовый сок.
     17. Поход он совершил только один, да и тот незначительный61. Сенат
даровал ему триумфальные украшения62, но он посчитал их почестью,
недостойной императорского величия, и стал искать почетного повода для
настоящего триумфа. Остановил свой выбор он на Британии, на которую после
Юлия Цезаря никто не посягал и которая в это время волновалась, не получая
от римлян своих перебежчиков63. (2) Он отплыл туда из Остии, но из-за
бурных северо-западных ветров64 два раза едва не утонул - один раз у
берегов Лигурии, другой раз близ Стойхадских островов65. Поэтому от
Массилии до Гезориака66 он следовал по суше; а затем, совершив переправу,
он за несколько дней подчинил себе часть острова67 без единого боя или
кровопролития, через несколько месяцев после отъезда возвратился в Рим и с
великой пышностью отпраздновал триумф. (3) Посмотреть на это зрелище он
пригласил в столицу не только наместников провинций, но даже некоторых
изгнанников. На крышу своего палатинского дворца он среди остальной
вражеской добычи повесил и морской венок рядом с гражданским68 в знак того,
что он пересек и как бы покорил Океан. За его колесницей следовала жена его
Мессалина в крытой двуколке, следовали и те, кто в этой войне получили
триумфальные украшения, все пешком и в сенаторских тогах - только Марк
Красc Фруги, удостоенный этой почести вторично, ехал на разубранном коне в
тунике, расшитой пальмовыми ветками.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0395 сек.