Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Брайен ГАРФИЛД - ЖАЖДА СМЕРТИ

Скачать Брайен ГАРФИЛД - ЖАЖДА СМЕРТИ

Глава 18
 
   Пол читал статью о себе в "Нью-Йоркере".
   "Справедливый человек ходит по Нью-Йорку. Пока мы все сидим и  браним
администрацию, констатируя, что город летит ко всем чертям, один человек
помогает делом. Кто он? Что побудило его к карательным действиям?
   Каждый имеет свое мнение. Для большинства юристов, которых я опросил,
народный  мститель  является   ярым   нарушителем   закона,   ничем   не
отличающимся от тех преступников,  которых  он  уничтожает.  Один  юрист
спросил меня:
   - Помните суд в книге "Алиса в стране чудес",  где  Красная  Королева
говорит: "Вначале приговор, затем - суд?" По мнению  некоторых  циников,
включая нескольких офицеров полиции,  у  которых  я  брал  интервью,  он
делает то, что все мы хотели бы делать. Инспектор Фрэнк  Очоа,  которому
поручено задержать народного мстителя, пожал плечами,  когда  я  спросил
его, что он думает об этом человеке.
   - У него не в порядке нервы,  но  я  не  думаю,  что  он  сумасшедший
маньяк.
   Для либералов  народный  мститель  -  всего  лишь  зверь,  психологию
которого они даже не  надеются  постичь.  Для  черных  Гарлема  народный
мститель - расист в духе ку-клус-клана (невзирая на  тот  факт,  что  из
пяти его жертв только двое были черными). Для тринадцатилетнего  ученика
средней школы ј 120 мститель - нечто вроде героя  из  комикса,  искатель
приключений, который носится по городу в  развевающемся  плаще  и  мстит
негодяям. Для бывалого патрульного в районе Уэст-вилледж  он  порядочный
гражданин, помогающий полиции.,.
   Я разговаривал с Теодором Перрине, известным судебным  психиатром,  в
его кабинете на медицинском факультете Колумбийского университета. После
обычной оговорки относительно того, что психиатра не  следует  принимать
всерьез, когда он пытается высказываться по  поводу  больного,  которого
никогда не видел, доктор Перрине, который давал показания  в  нашумевших
уголовных делах чаще, чем какой-либо другой психиатр  Америки,  высказал
такую оценку характера мстителя: "Мы живем в  обществе,  ориентированном
на смерть. Мы ожидаем  этого  неизбежного  бедствия,  и  многие  из  нас
убеждены, что нет никакой надежды даже отсрочить его. Наш мир - это  мир
мучающихся совестью ученых-атомщиков и молодых людей, которые привыкли к
самой идее атомной войны настолько, что уже  и  не  ищут  путей  выхода.
Будущее уже не  является  рациональным  продолжением  прошлого.  Мы  все
отчасти чувствуем себя подопытными кроликами, которые ничего не знают  о
науке, за исключением вивисекции, какой их подвергают. И поскольку такая
обстановка не дает нам  ни  секундной  передышки,  не  удивительно,  что
некоторые начинают восставать.
   Каждый из нас обладает агрессивностью. Мы  ненавидим  преступление  и
все  же  ничего  не  делаем,  чтобы  не  допустить  его.   Мы   начинаем
чувствовать, что становимся неподвижными. Вот почему такой человек столь
живо привлекает наше воображение: он воплощает наши фантазии".
   Я спросил: "Значит, вы не считаете, что этот убийца более  невменяем,
чем все мы?" "Невменяемость - термин юридический, а не медицинский. Но я
склонен думать, что этот человек вряд ли безумен. За  исключением  самой
природы его преступлений, нет ничего иррационального  в  его  поведении.
Данную ситуацию можно истолковать как логический результат  определенной
серии психологических вводных.  Предположим,  что  это  солдат,  недавно
вернувшийся из Индокитая, где американские солдаты  считают  само  собой
разумеющимся при  малейшей  угрозе  швырять  осколочные  гранаты.  Такие
случаи  стали  настолько  обычными  в  Юго-Восточной  Азии,  что   слова
"разнести вдребезги" вошли в наш лексикон".
