Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Север ГАНСОВСКИЙ - ВИНСЕНТ ВАН ГОГ

Скачать Север ГАНСОВСКИЙ - ВИНСЕНТ ВАН ГОГ

   В  общем-то,  все было мне привычно. Без особых волнений возник со своим
    багажом  ночью  на  бульваре,  при  мне отлично сфабрикованный паспорт с
    несколькими  заграничными  визами.  Поехал  на  вокзал,  взял  билет  до
    Брюсселя.  Оттуда  перекочевал  в  Роттердам,  пароходом  в  Лондон,  из
    Лондона  в  Гамбург,  Кельн,  Лозанну,  опять в Париж. Мотался по Европе
    больше  двадцати  двух  дней и за это время превратил все привезенное из
    1996-го  в наличные деньги. Вызвал даже панику на рынке драгоценностей -
    представляете себе, вдруг выбрасывается такое количество товара сразу.

    В  Париже  разыскал  проезд Нуар и наш домик. Хозяева оказались предками
    молодой  женщины, которой предстояло владеть им через шесть десятилетий,
    но,  само  собой  разумеется,  были  совсем другие люди. Я объяснил, что
    пишу  роман,  что нравится атмосфера старины и хотел бы поработать тут в
    полном  одиночестве.  Предложил тысячу франков за месяц, они не пожелали
    со  мной  разговаривать.  Пообещал пять, они задумались, а когда сказал,
    что  не  постою  и за пятнадцатью, спросили, можно ли им остаться еще до
    вечера.

    Место  было - лучше не придумаешь. Уличка пустая, безлюдная, одни только
    кошки  греются  на  солнце,  да  шмыгают из подворотни в подворотню. Дом
    стоит  чуть  в  глубине,  за  ним глухая стена ткацкой фабрики, с одного
    боку  склад,  с  другого  -  унылый  сад,  сплошь в крапиве. Тут даже во
    дворике  можно  было  б зарыть в землю целый Кельнский собор, и никто бы
    не заметил.

    Въехал,  разложил по комнатам свое имущество, зашторил окна, спустился в
    подвал.  Сморю,  здесь  пол  тоже выстлан досками -это для меня и лучше.
    Набрал  себе  постепенно  инструментов  и  взялся за работу. Снял доски,
    принялся   вырубать   в  кирпичном  фундаменте  тайник.  Тогда  как  раз
    появились  в  продаже  первые ламповые радиоприемники - громоздкие такие
    ящики,  несовершенные,  с хрипом, сипеньем. Зафугуешь эту махину наверху
    на  полную  мощность,  а сам внизу долбаешь. Вручную, конечно. В ту пору
    даже  электродрели  не было. А кладка слежавшаяся - строили на века. Это
    в  мое  время  стало,  что  лишь  бы  строение от ветра или сейсмических
    колебаний  не  свалилось,  да  чтобы  светло  и  уютно.  А  тогда  запас
    прочности  давали  раз  в  двадцать  больше,  чем  надо.  Сперва шлямбур
    поставишь  и  лупишь  по  нему  кувалдой. Потом ломом зацепляешь кирпич,
    наваливаешься,  и  он  лезет  со скрипом, как коренной зуб. По кирпичу в
    час у меня получалось, не больше.

    Возился  я,  возился,  и сам все думаю: ведь небось через шестьдесят лет
    вперед  в  этот миг Кабюс сидит в подвале, и ждет, что вот-вот проступит
    по  кирпичам  линия  тайника.  Интересно  так было, что вот я здесь, они
    там,  в  одни и те же моменты, в одном и том же месте, но через время. Я
    чего-то сделаю, а там отражается.

    Долго   ли,  коротко,  но  дело  было  сделано.  Почистился  и  временно
    перебрался    на   жительство   в   отель   "Бонапарт"   неподалеку   от
    Люксембургского  сада, где могли предложить действительно необыкновенные
    для той эпохи комфорт и удобства.

    Отдохнул и вышел в город.

