Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Андрей Лебедев. - Кедря и Карась

Скачать Андрей Лебедев. - Кедря и Карась

9.
     Ни  к  обещанному Кедрей сроку, ни к семи утра, когда в ротах
был   объявлен  подъем,  посланные  за  аккумуляторами   бойцы   в
расположение части не вернулись. Не явились они и на завтрак,  что
вызвало  у  Валерия  особенное беспокойство. Еще  более  опечалило
Андрейчика запоздалое сообщение дежурного по КТП, что в парке  так
же   отсутствует  бортовая  машина  39-45,  по  словам   дежурного
выехавшая  из  части  накануне  вечером  по  устному  распоряжению
капитана  Кедри.  Без соответствующей записи в журнале  выезда  на
линию и без путевого листа.
    Итак,  сержант  Никитин,  рядовые  Буткевич  и  Кравчук,  плюс
машина.  Это  пахнет  хорошеньким ЧП, - думал  Валерий,  глядя  на
вмонтированные в пульт дежурного электронные часы.
    Надо  бы доложить ответственному старшему офицеру, - рука сама
потянулась к телефону, но тут же пришла в голову другая мысль,
    А  если  ничего страшного не произошло, и ребята  благополучно
украв  где-то  свои  аккумуляторы,  сейчас  вернутся.  Мой  звонок
начальнику штаба подставит Кедрю под неприятность, да  сам  я  как
буду   выглядеть?  Всю  ночь  знал,  что  люди  в  роте  незаконно
отсутствуют и никаких мер к розыску не принял, - хорош дежурный! -
Валерий нервно закурил и стал думать.
    А  если  напились  пьяные и лежат где-нибудь в  кювете  кверху
колесами,  с проломанными головами, кровью истекают, а я  молчу  и
ничего  не  делаю,  а?  Что тогда? Или еще  хуже,  задавили  кого,
гражданского какого-нибудь? Под суд ведь пойти могу. Вот  Кедря  -
хорош  гусь! Сидит сейчас дома и телик смотрит - утреннюю почту  и
чай   со   своей  толстой  жинкой  попивает.  Хоть  бы   позвонил.
Побеспокоился, вернулись, мол, мои ребята или нет. И что это я  за
него  отдуваться должен? Пошел он на фиг сто раз! В конце  концов,
воровать он их сам посылал, пускай у него голова и болит.
     Валерий  решительно  снял  трубку  и  набрал  номер  квартиры
начальника штаба.
    Але,  я  слушаю!  -  раздался  в  трубке  детский  голос,   по
видимости принадлежавшей Федорову-младшему.
    Папу  к  телефону  позови,  - проговорил  Валерий,  как  можно
мягче, почти что нежно даже.
    Папа  спит  еще,  сегодня воскресенье, - пропел  голосок  и  в
разговоре повисла пауза, грозящая прерваться отбоем.
    Але!  Не  вешай  трубку,  пацан!  Папу  разбуди  немедленно  и
передай, что дежурный по батальону звонит, по срочному делу!
     Майор  Федоров  был, по мнению Валерия, одним из  немногих  в
нашей   армии  настоящих  военных.  Отчаянно  смелый,   драчун   и
матерщинник,  это был офицер, который умел совершать  поступки  не
испытывая  страха  за  свою  карьеру.  У  него  не  было  блата  в
вышестоящих штабах, но, тем не менее, он никогда не дрожал за свою
шкуру  и,  как говорится, умел "брать на себя". Федоров откровенно
qrp`d`k, что у армии нет настоящего дела, то есть войны, и считал,
что безделье губит лучшие офицерские кадры, которые пьют и жиреют,
вместо того, чтобы делать то, что положено настоящим воинам. Он не
любил слабых физически и трусов, считая, что в офицерских училищах
для  укрепления  боевого духа нужно давно бы уже разрешить  дуэли,
если  не на рапирах, то хотя бы на кулаках. Федоров ценил в  людях
честность и прямоту, и сам был всегда прям и честен, за что в свои
сорок три надолго застрял в майорах и батальонных замах.
     После   короткого   доклада,   Валерий   позвонил   на   КТП,
распорядился послать за Федоровым машину.
    Теперь  ответственность  за ЧП лежит  не  на  мне,  -  подумал
Андрейчик с облегчением.
     Он  достал новую папиросу и закурил. Ждать пришлось  недолго.
Федоров  приехал в неожиданно хорошем настроении. Валерий встретил
майора  с рапортом по-уставному, но тот оборвал его, и по-дружески
подавая руку перевел разговор в мягкий приятельский тон.
    Здорово,  Валерий,  что  там  у  вас  произошло?  Мальчишки  с
промысла  не  вернулись? Обычное дело, чтобы ему треснуть!  Кедря,
конечно, свинья порядочная, я тоже грешен, бывало, посылал ребят к
гражданским  запчасти  воровать, но ведь я  с  ними  вместе  тогда
ходил. А ребят тоже можно понять, нет запчасти, машина неисправна,
а  неисправна  машина, вылезай из-за баранки и ступай  в  линейную
роту.   А  кому  охота?  Эти-же  шофера  -  пятая  рота  -  это-же
аристократия  наша.  Ездят  в город, контроль  за  ними  ослаблен,
водка,  девчонки.  Деньжата  левые колымные...  Ты  же  понимаешь,
лейтенант.
    Я  понимаю,  Александр  Евгеньевич,  делая  умное  лицо  кивал
Валерий.
    А  Кедря - свинья, конечно! Сам-же воровать посылает,  сам  же
запчасть  со  склада не дает, и сам же с машины  бедного  водителя
снимает, если тот не украдет. Такая вот петрушка, понимаешь.
