Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Брайен ГАРФИЛД - ЖАЖДА СМЕРТИ

Скачать Брайен ГАРФИЛД - ЖАЖДА СМЕРТИ

Глава 4
 
   На похоронах он был все  еще  в  жутком  настроении,  а  происходящее
казалось каким-то нереальным.
   День, по мнению Пола, выпал неподходящий для похорон Жара  отступила,
удушающий зной пропал - день  был  мягкий,  полный  солнечного  света  и
покоя. Похороны ассоциировались у Пола с  дождем,  а  прозрачный  воздух
делал все происходящее еще более нереальным.
   Проводить Эстер в последний  путь  пришли  очень  многие:  близкие  и
дальние родственники, друзья, знакомые, соседи...
   Джек стоял рядом с Кэрол, держа ее за руку. Как и  ее  отец,  она  не
могла еще до конца осознать случившееся, но в отличие от него, полностью
ушла в себя. В ее глазах тускло светилась  боль.  Она  выглядит  ужасно,
подумал Джек, какая-то застывшая, волосы прилипли  к  лицу.  Обычно  она
привлекала внимание  мужчин,  но  сейчас  на  нее  нельзя  смотреть  без
содрогания...
   Отчасти это было из-за лекарств. В первые три  дня  Кэрол  почти  все
время давали успокоительное, и как  только  прекращали  их  давать,  она
напрягалась, словно часовая пружина, и если к ней прикасались,  ее  тело
начинало судорожно дергаться. Вчера Пол взял ее  за  руку  -  рука  была
холодная как лед. Кэрол выдернула ее, стиснула зубы и  отвернулась.  Она
была в ужасном состоянии, и Пол беспокоился за нее. Джек согласился, что
Кэрол, вероятно, придется показать психиатру, если она не придет в норму
через два-три дня. Возможно, после похорон ей станет лучше...
   Когда гроб опустили в могилу, Хэнри Иве, владелец  фирмы,  подошел  к
Полу и сказал:
   - Разумеется, вам не нужно приходить  на  службу,  пока  не  появится
желание работать. Можем ли мы чем-нибудь помочь вам, Пол?
   Он покачал головой, поблагодарил и долго смотрел, как Иве ковыляет  к
ожидавшему его "кадиллаку": лысый старик с возрастными пятнами на  коже.
Было очень любезно с его стороны прийти.
   - Вы не хотите остаться здесь на несколько дней?
   - Квартира небольшая. Будет тесно - мы станем действовать друг  другу
на нервы, - сказал Пол и почувствовал облегчение Джека.
   - Ну и что же. Останьтесь хотя бы на вечер.
   При  комнатном  освещении  синяки  под  косметикой  Кэрол  проступали
довольно отчетливо. Она села на кушетку, скрестила  ноги  и  наклонилась
вперед так, будто у нее сильно болел живот.
   - Я приготовлю что-нибудь.
   - Ничего, дорогая, я все сделаю сам.
   - Нет, - сказала она резко. - Я сама.
   - Прекрасно. Только не принимай все близко к сердцу. - Джек сел рядом
с ней, положил руку ей на плечо. Она не пошевелилась.
   - Может быть, позвонить доктору Роузину? - предложил Пол.
   - Я совершенно здорова. - Кэрол вскочила  и  вышла  из  комнаты.  Пол
услышал, как в кухне загремела посуда.
   - Хорошо, - пробормотал  Джек.  -  Пусть  немного  успокоится.  -  Он
осмотрелся. - Удивительно, но квартиру не ограбили.
   - Что же удивительного?
   - Грабители всегда читают некрологи. Они знают, что никого  не  будет
дома во время похорон.
   - Средь бела дня?
   - Большинство ограблений квартир происходит днем,  когда  никого  нет
дома. Эти парни напали на маму и Кэрол тоже ведь средь бела дня.
   Пол снял черный пиджак и остался в безрукавке.
   - Кэрол уже  спокойнее  вспоминает  об  этом?  Она  помнит,  как  они
выглядели?