   "Вы хотите сказать, что он был во Вьетнаме?" "Может, он и был там, но
у нас нет никаких доказательств. Но если он был во Вьетнаме, то  перенес
усвоенную там систему ценностей на нашу жизнь".
   "Итак, по вашему мнению, мститель  воплощает  в  жизнь  те  фантазии,
которые присущи всем нам. Не кажется ли вам, что его  примеру  последуют
другие?" "Да, я ожидаю этого, когда существует прецедент".
   "Значит, вы утверждаете, что все мы способны на это - вопрос только в
побуждающем импульсе".
   "Вовсе нет. Для  этого  необходимо  быть  психопатической  личностью,
которая способна подавить в  себе  то,  что  мы  называем  "человеческим
барьером": чувство вины, волнение, правила поведения в  обществе,  страх
быть схваченным..." "Следовательно, он не отличает добро от зла,  именно
это вы хотите сказать? Юридическое определение безумия?" "Нет. Я уверен,
что он отличает добро от зла. Вероятнее всего,  он  строгий  моралист  и
меньше лицемерен, чем большинство из нас".
   Доктор Перрине - высокий  мужчина,  почти  лысый.  Говорит  быстро  и
сопровождает сбои слова жестами.  Он  покоряет  окружающих  силой  своей
личности; нетрудно понять, почему его так часто  приглашают  на  крупные
судебные процессы в качестве эксперта. В этом месте нашего  интервью  он
подвинул кресло поближе ко мне, наклонился вперед  и  похлопал  меня  по
колену.
   "Он менее сдержан в своих поступках, это главное.  Он  обладает  этим
качеством, как и те преступники, которых убивает.  Время  от  времени  у
многих  из  нас  возникает  такое  желание;  мы  видим,  как  происходит
преступление или слышим о том, что оно произошло, и думаем: "Я  бы  убил
этого  сукиного  сына".  Но  мы  никого  не   убиваем.   Нас   воспитали
соответствующим образом, и мы считаем, что нельзя опускаться  до  уровня
преступников, потому что тогда не будет никакой  разницы  между  нами  и
ними. Видите ли, многие из нас нормальны до тех  пор,  пока  не  познают
наихудшее. Мы умеем притворяться. Умеем останавливаться в нужный момент.
Мы умеем оставаться на уровне, потому что воздвигли  достаточно  преград
против безнадежности, порождающей насилие в нашем обществе. Почти все мы
в действительности не хотим знать о том, что  заставило  этого  человека
убивать себе подобных".
   Доктор Перрине улыбнулся своей профессиональной  улыбкой;  его  слова
звучали  весомо,  будто  он  читал  лекцию   студентам   первого   курса
медицинского факультета.
   "Вероятно,  он   от   рождения   идеалист   и   испытал   потрясающую
несправедливость  и  разочарование.  Именно  это  вызвало  в  нем  такую
ненависть к преступникам, и он решил пожертвовать собой,  но  прихватить
на тот свет некоторых из них. Это у него навязчивая идея; он  переполнен
гневом и нашел способ излить свой гнев.
   Но я не вижу никаких признаков топ), как эта  ненависть  повлияла  на
его способность здраво рассуждать. Возьмите, например, тот факт, что все
его жертвы были убиты одним и тем же оружием: Теперь,  когда  оружие  не
так трудно достать, он мог легко его менять. Но не сделал этого. Почему?
Потому что хочет, чтобы узнали о  его  существовании.  Это  обращение  к
городу, предупредительный крик".
   "Подобно телефонным звонкам  сумасшедшего  убийцы  из  Сан-Франциско,
который  приглашал  прийти  и  взять  его?"  "Нет.  Вы  имеете  в   виду
ритуального  убийцу.  Тот  был  действительно  психопат.  Он,  вероятно,
приставил заряженный револьвер к собственному  лбу,  обнаружил,  что  не
может нажать на курок, и стал искать кого-нибудь, кто сделал бы  это  за
него.  Нет,  человек,   о   котором   мы   говорим,   не   стремится   к
самоуничтожению.
