Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

С. О. РОКДЕВЯТЫЙ - ЗВИРЬМАРИЛЛИОН

Скачать С. О. РОКДЕВЯТЫЙ - ЗВИРЬМАРИЛЛИОН

                        О ТУОРЕ И ПАДЕНИИ ГОНДОЛИНА

     Злобные несчастья преследовали всю Хуринско-Туринскую  родню,  но  за
всех отыгрался Туор, двоюродный брат Турина, хотя и его жизнь складывалась
поначалу весьма обыденно: в юности он три года пахал в рабстве у нехороших
людей, но потом сбежал и занялся мелкой партизанщиной. И остался  бы  Туор
рядовым героем, но случилось так, что повелитель вод Ульмо решил  вплотную
заняться Средиземьем: слишком часто стали плеваться в светлые струи ручьев
грязные орки,  а  поскольку  ручьи  тоже  были  Ульмовым  воплощением,  то
понятно, что такие дела ему в конце  концов  надоели.  В  качестве  орудия
своего замысла Ульмо выбрал Туора - иметь дело  с  эльфами  ему  уже  тоже
надоело. И вот Ульмо заставил Туора уйти с партизанской  тропы,  добраться
до моря и навеки полюбить эти  синие  просторы,  в  надежде,  что  Туор  в
благодарность за экскурсию,  не  мешкая,  примется  за  дело.  Но  молодой
человек поначалу  ожиданий  не  оправдал.  Он  поселился  на  побережье  и
предался лени и  безделью,  так  что  пришлось  послать  семерых  огромных
лебедей, летящих с юга. Увидев их, Туор сразу понял это как знак: дескать,
он долго медлил, что делает честь его понятливости - кто другой бы  мог  и
не догадаться.
     Так Туор пришел в покинутые залы первого города Тургона, и нашел  там
его меч, кольчугу и щит с личным номером. Туор их надел и  вышел  опять  к
морю. Там, среди восьмибалльного волнения, раздался  величественный  голос
повелителя вод. Инструкции были краткими: добраться до Гондолина, а дальше
все само собой пойдет. Туор было застремался, и Ульмо дал ему в провожатые
эльфа-моряка, последнего из пытавшихся доплыть на Запад. По такому  случаю
Ульмо не стал его окончательно топить, и  моряк  преисполнился  изумления.
Без приключений довел он Туора до Гондолина, а уж там его встретили как  и
полагается - по одежке. Звенели трубы,  били  барабаны,  эльфиянки  делали
нарочито скучающие лица, но самую кислую гримасу  состроила,  конечно  же,
Идриль, дочь Тургона.
     Туор стоял перед королем как болванчик, лишь раскрывая рот, а говорил
за него опять же Ульмо. Сказано было, что близок Час, и что пора уходить к
морю, каковое всегда было последней надеждой эльфов.  Но  за  долгие  годы
самовластного и никем не контролируемого руководства  Тургон  разболтался.
"Близок час, близок час... - думал он. - Времени только полдевятого. Знаем
мы, какая там надежда, в море-то. Этот старый водяной одних наших  сколько
перетопил, не говоря уж о прочих недоделанных. И  вообще,  какого  орка  я
буду верить этому смертному, запакованному в мои же доспехи?"
     И решил Тургон никуда не уходить, а  вместо  этого  поручил  Маэглину
составить план-график мероприятий по  дальнейшему  повышению  и  всеобщему
укреплению  бдительности  и  политической  грамотности.  Туор  остался   в
Гондолине, и, действительно, все пошло  само  собой,  но  в  немного  ином
направлении,  чем  хотелось  Ульмо.  Несмотря  на  то,  что  с  лесами  на
территории Гондолина было напряженно, Туор  и  Идриль  все  же  ухитрились
где-то  побродить,  и  весной   следующего   года   родился   их   сын   -
Эрендил-полуэльф. Тургон оказался значительно умнее Тингола и не  стал  по
этому поводу закатывать истерик или требовать невыполнимых  клятв.  Однако
смуглый Маэглин, который все прошедшие столетия безнадежно сох по  Идриль,
созерцая счастливое семейство, окончательно почернел от  злости,  и  решил
сыграть в Мальчиша-Плохиша. Пошел он заниматься горнорудным  промыслом,  и
засевши в шахте, дождался, пока его не возьмут в плен  орки.  Под  страхом
пыток радостно выдал он город Гондолин со всеми потрохами, после чего  был
сразу же отпущен и доставлен обратно в шахту с нижайшей просьбой пока  что
помалкивать о приключении.
     Семь  лет  готовился  Моргот  расправиться  с  остатками  нольдора  в
Средиземье, а, подготовившись, таки и расправился. В процессе общей  резни
эпизодами  прошло  несколько  мелких  резнюшек,  в  одной  из  которых,  в
частности, Туор ликвидировал Маэглина, еще раз таким образом доказав,  что
люди в разрешении конфликтных ситуаций всегда более конструктивны,  нежели
эльфы.
     После этого Туор вывел остатки гондолинцев через  аварийный  тоннель,
такой же, как когда-то Саурон построил в  Ангбанде,  но  Моргот  предвидел
возможность плагиата со своих идей. На выходе  отряд  Туора  был  встречен
злыми криками орков и дружелюбной улыбкой Барлога. И была  бы  гондолинцам
тут  окончательная  хана,  если  бы  не  свалившаяся  буквально   с   неба
авиационная поддержка в лице орла  Торондора  с  подчиненными.  Орки  были
перебиты, а о том, куда делся барлог, в легендах не говорится  -  возможно
среди   Страйк   Иглов   и   Файтинг   Фалконов   затесался   таганрогский
Альбатрос-А-40 в противопожарном варианте.
     И тогда увел Туор свою команду на берег моря,  и  соединились  они  с
отрядом Эльвинг, который  уже  окопался  в  тех  краях  -  особенно  тесно
соединилась сама Эльвинг с Эрендилом. Для пущей официальности  был  избран
очередной верховный король - Гил-Гэлад Фингонович, но Морготу на это было,
в общем-то, уже наплевать. Верховный король, королевствующий над  от  силы
четырьмя тысячами народу, его заботил не больше,  чем  какой-нибудь  лидер
народного фронта освобождения Бурунди заботит президента США. Но  коварный
враг просчитался. Живя на побережье, эльфы вновь мозолили глаза Ульмо.  Он
мог, конечно, организовать цунами и  затопить  их  всех  разом,  но  тогда
оставался открытым вопрос с орками, плюющими в лицо Ульмовым  воплощениям,
и поэтому повелитель вод отправился в Валинор. Там он принялся говорить  о
нуждах эльфов, и о том, что нужно их запихнуть обратно к ногам великих,  а
Моргота изничтожить, и тогда исполнится предначертание,  а  заодно  и  он,
Ульмо, будет доволен. Но Манве как всегда начал мяться, жаловаться на  то,
что клятва Феанора ему неподвластна, и  на  этот  раз  Ульмовские  маневры
кончились вроде бы ничем, но знающие верховного короля валар окончательных
выводов не делали, памятуя, что Манве  всегда  долго  раскачивается  перед
тем, чтобы что-то сделать, или не сделать.
     А Туор же почувствовал, что стареет, построил корабль и поплыл на нем
со женою своя нафиг, и говорят, что там ему сделали хирургическую операцию
по  изменению  расы,  причислили  к  светлым  эльфам  и  предоставили  все
связанные с этим льготы. Вот как, оказывается, полезно  вовремя  попасться
под руку кому-нибудь из великих в нужное время в нужном месте.

 

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0654 сек.