Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Сказка о трех машинах-рассказчицах короля Гениалона

Скачать Станислав Лем. - Сказка о трех машинах-рассказчицах короля Гениалона

    И точно, это праздновалась, с блеском и пышностью  небывалой,  помолвка
дочери королевской со Сномиром, заморским витязем.
   Удивился король, что не он этот витязь, когда же кортеж прошел и ворота
замка закрылись за ним, направился  вместе  с  прочим  людом  в  ближайшую
корчму и там увидел Сномира, а тот,  в  одних  лишь  шароварах  дамасских,
гвоздочками золотыми украшенных, и жбаном опорожненным в  руке,  из  коего
пил он ионозефир, идет прямо к нему, к груди прижимает  и  шепотом  жарким
шепчет в самое ухо:
   - Свидание у меня с королевной в полночь, в замковом дворике, под сенью
кустов колючих, у ртутного фонтана, однако не смею пойти, ибо на  радостях
перебрал; ты же похож на  меня  капля  в  каплю,  а  потому  умоляю  тебя,
чужеземный пришелец, - ступай вместо меня, поцелуй королевне руку, а  себя
назови Сномиром, и благодарности моей не будет границ!
   - Почему бы и нет? - молвил король после недолгого размышления. - Пойти
можно. Что, сразу?
   - Ну, конечно, спеши, ведь полночь скоро, но помни;  об  этом  свиданье
король не знает, и вообще никто, кроме королевны да  старика  привратника;
если он тебя  остановит,  сунь  ему  в  руку  вот  этот  мешочек,  набитый
дукатами, и он тебя пустит без слова!
   Кивнул король, схватил мешочек с дукатами и  прямо  к  замку  бежит,  а
куранты  как  раз  возвещают  полночь  уханьем  сов  чугунных.   Призраком
промчался  он  по  разводному  мосту,  глянул  в  пасти  рвов  крепостных,
пригнулся и ускользнул  от  решеток  остроконечных,  опустившихся  с  арки
ворот; а во дворике, под колючим кустом, у  фонтана,  извергавшего  ртуть,
увидел белеющие  при  свете  луны  дивные  черты  Октопины,  и  такое  она
пробуждала желание, что его охватила дрожь.
   Глядя на эту дрожь и озноб монарха-сновидца, захихикал тихонько Хитриан
в дворцовой передней и руки стал потирать, уверившись, что  гибель  короля
решена, ибо знал хорошо, сколь  мощными  объятиями  встретит  злосчастного
кавалера Октопина, любовница осьмирукая! Знал он, как затянет она  монарха
взасосками в самую глубь сновиденья, чтоб никогда уж не смог он  вынырнуть
к яви! И в самом деле, Ширинчик, объятий  королевны  алкая,  пробирался  в
тени галерей вдоль стены - туда, где  лунно  сияла  ее  краса,  как  вдруг
дорогу ему заступил старик привратник и алебардой путь  преградил.  Король
уже руку с дукатами протянул, но, когда ощутил их тяжесть, отнюдь не малую
и милую сердцу, жаль ему стало дукатов: это что же - за одно лишь  объятие
расточить такую казну?
   - Вот тебе дукат, - говорит он, развязывая мешочек, - за то,  что  меня
пропустишь.
   - Пожалуйте десять, - отвечает привратник.
   - Десять дукатов за одну лишь минуту - да ты никак спятил! - рассмеялся
король.
   - Дешевле нельзя, - говорит привратник.
   - Ни одного дуката не сбавишь?
   - Ни одного, сударь.
   - Ишь ты каков! - крикнул король, ибо по матери был несдержан. -  Ну  и
наглец! Ничего не получишь, дурень!
   Тогда привратник так его алебардой огрел,  что  в  голове  у  Ширинчика
зашумело и провалился он вместе с галереями, двориком, мостом разводным  и
остальным сновидением в  небытие,  а  мгновенье  спустя  очнулся  рядом  с
Хитрианом, перед сновидческим Шкафом. Смешался  до  крайности  кибернер  и
сосчитал про себя, что второй  уж  раз  у  него  сорвалось,  сперва  из-за
трусости, потом из-за жадности монаршей; однако же виду не подал  и  снова
стал просить короля, чтобы тот другими снами душу возвеселил.
   И выбрал Ширинчик сон "О любонаде чудесном".
   Тотчас стал он Парализием, властителем Эпилепонта и Патогении,  старцем
дряхлым, трясущимся, и притом сластолюбцем, каких мало, с душою,  порочных
деяний алчущей. Да что с того, коли суставы скрипят, руки ног не  слушают,
а ноги - головы! "Может, оправлюсь еще", -  подумал  он  и  тотчас  послал
своих воевод, дегенералов Маньяго и Спазмофила, резать и жечь все  подряд,
в полон угонять и добычу грабить. Пошли они, порезали, пожгли,  пограбили,
воротились и такую перед ним держат речь:
   - Государь и владыка! Порезали мы,  пожгли,  а  вот  добыча  военная  и
полонянка, прекрасная Прельстида, княжна эников и беников, со всею  казною
своей!
   - А? Что? С казною? - трясясь, захрипел король. - Но где же? Ничего  не
видать! А где это так скрипит и так шелестит?
   - Вот тут, на этом диване коронном, Ваше Величество!  -  хором  грянули
дегенералы. - Скрип  происходит  от  сотрясений  полонянки,  вышеназванной
княжны Прельстиды, на покрывале диванном, сплетенном из нитей жемчужных! А
шелест - от шевеления платья ее златотканого,  которое  шевелится  оттого,
что прекрасная Прельстида рыдает, чувствуя свой позор!