   Он пытается предупредить всех  нас  об  опасности,  которую,  как  он
считает, мы недостаточно осознаем. Он говорит нам, что не надо поднимать
руки вверх и притворяться, что ничего нельзя сделать против преступности
на улицах. Он уверен, что кое-что сделать можно, и хочет  показать  нам,
что именно".
   "Это скорее похоже на сказку  о  новом  наряде  короля,  не  так  ли?
Наивный честный ребенок настолько откровенен и смел, что заявил:  король
гол. Как только не останется  ни  одного  честного  ребенка,  способного
провозгласить правду, сказка потеряет значение".
   На этот раз улыбка д-ра Перрине была снисходительной.
   "Пожалуйста,  не  думайте,  что  я  оцениваю   этого   человека   как
доблестного  спасителя.  Слишком  многие  начинают   идолизировать   его
подобным образом... Фактически он  только  увеличивает  ту  неразбериху,
которой у нас и так  предостаточно.  С  практической  точки  зрения  эти
убийства так же влияют на общую картину преступности, как,  скажем,  две
таблетки аспирина на бешеного волка. Я надеюсь, что вы  выделите  это  в
своей статье. Нет  смысла  оправдывать  действия  этого  человека.  Этот
человек - убийца".
   "Говорят, доктор,  что  мститель  предпочитает  убивать  свои  жертвы
сразу, не мучая их. Но если он действительно  хочет  справедливости,  то
почему не ходит по улицам с камерой для ночных съемок и не фотографирует
преступников в момент совершения ими преступлений,  а  убивает  их?"  "Я
слышал то же самое даже от некоторых своих коллег. Но мне  кажется,  что
такой довод неверен. Этот человек глубоко потрясен каким-то насилием.  И
если человек начинает жить в мире, полном страдания и боли,  он  сделает
все, чтобы выбраться из него... Предполагаю, он уже обращался  в  органы
правосудия  и  убедился,  что  они  бессильны.  Он   не   хочет,   чтобы
преступников  отдавали  под  суд,  он  озабочен  тем,  чтобы   устранять
сиюминутные опасности сиюминутно, уничтожая злодеев сразу".
   "Вы думаете, он стал жертвой преступления и увидел, как суд  отпустил
преступника?" "Вполне возможно. Если вам хотя бы в общих чертах  знакомы
наши суды, то вы, должно быть, встречались со случаями, когда  дело,  на
которое прокуратура потратила многие месяцы, рушится от показаний одного
свидетеля,  который  опровергает  все  обоснованные  юридические  доводы
просто потому, что ему не нравится цвет галстука прокурора  или  у  него
есть сестра,  которая  похожа  на  мать  обвиняемого.  Наша  юридическая
система представляет собою  хаос.  Наказание,  чтобы  быть  действенным,
должно быть немедленно и беспристрастно, а таковым  оно  не  является  в
наших судах. У меня смутное ощущение, что  этот  человек  знает  это  из
своего опыта..." Похоже, доктор Перрине высказывает некоторые  необычные
для  психиатра  мысли.  Я  напрямик  спросил  его  об   этом:   "Нередко
представители  вашей  профессии  становятся   на   сторону   обвиняемых:
преступление - это болезнь, которую нужно лечить".
   "Я не придерживаюсь этих старых идей. У нас есть законы,  потому  что
мы  должны  защищать  себя.  Нарушить  эти  законы  -  значит  навредить
обществу.  Главная  цель  нашего  мстителя  -  не   дать   потенциальным
преступникам совершать дальнейшие злодеяния. Этот  человек  прожил  свою
жизнь как счастливый либерал. Я убежден в этом.  А  теперь  он  восстает
против того, чему его учили: против идеи терпимости.  Он  сознавал,  что
терпимость не всегда является добродетелью. Терпимость ко злу может сама
стать злом. Он считает, что начал войну,  а  как  сказал  Эдмунд  Берке:
"Войны нужны тем, кому они необходимы". Для этого человека  его  частная
война является абсолютной необходимостью. В противном случае он не начал
бы ее. Он очень напуганный человек".