    А  почему  на  складе нет? - спросил вдруг Валерий,  -  почему
законным порядком аккумулятор нельзя получить?
    Ты   наивный  человек,  Валера,  те  запчасти,  что   по-норме
спускаются  на  ремонт, тот же Кедря или его техники  прапора  уже
давно продали гражданским за мясо, за водку, или за чистые деньги.
Впрочем,  Кедря-то вряд-ли, а вот прапора наши, что в парке  и  на
складах, они растащат армию скоро всю начисто, знаешь, как про них
у нас говорят?
    Нет, не знаю, товарищ майор-
    Прапорщик  советской  армии, это такая  животная,  которая  до
обеда  думает что бы такое из части украсть, а после обеда  думает
как бы это за забор вынести, вот как,
    Валерий угрюмо хохотнул.
    Ну,  ладно, надо ведь что-то предпринимать. Сейчас  выясним  у
Кедри, куда он их посылал, а потом пойдем в роте попытаем,  я  так
думаю, что они могли куда-нибудь к девкам забуриться.
     Валерий  собрался  было уже звонить Кедре  на  квартиру,  как
вдруг  затарахтел  один  из аппаратов на  пульте,  и  из  динамика
донесся голос дежурного по узлу связи
    Товарищ  лейтенант, возьмите трубочку, с вами  будет  говорить
командир.
    Что  там  такое случилось еще? - ворча себе под  нос,  Валерий
поспешно схватил трубку аппарата.
    Слушаю, дежурный по батальону лейтенант Андрейчик!
    Здравствуйте,  здесь Чернов, - послышался  в  трубке  знакомый
cnknq.
    Здравия желаю, товарищ подполковник!
    Как  проходит  дежурство, лейтенант? - голос командира  звучал
спокойно.
    Все  нормально, товарищ подполковник, - сказал в трубу Валерий
и  лицо его при этом исказилось гримасой страдания от собственного
вранья и страха за это вранье.
    Так,  добро..., - в трубке на секунду воцарилась пауза,  потом
ровный голос командира, как показалось Валерию, немного изменился,
став жестче и злее.
    Кто ответственный старший офицер?
     Он рядом?
    Так точно, товарищ подполковник.
    Дай  ему трубку, - Валерий многозначительно посмотрев в  глаза
майору,  протянул ему трубку, потом достал из пачки  беломорину  и
нервно закурил.
     По  мере  того,  как Андрейчик всматривался  в  лицо  майора,
пытаясь  уловить  хотя бы характер разговора, если  не  его  суть,
тревога в его груди росла все больше и больше.
     Телефонная  беседа  командира  с  начальником  штаба   носила
односторонний характер.
     Федоров лишь изредка бросал в трубку восклицания, типа "да" и
"так точно".
     Когда   он  положил  трубку  на  место,  в  дежурке   повисла
напряженная тишина. Майор сидел, явно ошарашенный, тем, что только
что услышал от командира. Он сидел, переваривая и обдумывая что-то
тяжелое  и трудное, глядя при этом в пол, как-то натужно кряхтя  и
сжимая  свои огромные красные кулаки. Потом он кашлянул  несколько
раз и с трудом начал говорить:
    В  общем так, ... сегодня ночью на станции Сортировочная,  при
попытке  снять  с  автомашин, следовавших в  эшелоне  на  грузовых
железнодорожных   платформах,   гм...,   платформах,    -    майор
поперхнулся,  прокашлялся  и  продолжал,  -  снять   с   автомашин
аккумуляторы, при попытке, значит, был застрелен наповал  стрелком
военизированной охраны рядовой Буткевич...
     Сердце  в Валериной груди как-то замерло, на несколько секунд
и потом стало биться рывками и судорожно.
    Командиру  звонил домой его приятель из городской комендатуры,
а  мы тут ничего и не знаем! - продолжал Федоров, все еще глядя  в
пол,   -  Никитин  и  Кравчук  сидят  на  гарнизонной  гауптвахте,
Буткевича отвезли в морг судмедэкспертизы. Машина наша на штрафной
стоянке  ВАИ.  Вот так, лейтенант, - такие дела, -  майор  хлопнул
себя по колену и уже глядя Валерию в лицо, спокойно продолжал:
    Командир   поручил   мне  подготовить  приказ   о   назначении
должностного  расследования.  Военным дознавателем  предварительно
командир  назначил меня, так что, Валерий, ты должен  обстоятельно
все  написать  в рапорте и подать мне не позднее,  чем  сегодня  к
двадцати часам.
    А  что  писать? - как-то совсем беспомощно и по-детски спросил
Валерий.
    Дело,  лейтенант  очень  серьезное, хреновое  дело.  Виновные,
сразу  скажу, пойдут под суд Военного Трибунала, так что пиши  как
было,  подумай  и пиши, - Федоров снял трубку телефона  и,  набрав
номер парка вызвал себе машину.
    Я  в  комендатуру сейчас поеду, надо чтобы Кравчука и Никитина
m`l  отдали,  как бы они там чего лишнего с горяча не  наговорили,
понимаешь, - однако Валерий уже ничего не понимал.
    Неужели  меня могут отдать под трибунал? Меня,  ни  в  чем  не
виноватого, меня, который еще не жил как следует, меня, меня, ведь
у  меня жизненные планы, ведь я еще хочу погулять, жениться  хочу!
Мама! Господи! Что же это такое!
     Увидев в окошко, что вызванный "уазик" уже стоит возле штаба,
Федоров встал с дивана и пошел на выход
    Не  забудь,  Андрейчик, рапорт сегодня к  двадцати  часам,  не
позднее.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0954 сек.