   - А? Что? Позор? Чудно, отлично!  -  прохрипел,  запинаясь,  король.  -
Давайте ее сюда, я ее тотчас же обниму и чести лишу!
   -  Этого   Ваше   Величество   сделать   не   может   по   соображениям
государственной пользы! - вмешался главный лейб-медикатор.
   - Что? Чести лишить не могу? Предать  поруганью?  С  ума  ты,  что  ли,
сошел? Я - не могу? А что же я до седых волос делал?
   - Как раз поэтому, Ваше Величество! - убеждает его главный медикатор. -
Ибо Ваше Величество может от этого занемочь!
   - Да? Ну, дайте мне... того... топорик, я ее того... порубаю...
   - Прошу прощения, но и это Вашему Величеству  не  показано,  ибо  может
Ваше Величество разволновать...
   - Что? Как?! Так что же мне за  радость  от  эдакого  царствования?!  -
захрипел отчаявшийся король. - Лечите меня! Укрепляйте! Омоложайте,  чтобы
смог я... того... как прежде бывало... А иначе я всех вас немедля... того!
   Перепугались придворные, дегенералы, медикаторы, и  ну  искать  способы
омоложенья монаршего; наконец призвали на помощь самого Калькулия,  ужасно
великого мудреца. Тот пришел и спрашивает:
   - Чего вы, собственно, желаете, государь?
   -  А?  Чего?  Как  это  -  чего?  -  хрипит   король.   -   Беспутству,
разнузданности, штучкам всяким блудливым желаю, как и встарь, предаваться,
а в особенности поглумиться, как должно, над княжною Прельстидой,  которую
временно содержу в подземелье! Вот чего!
   - Два пути для этого есть и два способа, - отвечает Калькулий.  -  Либо
Ваше Величество соблаговолит избрать особу  достаточно  именитую,  которая
per procura [здесь: по доверенности (лат.)]  будет  тем  заниматься,  чего
пожелает Ваше Величество, подключенное проводочком к оной персоне;  и  что
бы ни учинила она. Ваше  Величество  все  ощутит,  словно  бы  делало  это
собственноручно. Либо же следует кликнуть старуху киберодейку, что в  лесу
обитает, за городом, в избушке трехногой; ибо она искусная  гериатричка  и
пробавляется лечением пожилых!
   - Вот как? Что ж, испробуем сперва проводочек! - прохрипел король.
   Тотчас же сделали, как он  велел;  начальника  лейб-гвардии  электристы
подключили к его величеству, и  король  велел  гвардейцу  немедля  мудреца
Калькулия распилить, ибо поступок сей показался ему до крайности  мерзким,
а иных он не жаждал. Не помогли ни просьбы, ни стенания мудреца; однако же
во время распиливанья протерлась изоляция на проводочке,  так  что  король
воспринял лишь половину палаческого спектакля.
   - Скверный это способ, и справедливо велел я  лжемудреца  распилить,  -
захрипел государь. - Давайте-ка сюда эту старуху  киберодейку  из  избушки
трехногой!
   Побежали придворные в дремучий бор, и вот уже слышит  король  заунывную
песенку, такую примерно:
   - Пожилых пользую! Исцеляю, починяю, годы вспять обращаю, берусь лечить
коррозии, параличи, суставы смазываю, никому не отказываю, от  впадения  в
детство знаю верное средство, мое дело вдовье - охрана здоровья!
   Выслушала августейшие жалобы киберодейка, низко поклонилась престолу  и
говорит:
   - Государь! Далеко-далеко, за Лысой Горой, маленький есть источник,  из
которого тоненькой струйкой масло струится, касторовым именуемое;  на  нем
любонад чудесный готовят, омолаживающий на диво, - одна столовая ложка  на
сорок семь лет! Но упаси Бог, хватить через край, потому что  от  перебора
можно и вовсе исчезнуть, чрезмерно омолодившись. Коли дозволишь, государь,
я вмиг сварю тебе это верное снадобье!
   - Превосходно! - король отвечает. - Да приготовь там княжну Прельстиду,
пусть знает, что ее ждет, хи-хи!
   И трясущимися руками винтики свои развинченные пересчитывает, бормочет,
хрипит, и даже отчасти ножками  дрыгает,  ибо  от  дряхлости  впал  уже  в
детство, в исступленье порочном не ведая удержу.
   И вот уже едут рыцари  за  касторовым  маслом,  микстуры  варятся,  дым
дымит, и пар парует над котлом старухи киберодейки,  и  наконец  прибегает
она  к  подножию  трона,  падает  на  колени  и,  подавая  монарху  кубок,
наполненный до краев отваром, сверкающим  словно  ртуть,  говорит  громким
голосом:
   - Парализий, государь  наш!  Вот  любонад  чудесный,  что  омолаживает,
укрепляет, отвагу воинскую внушает и силу дает амурничать без  умору;  для
того, кто осушит сей кубок, в  целой  Галактике  не  будет  слишком  много
градов для разграбления и девиц для пленения! Пей на здоровье!
   Взял король кубок и несколько капель пролил на скамейку для ног,  а  та
как вспорхнет, как подскочит, как грохнет о землю, так что гуд  прошел  по
дворцу, да как бросится на дегенерала Спазмофила, чтобы чести его лишить и
поруганью предать! Шесть горстей орденов содрала, и все одним махом.
   - Пейте, Ваше Величество, смело!  -  уговаривает  киберодейка.  -  Сами
видите - снадобье чудодейственное!
   - Сначала отведай сама,  -  говорит  король  тихим  голосом;  как-никак
безмерной дряхлости был-то старец.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.043 сек.