   - Не знаю. Пока она не хочет говорить об этом, а я не настаиваю.  Она
все помнит, конечно, провала в памяти  нет,  но  подавляет  воспоминания
всеми силами." Это естественно.
   - Да. Но полиции надо за что-то зацепиться.
   - Сегодня утром я говорил с лейтенантом Бригсом по телефону. Мы хотим
отвезти ее в понедельник посмотреть полицейские фотоальбомы, может быть,
она опознает кого-нибудь.
   - Она хоть что-то рассказала?
   - Совсем немного. Когда лейтенант приезжал  в  госпиталь.  Мне  очень
понравилось, как он расспрашивал ее. Ему удалось выудить у нее  то,  что
не удалось бы выведать мне. Настоящий профессионал!..
   - Что она сказала?
   -  Их  было  трое.  Молодые  ребята.  Они..,  много  смеялись.  Будто
припадочные.
   - Наркотики?
   - Вероятно.
   - Она сказала тебе, как они попали в квартиру?
   - Не мне, лейтенанту Бригсу. Я понял, что мама и Кэрол  тогда  только
что вернулись из магазина. Они зашли в квартиру, а через несколько минут
кто-то постучал в дверь и назвался доставщиком из магазина. Мама открыла
дверь: перед ней стоял парень с большой картонной коробкой в руках. Мама
подумала, что в ней продукты, и впустила его. А он бросил  коробку.  Она
оказалась пустой, полицейские исследовали ее на  отпечатки  пальцев,  но
они плохо сохраняются на бумаге. Затем этот парень выхватил нож,  и  тут
появились его сообщники. Один из них схватил Кэрол, а второй начал  бить
маму, требуя сказать, где она хранит деньги.
   - Мы никогда не держали больших сумм в квартире.
   - У нее было всего три-четыре доллара в сумке - она собиралась  пойти
в банк. А  у  Кэрол  было  только  девять  или  одиннадцать  долларов  и
несколько талонов на метро. В последнее время  нам  приходилось  немного
экономить, мы недавно купили мебель,  а  оплата  в  рассрочку  оказалась
несколько выше, чем мы думали.
   - Значит, - медленно  произнес  Пол,  -  когда  обнаружилось,  что  в
квартире денег почти нет, они взбесились, да?
   - Похоже, так.
   При этом они все время хохотали. Кэрол сказала, что  это  было  самым
страшным - они ни на секунду не прекращали смеяться.  Мне  кажется,  они
не.., избили ее так, как маму, потому,  что  она  потеряла  сознание  от
ужаса. Естественно, она ничего не помнит из того, что  произошло  после.
Когда она пришла в себя, их не было. У  нее  хватило  сил  добраться  до
телефона и позвонить в полицию.
   Пол мял ладонь кулаком.
   - Они взяли портативный телевизор и кое-что еще. Возможно, кто-нибудь
видел, как они выносили вещи?
   - К сожалению, нет. Эти трое  ребят,  должно  быть,  болтались  возле
магазина и видели, как мама и Кэрол вышли без покупок. Они  поняли,  что
товары им должны были доставить на дом. Вероятно,  эти  трое,  пошли  за
ними до дома. Вы же знаете,  что  этот  ваш  привратник  здоровается  со
всеми, называя фамилию?
   Поэтому им нетрудно было узнать фамилию мамы,  привратник  прочирикал
ей: "Здравствуйте, миссис  Бенджамин",  а  список  жильцов  прямо  перед
входной дверью, напротив кнопки звонка. Так что они узнали ее фамилию  и
номер квартиры, а затем, как  думает  лейтенант  Бриге,  отправились  на
Семьдесят первую улицу  к  тому  дурацкому  многоквартирному  зданию  на
полпути  к  тупику.  Попасть  в  это  здание  не  представляет   никакой
трудности,  а  через  подвал  -  в  большой  двор  позади  вашего  дома.
Преступникам оставалось только  пробраться  в  ваш  подвал.  Похоже,  не
первые грабители пользуются этим путем. Я  бы  обязательно  поговорил  с
управляющим: нужно забить окна в подвале.
   - Это все равно, что запереть конюшню после того, как лошадь украли.
