Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Юмор

С. О. РОКДЕВЯТЫЙ - ЗВИРЬМАРИЛЛИОН

Скачать С. О. РОКДЕВЯТЫЙ - ЗВИРЬМАРИЛЛИОН

                              БЕГСТВО НОЛЬДОРА


                                                   Сказал бог: "Прокляну!"
                                                   И проклял...

     Неожиданно в городе появился Феанор и  призвал  всех  прийти  к  дому
короля. Конечно, валар могли бы это пресечь, тем более что срок у него еще
не кончился, и формальный повод для ареста имелся, но времена были уже  не
те, и поэтому митинг был начат быстро и без помех.
     Свирепыми и ужасными были его слова, полными ярости и гордыни. Слушая
их, нольдорцы в  возбуждении  своем  дошли  до  безумия,  и  каждую  фразу
встречали восторженным ревом, в котором смешивалось: "Да  здравствует  наш
дорогой вождь и учитель товарищ Феанор", "Хайль" и "Нех жие!".
     - Так называемые валары, - надсаживался он в мегафон, - довели страну
до развала! (Аплодисменты). Их преступная беспечность по вопросам  обороны
лишила  жизни  моего  отца,  имущества  меня,  лишила  света   весь   мир.
(Аплодисменты, крики: "Долой", скандирование:  "Моргот,  Манд`ос  -  едино
пес"). Но они не смогли лишить нольдор самого главного  -  они  не  смогли
лишить вас великого короля, которым теперь по праву буду я! (Аплодисменты,
переходящие в овацию. Все, кто еще не стоят, встают.  Выкрики:  "Три  года
упорного труда и десять тысяч лет великого  счастья!",  "Планы  Феанора  -
планы народа!", "Чем  больше  мы  будем  работать,  тем  больше  мы  будем
есть!"). Поэтому я говорю - месть Морготу, и презрение  его  родичам.  Нас
ждут новые жизненные пространства  на  востоке,  на  которых  валар  хотят
поселить какую-то неполноценную расу  смертных.  (Шум,  отдельные  голоса:
"Предательство", "А как же мы?"). Не знаю, какие планы были у валар, а мы,
эльфы, по своей врожденной доброте и благородству даже  для  неполноценной
смертной расы сумеем обеспечить полноценную жизнь и  смерть  в  специально
отведенных местах. А Моргота я уже один раз вынес на пинках,  а  теперь  и
вовсе убью. Во славу  Илюватара!!!  (Гром  рукоплесканий,  в  котором  еле
слышно скандирование: "Эру, Нольдорцы, Фе-а-нор!").
     И под красными  знаменами  произнес  Феанор  ужасную  клятву,  и  его
сыновья клялись вместе с ним.  Поклялись  они  ненавидеть  и  преследовать
любое существо, которое завладеет сильмарилями, без различия  политической
и расовой принадлежности.
     Против Феанора попытался выступить  Фингольфин,  которому  исполнение
королевских обязанностей еще не наскучило. Он попробовал призвать  нольдор
не делать глупостей, справедливо полагая, что, оставшись здесь, при помощи
валар еще можно будет каким-нибудь образом убрать Феанора со  сцены,  а  в
Средиземье, где опора только на  собственные  силы,  скорее  всего  Феанор
уберет его самого. Но эта попытка успеха не имела, и Фингольфину  с  сыном
чуть было не намяли бока, приговаривая,  что  из  Фингольфина  очень  даже
просто может получиться  Фингалфин.  Благоразумный  Финарфин  после  этого
посоветовал утихнуть и действовать  пока  негласно.  Сам  он  и  вовсе  не
выступал, памятуя, что Фонарьфин Фингалфина  немногим  лучше.  Однако  его
дочь Галадриэль, хоть и не клялась ни в чем, тоже была за исход -  ей  уже
виделось свое собственное королевство, ну в крайнем случае  герцогство  на
новых землях. Это внесло еще больший раскол в многочисленную  родню,  и  в
конце концов Феанор склонил нольдорцев к походу.
     Валар хранили молчание: Манве решил, что удерживать их себе дороже, а
для эстетики и дизайна тронов вполне хватало и ваньяр.
     Однако  к  началу  переселения  агенты  Фингольфина  успели  провести
немалую работу, и поэтому движение начали  две  отдельные  группы  -  одна
поддерживала Феанора, а другая состояла из партии Фингольфина-Финарфина.
     Впрочем, ушел все же не весь нольдор.  Процентов  десять  отказались,
причем все как один исключительно из любви к  Валинору,  а  не  из  страха
перед опасностями.
     Когда Феанор вышел из  ворот  города,  прибежал  наконец-то  посланец
Манве и сказал речь в том смысле, что  валар,  конечно,  никого  не  хотят
запугивать, но, тем не менее, уходить настойчиво не рекомендуют. Тем более
что Мелькор - он, конечно, не валар, потому что сволочь,  но  в  остальном
точь-в-точь такой же, и бороться с ним будет немножко сложно.
