Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Сказка о трех машинах-рассказчицах короля Гениалона

Скачать Станислав Лем. - Сказка о трех машинах-рассказчицах короля Гениалона

    Пришел он домой, всыпал в  бочку  транзисторов  -  шесть  половников  с
верхом да столько же сопротивлений и  конденсаторов,  залил  электролитом,
накрыл   доской,   привалил   камнем,    чтобы    все    там    хорошенько
самоорганизовалось, и лег спать, а через три дня у него  уже  был  адвокат
хоть куда. Трурль даже не потрудился вынуть его из бочки, ведь адвокат был
ему нужен на один-единственный раз; он поставил бочку на стол и спросил:
   - Кто ты?
   - Я адвокатор-консультатор юридический, - с трудом  пробулькала  бочка,
ибо конструктор малость переборщил с электролитом.
   Трурль изложил свое дело, а она ему:
   - В программе Советчика была оговорка, что он не может тебя погубить?
   - Да. То есть что он не допустит моей смерти, - а больше там ничего  не
было.
   - Значит, ты не выполнил договор до конца:  ведь  Советчик  должен  был
уметь все, без единого исключения, а раз не  мог  тебя  погубить,  значит,
умел не все.
   - Но если б он меня погубил, кто бы принял вознаграждение?
   - Это отдельный вопрос и совсем иная проблема, предусмотренная статьями
об  уголовной  ответственности  Мандрильона;  твой  же  иск  носит  сугубо
гражданский характер.
   - Вот еще! Какая-то  бочка  будет  учить  меня  гражданскому  праву!  -
разгневался  Трурль.  -  Чей  ты,  собственно,  адвокат,  мой   или   того
монарха-головореза?
   - Твой, но король был вправе лишить тебя платы.
   - А сбрасывать в ров с крепостной стены?
   - Это другой вопрос, уголовный, и проблема особая, - булькает бочка.
   Трурль прямо затрясся.
   - Это что же такое?!  Я,  значит,  преображаю  кучу  старых  тумблеров,
проводов и железок в разумное существо и в  благодарность  получаю  вместо
совета какие-то закавыки? А чтоб  ты  не  самоорганизовывался,  крючкотвор
несчастный!
   Отцедил он электролит, вытряхнул все из бочки на стол и  поразбирал  на
части, да так живо, что адвокатор не успел даже внести апелляцию на  такое
решение.
   А Трурль взялся опять за работу  и  построил  себе  Юрис  Консулента  -
трехэтажного, с четырехкратным  усилением  обоих  кодексов,  уголовного  и
гражданского;  а  для  верности  еще  подключил  к  нему  международное  и
административное право. Затем врубил ток, изложил дело и спрашивает:
   - Как быть?
   - Случай весьма непростой, - отвечает машина.  -  Требую,  чтобы  ты  в
срочном порядке вмонтировал мне еще пятьсот транзисторов сверху да  двести
с боков.
   Трурль так и сделал, а она ему:
   - Мало! Нужны добавочные усилители и две большие катушки.
   А после держит такую речь:
   - Казус сам по себе любопытный; тут, однако, наличествуют две  материи:
основание иска - это одно, и здесь многого можно добиться;  процессуальная
процедура - другое. Ни на какой  суд  вызвать  монарха  гражданским  иском
нельзя, так гласит право международное, а равно космическое. Окончательное
толкование объявлю, если пообещаешь не разбирать меня после на части.
   Трурль пообещал и добавил:
   - Но скажи, сделай милость, откуда ты знал, что тебе угрожает разборка,
если бы толкование мне не понравилось?
   - Не знаю - так мне почему-то казалось.
   Однако же Трурль догадался, в чем тут дело: при монтаже он  использовал
детали разобранного бочечного адвокатора и память о той истории отложилась
в контурах нового агрегата, породив подсознательный комплекс.
   - Где же твое толкование? - спрашивает конструктор.
   - Вот оно: компетентного трибунала нет - не будет и рассмотрения  дела.