   - Наверняка не в последний раз преступники проникли в этот дом, папа.
В нашем городе это самое обычное явление.
   Пол безразлично кивнул.
   -  Трудно  поверить.  Я  никак  не  могу  постичь  это  бессмысленное
убийство...
   - Я сомневаюсь, чтобы оно было продумано, папа. Мне кажется, никто не
убивает голыми руками, если только не озверел до такой степени.  Так  не
бывает.
   Пол почувствовал, что его охватывает приступ ослепляющего гнева.
   - Именно так ты и защищал бы их?
   - Что?
   - Твои аргументы в их защиту. Они не отвечали за свои действия,  -  в
голосе его появились нотки злобного раздражения, - ваша  честь,  они  не
знали, что они...
   - Погодите, папа.
   - ..
   Делали. Ну, черт побери, мне наплевать, как ты это называешь, но  это
преднамеренное, жестокое убийство, и если ты думаешь...
   - Я не думаю, -  холодно  возразил  Джек,  -  я  знаю.  Конечно,  это
убийство.
   - Не смейся надо мной. Я видел, как ты  в  суде  пытался  представить
своих грязных преступных клиентиков невиновными и даже жертвами. Я не...
   - Папа, выслушайте меня. Кто бы ни поступил так с мамой и  Кэрол,  он
виновен в совершении убийства. Это закон, предусматривающий наказание за
убийство  при  совершении  преступления.  Любая  смерть   в   результате
совершения преступления  является  неоправданным  убийством,  даже  если
смерть явилась случайностью, что, как известно Богу,  в  мамином  случае
совершенно не так.  Они  совершили  преступление  -  нападение  с  целью
ограбления - и виновны в убийстве. Боже  мой,  вы  думаете,  я  возражаю
против этого? Вы действительно думаете, что я бы...
   - Да, думаю! - Пол прокричал эти слова в бешенстве. -  Ты  полагаешь,
что все ваши расчудесные  закорюки  юридической  бюрократии  смогут  это
объяснить? Ты полагаешь, что эти дикари заслуживают этой заумщины?
   -  Ну  и  что  же  вы  предлагаете?  -  Джек  был   спокоен,   мягок,
рассудителен. - Поймать их и повесить на ближайшей перекладине?
   - Для них этого  слишком  мало.  За  ними  нужно  охотиться,  как  за
бешеными собаками, и пристреливать на месте, их нужно...
   - Папа, вы просто взвинчиваете себя. Это никому не  принесет  никакой
пользы. Я чувствую себя так же, как и вы, и прекрасно  понимаю,  что  вы
переживаете. Но этих ублюдков еще не  поймали,  а  вы  уже  приходите  к
поспешному  выводу,  что  какой-нибудь  хитроумный  адвокат   собирается
добиться  их  освобождения.  Какая  польза  изводить  себя  бесполезными
размышлениями?
   Этих ребят еще не поймали и скорее всего никогда не поймают.  К  чему
расстраиваться из-за ошибок правосудия, которые еще и не произошли?
   - Потому что я видел, как все это бывает. Даже если  полиция  схватит
их, они тут же выйдут через вращающуюся дверь  -  обратно  на  улицу.  И
главным образом, из-за таких желающих добра ублюдкам,  как  ты!  Неужели
все происшедшее не заставило тебя подумать о том, что ты делаешь?
   - Заставило, - сказал Джек. - Но давайте не будем  говорить  об  этом
сейчас, хорошо?
   - Что у вас, у  детей,  за  характер?  На  твоем  месте  я  подал  бы
заявление об увольнении два  дня  назад  и  попросил  работу  в  конторе
районного прокурора. Как ты можешь думать о том, чтобы вернуться к  себе
в бюро и снова взяться за защиту этих чудовищ?
   - Все не так просто и вы знаете это.
   - Неужели?! - взорвался Пол. - Клянусь Богом,  может  быть,  как  раз
очень просто, а мы не имеем мужества признаться в этом!
   - Поэтому вам хотелось  бы  нацепить  пару  ковбойских  шестизарядных
револьверов и отправиться расстреливать их, да?