     Но Феанор ответил набором лозунгов про все те же годы упорного  труда
и века великого счастья. И добавил:
     - Скажи этому Манве, что если Феанор Моргота и не свергнет,  он  хоть
не будет праздно сидеть в печали, а будет воевать до последней капли крови
своего народа. Вы меня еще не знаете! Вы меня знаете с хорошей стороны, но
вы меня узнаете и с плохой стороны. Придут валар ко мне проситься, я их на
порог не пущу!
     Ошарашенный такой наглостью, посол Манве сделал шаг назад, споткнулся
и упал.  Нольдорцы  решили,  что  это  раболепный  поклон  и  окончательно
поверили в Феанора. А позади плелись фингольфинцы, и  среди  них  не  было
такого обожания вождя, потому что с  одной  стороны  его  братья  всячески
интриговали против похода, а  с  другой  стороны  молодые  и  честолюбивые
сыновья пытались часть народного энтузиазма направить на себя.
     Добравшись до побережья, Феанор попытался склонить  на  свою  сторону
телери, надеясь убить таким образом двух зайцев  -  приобрести  корабли  и
ослабить Валинор. Телери оказались в сложном положении - спереди Феанор  с
войском, а сзади валары с могуществом. Несчастные телери растерялись и  не
придумали ничего лучшего,  чем  взяться  уговаривать  Феанора  "не  делать
этого" - чего  "этого",  они  и  сами  не  очень  понимали.  Но  нормально
разговаривать с Феанором было уже бесполезно и опасно, как с любым  другим
шизофреником.
     Не вслушиваясь в слова о братской любви и  традициях  добрососедства,
Феанор понял главное - кораблей ему никто не даст, и  вместо  двух  зайцев
теперь придется убивать эльфов, причем в количествах  гораздо  больших.  И
обнажились тогда мечи, и  началась  кровавая  битва.  Резня  шла  по  всей
округе, а подоспевшие великодушный  Фингольфин  и  благоразумный  Финарфин
ударили телерям с тыла  и  довели  дело  до  логического  конца,  ибо  все
нольдорцы как-то сами собой вдруг стали свирепыми  и  ужасными.  Переправа
началась, но не сразу, ибо сначала нольдорцам пришлось выслушать  Мандоса,
который все-таки пришел сказать пару ласковых проклятий на прощание:
     - Алло, ребята! Хотите прорицание? Ни хрена у вас  там  в  Средиземье
путного не выйдет! Вас будут резать враги, друзья и  все  остальные.  Кого
порезать не успеют, тот сам с горя повесится, и ваши души попадут к мне, и
я уж о них позабочусь... А те, кто останутся в живых, позавидуют  мертвым.
Впрочем, кто не клялся - может еще  вернуться  и  попросить  прощения.  Да
здравствует Эру!
     Свирепые и ужасные нольдорцы задрожали, некоторые упали в обморок. Но
Феанор не растерялся:
     - Кто согласится остаться - трус и предатель, и будет  расстрелян  на
месте. Но силой я никого не держу, желающие могут сделать шаг вперед.  Нет
желающих? Прекрасно. Во славу Илюватара... к погрузке... марш!
     Но благоразумный Финарфин сумел  поотстать  и,  пока  Феанор  говорил
гневные слова, во главе своего отряда в предельном темпе двигался обратно.
Валар закрыли глаза на  их  участие  в  резне  у  верфей,  тем  более  что
сокращение числа телери ими как  большая  трагедия  не  воспринималось,  и
усадили Финарфина у тронов великих вновь. Феанор,  узнав  об  этом,  думал
было Финарфина проклясть, но за делами как-то забылось. А  дел  было  выше
крыши: на взятые с боем корабли помещалось не все  войско,  а  идти  через
полюс не хотелось даже самым фанатичным.  Нефанатичные  же  давно  поняли,
какого дурака сваляли, а в команде Фингольфина  Феанора  вообще  прокляли.
Феанор взял это себе на  заметку  и  со  своим  отрядом  попросту  сел  на
корабли, и отправился, не попрощавшись, оставив  фингольфинцев  проклинать
его и дальше. Высадившись на берег, он отдал приказ корабли сжечь, сказав:
     - Баба с возу - кобыле легче. От братьев все  равно  толку  не  было.
Великодушный Фингольфин же, увидев столбы дыма и поняв, что  его  предали,
несколько подвинулся в уме. Вместо  того,  чтобы  облегченно  вздохнуть  и
повернуть обратно в Валинор, он повел своих сподвижников именно туда, куда
они меньше всего хотели идти - в Средиземье через Северный полюс. И как ни
странно, по ходу этого путешествия несчастные эльфы злились  исключительно
на  Феанора,  который  был  уже  почти  не  причем,   а   непосредственный
руководитель Фингольфин не получил и сотой доли тех проклятий.

 

  





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0539 сек.