    Лихорадочное  какое-то  было  времечко  -  вот этот октябрь предвоенного
    1938-го.  Недавно Даладье вернулся из Мюнхена и заявил на аэродроме, что
    он  и  Чемберлен  "привезли Европе мир". Чехословакию отдали германскому
    фюреру,  который  с трибуны рейхстага торжественно заявил, что ею страна
    не  имеет  больше  никаких  территориальных  притязаний  к кому бы то ни
    было.  А  Риббентроп,  фашистский  министр иностранных дел, тем временем
    пригласил  к  себе польского посла в Берлине Липского, чтобы потребовать
    от Польши город Гданьск, или Данциг, как он тогда назывался.

    Но  Париж  еще  не  знал этого и праздновал наступление обещанной мирной
    эпохи.  На  Елисейских  полях  стоял  чад  от  автомобилей.  Светящимися
    крыльями  вертела  новая  Мулен-Руж. В своих первых фильмах снялся этот,
    как  его...  Жан  Габен.  Юбки  постепенно  делались короче, но то были,
    естественно,  не  мини-юбки,  до  которых  оставались  еще  десятилетия.
    Народный  фронт отгремел. Буржуа, ничего не боясь, отплясывали "суинг" в
    ночных  ресторанах.  Лилось  шампанское, вошел в моду кальвадос, который
    воспел потом Ремарк в романе "Триумфальная арка".

    И,  конечно,  Винсент  Биллем  Ван  Гог  был  уже  в полной славе своей.
    Все-таки  он  добился  признанья,  мой вечный неудачник. Лицо, которое я
    так  хорошо  знал,  появилось  на  страницах  журналов,  газет,  даже на
    афишных  тумбах.  Печатались многочисленные статьи о нем, книги. Цветная
    фотография  позволила заново репродуцировать его произведения. Несколько
    подлинников  висело  в  Музее Родена, в Музее импрессионистов, а в Лувре
    как  раз  открылась большая выставка, куда было свезено около четырехсот
    вещей  из  Лондона,  Нью-Йорка,  из  ленинградского  Эрмитажа,  Бостона,
    Глазго,   Роттердама,   из   московского   Музея  изящных  искусств,  из
    бразильского  города  Сан-Паулу,  даже из Южной Африки и Японии. То, что
    он  писал  и  рисовал  рядом  с деревянным корытом или на холоду, дуя на
    замерзающие   пальцы,   то,  что  сваливал  под  ободранную  койку  или,
    голодный,  с  пустым,  урчащим  брюхом,  волок  на  себе, перебираясь из
    трущобы  в  хижину,  опять  в  трущобу  и  в  сумасшедший дом, - все это
    распространилось  теперь  по  всему миру. Эскизы, которые он набрасывал,
    упрашивая  моряка  или проститутку постоять несколько минут, композиции,
    что  начинал,  судорожно  высчитывая,  хватит  ли  денег  на ту или иную
    краску,  повсюду  висели  на  почетных  местах, путешествовали только на
    специальных  самолетах  и в специальных вагонах, и многочисленная охрана
    сопровождала  их  во  время  перевозок  На  открытии  выставки  в  Лувре
    исполнялись   государственные   гимны,   а   ленточку   перерезал  посол
    республики   Нидерландов   об  руку  с  министром  просвещения  Франции.
    Действительно  они   сбылись  - слова, услышанные мною тогда в последнее
    свиданье,  что труд его принесет плоды. Ей-богу, мне хотелось, чтоб хоть
    краешком  глаза  он  мог  увидеть  вспышки магния во время торжественной
    церемонии  и  очереди, что стояли с утра до вечера у входа в левое крыло
    музея,  услышать  звуки  оркестра  и разговоры в толпах. Но все это было
    невозможно,   как   невозможны   вообще   для   человека  путешествия  в
    собственное  будущее.  Ван  Гога  уже  полвека не было на земле, никакая
    сила  не  могла  вырвать его из скромной могилы в Овере, где рядом с ним
    лег его брат.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0628 сек.