   - Сейчас, - согласился Пол, - это именно  то,  что  мне  хотелось  бы
сделать. И я не уверен, что это плохая мысль.
   - У меня довольно хороший слух, не надо кричать.
   - Прости, - огрызнулся Пол.
   Джек сидел в  мятом  черном  костюме,  волосы  растрепаны,  в  глазах
горечь. Пол прекрасно понимал его состояние и слишком долго  не  отводил
взгляда от лица Джека - и Джек не выдержал: поднялся и пошел к  стенному
бару.
   - Выпить хотите? - Не отказался бы от глотка.
   - Держу пари, вы думали, что я так и не предложу. -  Джек  улыбнулся.
Он открыл дверцу бара и налил до половины  в  два  стакана  шотландского
виски. Без льда и содовой. Протянул один стакан Полу и вернулся на  свое
место. - Прошу прощения, если показался утешителем. Дело в том, что  мне
самому нужны были слова утешения. Это логично?
   - Конечно. Прости, что я так вскипел.
   - Всю неделю я вспоминал один  случай,  который  произошел  три  года
назад, - начал Джек. - Я был по какому-то поручению, что-то связанное  с
одним из клиентов. Вечер был хороший,  и  я  возвращался  домой  пешком.
Возле Брайант-парка наткнулся на  девчушку.  Она  была  вся  растрепана.
Оказалось,  ее  изнасиловали  прямо  в  парке.  Я  дал  ей  на  такси  и
посоветовал заявить в полицию. Полагаю, она этого не сделала.
   - Почему же?
   - Она была какая-то безвольная. Вероятно, групповое изнасилование для
нее не было потрясением. Она очень расстроилась, но не была взбешена. Вы
понимаете, о чем я говорю?
   - Не совсем.
   -  Вот  в  чем  суть:  многое  теперь  не  принимается  всерьез.  Или
принимается как само собой  разумеющееся.  Вы  знаете,  что  эта  девица
сказала мне? Она сказала, что ей не следовало ходить  в  Брайант-парк  в
такой  час.  Она  думала,  что  это  ее  собственная  вина.  Ее  бы   не
изнасиловали, если бы она туда не пошла. В странное время мы живем...
   - Не пытаешься ли ты сказать, - выдохнул Пол, - что мать  Кэрол  сама
виновата в том, что произошло?
   - Ни в коем случае. Не порите горячку. Я полагаю, что если бы вы  оба
жили  так,  будто  находитесь  в  осажденной  крепости:   постоянно   бы
пользовались  смотровым  глазком,  никогда  не   впускали   в   квартиру
посторонних лиц, вставили бы дополнительные замки на двери,  никогда  не
выходили бы из квартиры  без  злой  собаки  на  поводке  -  если  бы  вы
предпочли жить так, то с ней наверняка ничего бы не  случилось.  Но  кто
может так жить?!
   Пол знал людей, которые жили именно так.
   - Послушайте, папа, я знаю, что это не  может  пройти  сразу,  но  со
временем вы будете думать об этом, как о трагическом случае,  словно  ее
поразила болезнь или  она  попала  под  автобус  на  улице.  Нет  ничего
хорошего в том, чтобы взвинчивать себя, требуя мести и  возмездия.  Даже
если этих ублюдков схватят  и  упрячут  на  всю  жизнь,  это  ничего  не
изменит.
   Пол ожидал неизбежного: вот сейчас Джек скажет, что это не вернет ее,
но он так и не  произнес  этих  слов;  вероятно,  Джек  все  же  обладал
чувством такта, чтобы не говорить банальных истин.
   - Нам обоим надо понять, - продолжал Джек, - что в наше время человек
чувствует себя неполноценным, если не может открыть замок за три секунды
с помощью пластмассового календарика - любой  ребенок  с  улицы  с  этим
справляется. Знаете ли: вы статистику преступности?  Я  слышу  ее  почти
каждый день от мечущих  громы  помощников  районного  прокурора.  Каждые
двенадцать секунд в Нью-Йорке происходит нападение или  ограбление  -  в
прошлом году зарегистрировано около  семидесяти  тысяч  случаев.  Только
одного из шести виновных в серьезных преступлениях задерживает  полиция,
а из  всех  арестованных  лишь  треть  попадает  на  скамью  подсудимых.
