Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Карл-Хайнц Тушель. - Неприметный мистер Макхайн

Скачать Карл-Хайнц Тушель. - Неприметный мистер Макхайн

   - Я далек от мысли обижаться  на  вас.  Итак,  дело  с  Джимми  обстоит
следующим образом. Вот уже восемь лет я в отставке.  Он  прекратил  работу
тоже в это время, хотя на двенадцать лет моложе меня. С  финансовой  точки
зрения он мог себе это позволить. Кстати, перебивайте меня, если  захотите
что-нибудь спросить. Итак, это произошло восемь лет назад.  И  с  тех  пор
каждый вторник вечером  он  приходил,  чтобы  сыграть  со  мной  партию  в
шахматы. Летом или зимой точно в девятнадцать часов и всегда  только  одну
партию. Этим удовлетворялась его потребность в общении. В прошлый  вторник
он не пришел. А мы с Джейн были единственными людьми, с которыми  он  имел
контакт.
   - Подождите: почему "были"? - удивился лейтенант.
   - Потому что я убежден, что он мертв.
   - А вы не пробовали до него дозвониться?
   Чарльз Гарденер покачал головой.
   - Позвонить ему нельзя, у него нет телефона.
   - Ну так навестили бы его, черт возьми!
   - Его и посетить невозможно.  У  него  нет  звонка,  и  никаким  другим
способом вы не известите его о своем приходе. Представьте  себе,  что  его
дом - это сейф. С комбинацией цифр, которая открывает  дверной  замок.  Он
был немного капризным, добряк Джимми.
   - Да откуда вы взяли, что его нет в живых?
   Чарльз Гарденер протянул лейтенанту листок почтовой бумаги.
   - Это мы получили несколько часов назад.
   На листке были наклеены вырезанные из газеты буквы:

   ДЖЕРЕМИЯ БАТКИНС МЕРТВ
   ПИСЬМО ПОМОЖЕТ ВАМ ВОЙТИ В ДОМ
   КОЛИЧЕСТВО СЛОВ К ДАТЕ

   Сэм Мэттисон поднялся.
   - Тогда туда, и быстрее! - сказал он энергично.
   - Уже темно.  Вряд  ли  сейчас  имеет  смысл,  -  нерешительно  ответил
Гарденер. - Но если вы так считаете, то, пожалуй, это  лучше,  чем  вообще
ничего не предпринимать!
   В машине Сэм Мэттисон узнал подробности об  ученом  Джеремии  Баткинсе.
Разочаровавшись в  обществе,  его  породившем,  в  том,  какое  применение
получает итог работы ученых, он ушел из "Физикл Ризерч  Лэборэтори".  Этот
небезызвестный  физик,  обладавший  приличным  состоянием,  превратился  в
своего рода отшельника. Он построил себе дом из бетона и стали, собственно
говоря крепость, почти атомную, в которую с момента окончания постройки не
входил ни один человек. Чарльз Гарденер рассказал,  что  Баткинс  презирал
мир в целом, и всех американцев в особенности. У него, Гарденера,  Баткинс
вызывал в первую очередь чувство сострадания, в то время как  сам  Баткинс
нуждался в Гарденере лишь как в партнере по шахматной игре и  своеобразном
собеседнике. Без этой отдушины  Баткинс  просто  задохнулся  бы  от  своей
язвительности. Вероятно, никто не смог бы резче и  беспощаднее  обрушиться
на обстановку в США и ее политику, чем это делал в последние годы он  сам.
Гарденер боялся, что простодушному  криминалисту  показался  бы  в  высшей
степени подозрительным не только автор таких комментариев, но и  тот,  кто
их передает. - Впрочем, полицейскому можно этого и  не  говорить.  Незачем
ему знать такие подробности.
   - Значит, вы считаете, что нелегко будет проникнуть вовнутрь? - перебил
Сэм Мэттисон мысли Гарденера.
   - Нелегко - да, но, располагая письмом, не невозможно.
   - За всю  свою  жизнь  я  не  слыхал  о  такой  глупости,  -  проворчал
недовольный лейтенант. - Сейф в качестве квартиры!
   Про себя он подумал: "Ну, что ж, посмотрим, обычно они выдумщики -  все
эти интеллигенты, а в конце концов оказывается что-нибудь заурядное.  Если
только эта история не связана с банковским делом, иначе все запутается еще
больше".
   Дом, перед которым они затормозили, выглядел в  свете  фар  как  вилла,
построенная с размахом.
   - У меня было другое представление после ваших рассказов, - заметил Сэм
Мэттисон.
   - Окна фальшивые, - пояснил Гарденер.
   Они вышли из машины и подошли к входу.
   - Совсем обыкновенная дверь! - сказал лейтенант и взялся за ручку.
   - Видите там десять кнопок? - возразил было Гарденер, но лейтенант  уже
надавил на ручку и открыл дверь.
   "Ну вот, - подумал Сэм. - Ох, уж  эти  мне  фантазеры!  Хотя,  впрочем,
дверь действительно словно от сейфа".
   Он сделал шаг внутрь.
   - Здесь есть выключатель? - спросил он Чарльза Гарденера.
   - Я ведь тоже еще не был внутри!
   - Останьтесь в дверях, я принесу из машины фонарь!
   Чарльз   Гарденер    почувствовал    тошнотворно    приторный    запах,
накатывающийся на  него  из  глубины  помещения.  Появившийся  около  него
лейтенант с фонарем тоже стал принюхиваться.
   - Трупный запах! - констатировал он и направил луч света вдоль стены.
   Они увидели пустой узкий коридор, который в отдалении нескольких метров
сворачивал в сторону.
   - Идемте! - сказал лейтенант и двинулся вперед.
   Гарденеру ничего не оставалось, как последовать за  ним.  За  поворотом
коридор привел их в просторную комнату  наподобие  гостиной.  Узкий  конус
света от фонаря рыскал по сторонам, выхватывая  из  темноты  то  шкаф,  то
замысловатую полку на стене. Каждый из  вошедших  видел  сначала  то,  что
соответствовало его профессии и опыту.
   - Распределительный щит! - воскликнул Гарденер, но лейтенант совсем  не
слышал его.
   Он обогнул кресла и остановился как вкопанный. Чарльз подошел к нему  -
и тут же с содроганием отвернулся: здесь  лежал  а  скрюченной  позе  Джим
Баткинс, вид которого был ужасен.
   - По меньшей мере десять дней уже...  -  пробормотал  Сэм  Мэттисон.  -
Неужели в этом проклятом бункере нельзя включить свет?
   - Посветите-ка влево, туда, - сказал Гарденер и, когда луч нащупал щит,
объяснил: - Здесь рубильник,  как  было  принято  раньше  в  лабораториях,
сейчас это уже анахронизм.
   - Включайте же! - воскликнул Мэттисон.
   Вспыхнул свет, что-то зажужжало, и откуда-то вдруг  донесся  сдавленный
возглас - лейтенант повернулся и секунду спустя держал в руке револьвер.
   - Руки вверх, выходи! Только без глупостей! - крикнул он угрожающе.
   В проходе показалась высоченная фигура.
   - Не пугайтесь, я стреляю в лучшем случае камерой...
   Лейтенант спрятал револьвер.
   - Послушайте, Уилкинс,  вам  не  сносить  головы!  Ей-богу,  с  прессой
столько  же  мороки,  сколько  с  этой  интеллигенцией!  -  Он  кивнул  на
бездыханного Баткинса.
   - Я в нерешительности стоял у входа, но тут зажегся свет, и дверь  меня
просто толкнула вовнутрь, - оправдывался репортер.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0457 сек.