Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Карл-Хайнц Тушель. - Неприметный мистер Макхайн

Скачать Карл-Хайнц Тушель. - Неприметный мистер Макхайн

   Генри Уилкинс, двадцатипятилетний  репортер  уголовной  хроники  газеты
"Мидлтон Стар", худощавый верзила с пористым лицом, бездельничал в седьмом
полицейском участке в надежде  на  какую-нибудь  сенсацию,  которая  может
обернуться для него звонкой монетой. Ему нравилось сидеть вот тут и  ждать
происшествий. В рамках своей профессии Генри Уилкинс был вполне приличным,
хотя  и  не  совсем  удачливым,  но  на  редкость  проницательным  молодым
журналистом. Опытные волки криминалистики пусть и не  всегда  хвалили  его
репортажи, но часто прислушивались к его  мнению.  Ну,  а  если  уж  Генри
Уилкинс сидел тут и делал свое дело, то все, что вокруг него  происходило,
он схватывал на лету, и коли что-то  намечалось  этакое,  он  тут  же  был
начеку, как и сейчас, когда дежуривший сержант  снял  трубку  зазвонившего
телефона и шепнул своему коллеге:
   - Дядя Сэм. Интересно, чего он хочет...
   Репортер, конечно, мгновенно вспомнил про ограбление банка и  навострил
уши. С годами он развил в себе  почти  невероятное  искусство  слышать  на
расстоянии голос в телефонной трубке.
   - О ком? Баткинсе? Баткинс, Джеремия Джошуа. А-а, так это тот  чокнутый
профессор!..
   - Почему "чокнутый"? - спросила телефонная трубка.
   - Да ведь это он устроил из своего дома крепость, почти атомный бункер.
И вообще чудак, богат, как Дюпон, и холост. А что с ним, сэр?
   Из ответа репортер понял только, что лейтенант интересуется профессором
исключительно по личным  соображениям,  и  это,  разумеется,  удвоило  его
внимание.
   - Баткинс... Постойте, сэр, что-то было... А,  да!  Позавчера  позвонил
один, тоже профессор - у нас ведь тут живет целая куча  этих  яйцеголовых!
Так вот, этот спрашивал совета, что ему делать:  Баткинс,  видите  ли,  не
явился к нему на еженедельный шахматный вечер. Чушь какая-то! В  общем,  я
ему ответил, что ничем не можем помочь - у нас никто не играет в шахматы!
   На сей раз репортер не уловил реакцию лейтенанта, однако из полученного
ответа все стало ясно.
   - Кто звонил? Минутку, я посмотрю. Вот: Чарльз Гарденер, Ричмонд-стрит,
сорок два. Это все? Рад, что был вам полезен, сэр!
   - Ну что же, ребятки, пожалуй, сегодня уже ничего не будет, - потянулся
репортер и поплелся из комнаты.
   Однако, выйдя за дверь, он быстрыми шагами направился к  машине.  Генри
прекрасно знал "дядю Сэма": только что-то небывало важное могло  задержать
этого человека в бюро в такой час, а если он  к  тому  же  утверждал,  что
звонил всего  лишь  по  личным  мотивам,  то  где-то  тут  была  запрятана
грандиозная ложь.


   Сэму Мэттисону  не  стоило  большого  труда  выяснить,  кто  из  людей,
упомянутых в записке директора банка, помимо  Баткинса,  еще  проживает  в
городе. Их оказалось двое, и в том числе упоминавшийся  уже  Гарденер.  Он
обзвонил участки и после справки из седьмого района  немедленно  выехал  к
этому Чарльзу Гарденеру.
   Окна были освещены, значит, кто-то был дома.  Сэм  вышел  из  машины  и
позвонил. Открыл ему седовласый,  тщедушной  внешности  старик.  Лейтенант
предъявил удостоверение, и хозяин пригласил его войти.
   Они пришли в комнату, где, к досаде Мэттисона,  кроме  столика  и  двух
кресел был только письменный стол, а вокруг, по стенам  -  книжные  полки.
Единственное место в комнате, свободное от  книг,  было  занято  портретом
дружелюбно глядящего старика с растрепанными белыми патлами.
   - Ваш отец? - спросил Сэм Мэттисон, кивнув на старика.
   Хозяин вежливо улыбнулся.
   - В известном смысле да,  -  ответил  он,  тактично  умолчав,  что  это
Альберт Эйнштейн. - Хотите выпить чего-нибудь? Чай, кофе или виски?
   - Что вы знаете о Баткинсе? - спросил лейтенант, оставив  без  внимания
вопрос хозяина.
   - Завтра я так или иначе снова обратился бы в  полицию,  -  невозмутимо
вежливо сказал на это владелец виллы, - хотя бесстыдный ответ,  полученный
мной по телефону из полицейского участка, не назовешь обнадеживающим.  Это
мистер Мэттисон из уголовной полиции,  Джейн,  -  повернулся  он  к  жене,
которая в эту минуту вошла с подносом в руках. - Моя жена.
   Лейтенант кивнул.
   - На случай, если вы меня не до конца поняли: я спешу! - сказал  он.  -
Итак, что же с Баткинсом?
   Джейн Гарденер вопросительно поглядела  на  мужа.  Он  слегка  наклонил
голову, и она принялась сервировать стол для кофе.
   - Я вполне отдаю себе отчет, - спокойно начал Чарльз  Гарденер,  -  что
вежливость в вашей работе излишня, а иногда просто  вредна,  но  здесь  вы
имеете дело не с гангстерами, а с нормальными налогоплательщиками. И вы не
откажетесь выпить чашку кофе с человеком, относящимся с полной симпатией к
вашей борьбе с преступностью. Тем паче, что история Джима Баткинса так или
иначе отнимет некоторое время.
   Сэм Мэттисон смутился.  Он  ждал  протеста,  страха  или  оскорбленного
выражения лица, но против такой отточенной вежливости он был безоружен.
   - Ну, если вы так хотите - хорошо.  Я  не  собирался  вас  обидеть.  За
последнее время случилась масса происшествий. И в связи  с  одним  из  них
всплыло имя Баткинса. Это  единственная  отправная  точка,  которой  мы  в
настоящее время располагаем. И нам бы не  хотелось,  чтобы  случилось  еще
большее несчастье.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1118 сек.