   "А мне казалось, как раз наоборот. Возникает впечатление, что у  него
нервы, как стальные канаты".
   "Напротив, он в ужасе. Но дело в том, что его гнев сильнее страха".
   "Как вы думаете, его страх настоящий или воображаемый?" "Страх всегда
реален. Вопрос в том, оправдан ли он фактической обстановкой. Если  нет,
то, значит, это паранойя в той или иной форме".
   "По-вашему, он параноик?" "В какой-то степени все мы параноики, если,
конечно, живем в городах. Обычно мы справляемся  с  этим,  нам  помогают
наши  защитные  механизмы.  Но  иногда  эти  механизмы   отказывают,   и
подсознательные ужасы прорываются в сознание".
   "Доктор, если бы  вас  попросили  составить  психологический  портрет
мстителя, что бы вы сказали?"  "Это  трудно.  Очень  многое  зависит  от
факторов, которых мы не знаем: его воспитания,  жизненного  опыта...  Но
мне кажется можно  сказать  следующее.  Он  острожен,  умен,  образован.
Разумеется, он не очень молод, ему больше сорока".
   "Почему вы так думаете?" "Ну, тут можно  провести  аналогию  с  нашей
эмоциональной реакцией на космические полеты. Люди моего поколения  были
потрясены ими, а дети принимают это как  само  собой  разумеющееся.  Моя
младшая дочь не так давно спросила меня вполне серьезно: "Папочка, когда
вы слушали радио, на что вы смотрели?" Молодые люди выросли, привыкну  в
к изменяющимся обстоятельствам и нестабильным ценностям. Возможно, им не
нравится то, что происходит, возможно,  они  даже  взбунтуются,  выражая
свой идеализм, но в душе они понимают и  принимают  тот  факт,  что  это
происходит. Когда они действуют, они действуют группами, и  это  примета
времени. Невозможно найти ни одного подростка, который отправился  бы  в
лес и построил там ферму: они делают это общинами. Никогда не  встретишь
отдельных людей, протестующих против войны, у  здания  Пентагона  всегда
группы,  как  бы  плохо  они  ни  были   организованы.   Наша   молодежь
ориентирована на группу; возможно, здесь сказывается влияние  марксизма.
Но  откровенный  индивидуализм,  за  который  выступает  этот   человек,
является именно тем, от чего столь решительно отказалась наша  молодежь.
Этот человек озадачен и  обижен  тем,  что  видит  вокруг  себя,  он  не
понимает этого, не может осознать, что произошло, тем более принять.  Он
сопротивляется,  но  делает  это  в  соответствии  с  традициями  своего
поколения".
   "Значит, вы составили портрет пожилого мужчины, хорошо образованного,
осторожного, интеллигентного. Могли бы вы что-нибудь добавить к  этому?"
"Он, видимо, очень одинок, и такая ситуация внезапна в его жизни. Вполне
вероятно, что его семья недавно погибла, возможно, от рук убийц".
   "Вы убеждены, что мститель мужчина, а не женщина?" "Женщины обычно не
прибегают к открытому насилию, как это делают мужчины.  Револьвер  -  не
женское оружие".
   "В прессе обсуждался  тот  факт,  что  орудие  убийства  -  револьвер
тридцать второго калибра, обычно такие револьверы называют дамскими".
   "Револьвер маленького  калибра  производит  меньше  шума,  чем  сорок
пятого калибра, например. Но у меня создавалось  впечатление,  что  этот
человек не очень хорошо знаком с огнестрельным оружием.
   С маленьким пистолетом легче обращаться, меньше отдача и  шум,  легче
спрятать в кармане..." Вот и все. Но если доктор Перрине  прав  -  а  он
ошибается редко, - надо искать пожилого  либерала  из  среднего  класса,
который только что потерял свою семью, возможно, по  вине  преступников.
Им может быть любой. Кто-нибудь из тех, кого знаю я или  знаете  вы.  Им
можете быть и вы".
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0423 сек.