Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Карл-Хайнц Тушель. - Неприметный мистер Макхайн

Скачать Карл-Хайнц Тушель. - Неприметный мистер Макхайн

   - Но тогда он должен быть еще здесь! - вскочил Уилкинс. - Мы должны тут
все обыскать!
   - А кто, - спросил без малейших  признаков  волнения  Гарденер,  -  кто
выключил свет?
   Лейтенант и репортер недоуменно смотрели на него.
   - Скорее всего, дело обстоит так, - медленно  объяснял  ученый,  -  что
дверь не отпирается и не запирается, пока  отключен  ток.  Таким  образом,
Джим Баткинс не мог выключить ток, прежде чем уйти, иначе он не вошел  бы.
В то же время, когда он отпирал дверь, ток еще должен был быть включенным,
иначе он не смог бы ее отпереть, - это уже доказал мистер Уилкинс.  Кто-то
должен был отключить свет именно в тот  момент,  когда  Джим  Баткинс  уже
открыл дверь. Кстати, в этом и объяснение, что Баткинс со страху не  нашел
рубильника и перепутал направление. Но кто это был?
   - А здесь действительно только один вход?
   - Конечно, этот факт был даже предметом гордости Баткинса.  К  тому  же
пришло это письмо. Кто-то ведь отправил его.
   - Что за письмо? - спросил с любопытством репортер.
   Гарденер молча протянул ему конверт, полученный им сегодня пополудни.
   Лейтенант тупо размышлял. Его безмерно бесило то, что он здесь протирал
штаны, как школьник, в то время как, возможно, в каком-нибудь ящике  шкафа
в этом доме лежат спрятанные вещи, которыми директор  банковского  филиала
мог бы заинтересоваться больше, чем самим вымогателем. Нет,  хватит!  Пора
действовать!
   Он встал, не зная, с какой из дверей лучше начать. Но тут ему бросилось
в глаза, что двери не имели ни ручек, ни замков. Когда он,  не  раздумывая
больше, подошел вплотную к  одной  из  них,  она  сама  беззвучно  ушла  в
стену...
   За дверью они обнаружили чисто  прибранные,  уютные  и  комфортабельные
жилые помещения: кухню, спальню -  лишь  с  одной  кроватью,  как  отметил
лейтенант, - и жилую комнату. В этой последней Гарденер  сделал  открытие,
очень его удивившее. На столике рядом с  креслом-качалкой  валялась  целая
куча уголовных и бульварных романов дешевого сорта, а напротив  кресла,  в
отдалении, стоял телевизор. Это  поистине  совершенно  не  соответствовало
образу человека, с которым был знаком  Чарльз  Гарденер,  и  противоречило
всему, что когда-либо говорил о таких вещах покойный.
   Из гостиной они попали в настоящую анфиладу  лабораторий  и  мастерских
небольшого размера,  один  вид  которых  привел  Гарденера  в  упоительный
восторг.  Лейтенанту  и  репортеру  эти  приборы  и  машины,  механизмы  и
приспособления ни о чем не говорили,  зато  старого  ученого  не  покидало
чувство изумления, к которому примешивалась  обычная  зависть,  -  у  него
просто руки чесались от желания поработать со всеми этими  современнейшими
приборами. По оборудованию лабораторий он заключил, что в последнее  время
Джим Баткинс должен был заниматься без малого дюжиной областей науки, и он
задал себе вопрос, не было ли это нечто большее,  чем  баловство,  физика,
химия,   физиология,   биохимия,   бионика,   физика    высоких    частот,
электронно-вычислительная техника - как мог одиночка успешно  работать  во
всех этих отраслях, где и поныне  еще  малейший  прогресс  в  какой-нибудь
частичной проблеме был немыслим без совместных усилий целой группы ученых?
   - Да пойдемте же, - настаивал  лейтенант,  -  это,  возможно,  и  очень
интересно для вас, но сейчас нам ничем не поможет!
   Следующая дверь, открывшаяся перед ними, привела их в рабочий  кабинет,
выполненный с геометрическим изяществом. Все  здесь  в  изогнутых  линиях,
поверхностях и объемах  напоминало  о  математических  функциях.  Конечно,
опять лишь Чарльз Гарденер смог  оценить  это  по  достоинству,  но  и  на
остальных, кажется, увиденное произвело впечатление.
   - Вероятно, хозяин враждебно относился к жизни? -  спросил  недоверчиво
репортер. - Видно даже по мелочам.
   - Не к жизни, скорее - к людям! - пожал плечами Гарденер.
   Лейтенант не участвовал в разговоре. Он подошел к письменному  столу  и
вынул из ящика для бумаг записку.
   - Что это такое? - спросил он и  подал  бумагу  Гарденеру.  Там  стояло
только несколько букв: "ENIHCM".
   Ученый долго созерцал их. Потом признался:
   - Не знаю. Это не формула, но и  не  сокращение,  по  крайней  мере  из
известных мне. Шифр? Не думаю. Он бы запрятал его во что-нибудь  реальное,
но не вызывающее подозрений.
   Гарденер положил  записку  в  карман.  Лейтенант  хотел  возразить,  но
передумал. Где-то здесь могли находиться бумаги,  которые  так  беспокоили
директора банка. Сейфа нигде не было, он бы бросился ему в глаза. Да  и  к
чему он, раз весь дом - сейф. Если такие бумаги вообще были... Он  сел  за
письменный стол и невольно провел рукой по ребру крышки. Справа и слева от
него бесшумно открылись ящики.
   - Мне скоро жутко станет от этой идиотской автоматики! -  ругнулся  он,
потом, изумленный, полез в один из ящиков, вытащил оттуда целую гору  книг
того же сорта, что и в жилой комнате, и вывалил их на стол. -  И  все  это
ради такого дерьма!
   Здесь, в этом  царстве  техники,  даже  лейтенант  уловил  неуместность
подобной макулатуры.
   - А тут что? -  он  вынул  книги  из  другого  ящика.  -  "Грамматика",
"Словарь", учебник по лексике... - Бумаг, которые он искал, явно не было.
   - Во всяком случае,  хозяин  дома  был  с  причудами!  -  констатировал
репортер, но Гарденер, которому адресовалось это замечание,  едва  ли  его
расслышал.  Ему  вдруг  вспомнилось  одно  совершенно  абсурдное,  глупое,
ненавистническое пари, которое ему однажды предложил Баткинс...
   - Ну, что? Что вы так уставились на "Грамматику"? - спросил  лейтенант.
- Что-нибудь пришло на ум?
   - Да, - сказал Гарденер. - Я думаю, мы можем прекратить обход!
   Через обширную библиотеку,  заполнявшую,  по  оценке  репортера,  целую
стену здания, они вернулись в гостиную.
   - Ну, начинайте! - сказал Мэттисон, когда они уселись.
   - Покойный  мне  однажды  предложил  пари  -  несерьезное,  только  для
красного словца, по крайней мере тогда я  думал  так,  да  и  нельзя  было
воспринимать его серьезно. Мы говорили об образовании. Баткинс заявил, что
наше американское общество образованно ровно настолько, что любому дикарю,
никогда  не  покидавшему  свой  атолл  в  южных  морях,  достаточно  всего
четырнадцать дней  посмотреть  наши  телевизионные  программы  и  почитать
бульварные журналы и издания, чтобы стать "социально зрелым" человеком...
   - Как сюжет - красиво! - сказал репортер. - Представьте: дикарь, только
что натаскан, не знает цену  деньгам  -  природное  стремление  к  свободе
позволяет ему убегать прежде, чем его...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.2486 сек.