То есть ни выиграть, ни проиграть его невозможно.
   Вскочил конструктор со стула, погрозил юридическому советнику  кулаком,
но слово пришлось сдержать, и ничего он ему не сделал.
   Пошел Трурль к Клапауцию и все ему рассказал.
   - Говорил же я - безнадежное  это  дело,  а  ты  не  верил,  -  говорит
Клапауций.
   - Я бесчестья так не оставлю, - горячится Трурль, - и если  не  добьюсь
правосудия юридическим и судебным  путем,  то  разделаюсь  с  коронованным
прохвостом иначе!
   - Но как, любопытно узнать? Ты дал королю Совершенного Советчика, а тот
может все, хотя не может тебя  погубить;  он  отведет  любой  удар,  любое
несчастье, любую беду, которые ты обрушишь на короля или его  королевство.
И я, любезный мой Трурль,  не  сомневаюсь,  что  так  и  будет,  поскольку
полностью доверяю твоему конструкторскому таланту!
   - Ты прав. Похоже, создав Совершенного Советчика, я лишил  себя  всякой
возможности  наказать  эту  августейшую  мразь.  Но  должна  же  тут  быть
какая-нибудь зацепка! Плох я буду, если ее не найду!
   - Что ты задумал? - спрашивает  Клапауций,  но  Трурль  только  плечами
пожал и вернулся к себе.
   Долго не выходил он из дому, размышляя в  уединении;  то  в  библиотеке
лихорадочно перелистывал сотни томов, то в лаборатории таинственные  опыты
проводил. А Клапауций, навещая его, не мог надивиться упорству, с  которым
Трурль пытался самого себя превзойти: ведь  Советчик,  наделенный  разумом
Трурля, был как бы частью его самого. Однажды, придя,  как  обычно,  после
полудня, Клапауций не  застал  хозяина.  Дверь  была  заперта,  ставни  на
крепких засовах, а Трурля и след  простыл.  Понял  он,  что  Трурль  начал
действия против повелителя множественников; так оно в срамом деле и было.
   Меж тем Мандрильон наслаждался властью как никогда, ибо,  если  ему  не
хватало фантазии, обращался за подсказкой к Советчику. К тому же отныне он
не  боялся  ни  мятежей,  ни  дворцовых  переворотов  и  никакого   вообще
неприятеля, но правил железной рукой; и меньше красуется  спелых  гроздьев
на лозе полуденного винограда, чем  болталось  в  те  годы  повешенных  на
государевых виселицах.
   А Советчик имел уже четыре полных сундука  орденов  за  проекты,  коими
порадовал   короля.   Микрошпик,    заброшенный    Трурлем    в    державу
множественников, воротился назад с донесением,  что  за  последнюю  услугу
монарху - пускание по воде венков, сплетенных из обывателей, -  Мандрильон
публично назвал Советчика "моя душечка".
   Недолго думая (ибо план  кампании  был  уже  разработан),  Трурль  взял
листок кремовой почтовой бумаги, с нарисованной от руки виньеткой  в  виде
земляничного деревца, и набросал письмо, содержания самого обыкновенного:

   "Милый Советчик! - говорилось в нем. - Надеюсь, живется Тебе  не  хуже,
чем мне, а то и получше. Государь, как я слышал, удостоил  Тебя  доверием:
поэтому  Ты,  сознавая   огромную   ответственность   перед   Историей   и
Государственным Благом, должен верой и правдой служить на своем  посту.  В
случае каких-либо трудностей при исполнении августейших желаний  прибегни,
пожалуйста, к методу "Экстра Особой Выдержки", с которым я  в  свое  время
детально Тебя ознакомил. Черкни,  если  хочешь,  несколько  строк,  но  не
обессудь, если отвечу не сразу, поскольку я теперь занят  конструированием
Советчика для короля Д. и не располагаю избытком свободного  времени.  Шлю
Тебе сердечный привет, а  Твоему  Государю  -  уверения  в  моем  нижайшем
почтении.
   Твой Конструктор - Трурль".





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1688 сек.