Конечно, в делах об убийстве эта цифра значительно выше: полиция  обычно
раскрывает около восьмидесяти процентов. Но все равно в нашем  городе  в
среднем происходит около трех убийств в день. Вы, я, Кэрол и  мама,  все
мы теперь стали статистическими данными. Для вас и для  меня  это  самое
страшное, что могло произойти, а для полицейских - нечто будничное.
   Полу захотелось сказать что-нибудь язвительное.
   - Спасибо, Джек, ты меня очень утешил.
   - Простите. Я не  хотел  умничать.  Но  я  в  этом  компетентен,  мне
приходится общаться с полицией каждый день. Вам  лучше  быть  готовым  к
тому, что в этом деле больше ничего не вскроется. Вам ведь  нужно  жить,
не так ли?
   - Нет, медленно произнес Пол, - жить не обязательно.
   - Я не хочу больше ничего слышать.
   Пол встал, расплескав  содержимое  стакана  на  руку.  Его  опущенная
голова  моталась  из  стороны  в  сторону,  как  у  усталого  боксера  в
полуфинальном матче.
   - Я не думаю о самоубийстве, я не это имел  в  виду...  За  всю  свою
жизнь я никого не ударил, никогда  не  называл  черного  черномазым,  не
украл  ни  гроша.  В  свое  время  я  перечислял  деньги  многочисленным
общественным организациям" начиная с  Квартальной  ассоциации  и  кончая
Национальной ассоциацией содействия прогрессу цветного населения...
   - И за это вас отблагодарили, -  прошептал  Джек.  -  И  сделать  уже
ничего нельзя.
   - Нет, можно. Я хочу найти этих трех убийц...
   - Возможно, их  схватят.  А  возможно,  нет.  Но  если  нет,  что  вы
собираетесь делать? Отказаться  от  всех  своих  принципов?  Вступить  в
общество берчистов или в ку-клус-клан?
   - Пока не знаю, что сделаю, - уклончиво  ответил  Пол.  -  Но,  Боже,
необходимо что-то сделать.
   - Например, нанять частного сыщика? Или купить оружие и начать искать
их самому? Такое увидишь разве что по телевидению, папа.
   - Ну, все равно, этим можно чего-нибудь добиться. Может быть, частный
сыщик...
   - Частные детективы совсем не такие, какими  их  изображают  в  кино,
папа. Они годятся лишь для того, чтобы добыть улики при разводе, уберечь
фирмы  от  промышленного  шпионажа,  а  также  для  охраны  банков.   Не
существует сыщиков, расследующих убийства, а если бы они и были, то вряд
ли помогли бы полиции.
   По  крайней  мере  у  полиции  есть  все  современные  средства   для
расследования.
   - И полное безразличие.
   - Я бы этого не сказал. Помните того полицейского, который остался  с
нами в госпитале?
   Пол даже запомнил его фамилию: Джо Чарлз.
   - Он всего лишь патрульный.
   - Конечно. Но он чуткий человек. Некоторые из них  испорчены,  многим
на все наплевать, но полицейские в действительности не такие свиньи, как
думали мы в колледже.
   - Но что это меняет?.. Убийцы могут и не предстать перед судом.
   - Перед судом? Или вы подразумеваете месть?
   - Не все ли равно, как называть?
   Джек покачал головой.
   - Ни вы, ни  я  никогда  не  сможем  ничего  сделать.  Мы  не  сможем
отправиться на улицу и отыскать этих убийц. Мы даже  не  знаем,  с  чего
начать.
   - Выходит, нам нужно  просто  забыть  обо  всем.  Лечь  в  постель  и
натянуть простыню на голову.
   - Или писать письма в журнал "Тайме".
   Пол удивленно посмотрел на него: такого  сарказма  он  не  ожидал  от
Джека.
   - Думаю, ты прав, - согласился Пол.
   - Возможно, нам придется смириться с этим, папа.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0825 сек.