Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Далия ТРУСКИНОВСКАЯ - ЖОНГЛЕР И МАДОННА

Скачать Далия ТРУСКИНОВСКАЯ - ЖОНГЛЕР И МАДОННА

      Так  не  могло  продолжаться  вечно!  Она  замерла,  а  он  продолжал
удерживать над головой облако мячей,  растворенное  в  снежном  облаке,  -
теряя при этом силы.  Вот  и  шея  заныла.  И  воздух  перестал  проходить
напряженным горлом... да что же это такое?
     Я делаю невероятное, думал Иван, а она все не сходит с пьедестала!
     Впрочем,  пьедестал  еще  приблизился.   Теперь   Иван   ясно   видел
математически точные параллельные складки мантии и круглые завитки кудрей,
безупречный белый овал, в  котором  должно  было  возникнуть  и  никак  не
возникало лицо.
     Но это чудовище не  может  сойти  с  пьедестала,  чтобы  отереть  лоб
умирающему Жонглеру, понял вдруг Иван, у него и ног-то там, под складками,
нет!
     Это чудовище может  только  требовать  его  жизни,  как  требует  сию
минуту, питаться ею и наконец пожрать без остатка, ничего не  оставляя  на
завтра. Завтра найдется другой дурак. Даже если он сейчас упадет и  умрет,
оно даже не поймет - примет как должное. Потому как ему нечем  понимать  -
бледно-золотые кудри приклеены к чему-то плоскому.
     Майя разгадала чудовище, она пыталась предупредить!  Но  она  еще  не
понимала, что творится у нее на глазах. Иначе...
     Иван хотел собрать мячи - и не смог.  Как  раньше  он  силой  взгляда
держал над запрокинутой головой красное мерцающее облако, так  оно  теперь
держало его, двигало его руками, не отпускало его глаз.
     И он желая освободить горло и вернуть дыхание, прогибался все больше.
Глаза уже застлало белое, нежное, ласковое, шелковистое... и все... и лечь
на растворенную в воздухе белизну...
     Позвать на помощь было нечем.
     Вдруг  тонкие  руки  обхватили  его,  рванули  к  себе,   встряхнули.
Потерявшие опору и власть мячи посыпались вниз, даже  не  задев  его.  Они
семь раз стукнули об асфальт  и  разбежались,  легли  отдыхать  в  пуховых
покрывалах.
     - Сумасшедший! - крикнула Майя. - Нет, ты действительно  сумасшедший!
Стой, стой... вот так...  Только  не  оборачивайся,  милый,  не  надо,  не
оборачивайся... все в порядке...
     Когда она  втащила  его  в  комнату,  Иван  освободился  от  ее  рук.
Наваждение немного  отступило,  но  все  еще  висело  в  воздухе  там,  за
балконной дверью, которая сама задернулась шторой. Штора задела  бархатную
книгу и та, раскрывшись на лету, упала.
     - Пойду мячи соберу, - смутно соображая, сказал Иван.
     - Успеешь!
     Майя отвела его к постели и усадила. Потом встала коленом на  постель
и прижала к груди его мокрую голову.
     - Господи, какой же ты сумасшедший... - повторяла она. - Иначе ты  не
можешь? То апельсины, то мячи... Горе ты мое...
     И стерла тополиный пух с влажного лица краем измятой простыни.
     Иван молчал. Он не понимал, что такое с  ним  случилось.  Мир  вокруг
никак не становился прежним, нормальным миром, уши не отпускало,  время  и
воздух неохотно возвращались.
     - Ты же мог упасть, - причитала перепуганная Майя. -  Это  же  шестой
этаж...
     Он хотел ответить, но голос отказал. Да и слова все рассыпались,  как
мячи, разбежались, спрятались, улеглись в белых пуховых просторах и  стали
недосягаемы.
     Иван помотал  головой.  Майя  отстранилась  -  и  тут-то  он  наконец
действительно ощутил испуг.
     Обхватив Майю, неловко прижав ее к себе, Иван  уткнулся  лицом  ей  в
грудь, так, что еле дышал. И она тоже обнимала его, и наваждение меркло, и
если бы Ивану хоть раз в жизни довелось переплывать буйную  реку,  тонуть,
чудом выбираться на мелководье и без сил падать на мокрый песок  с  единой
мыслью - спасен! - он бы наверняка вспомнил сейчас это.


     В комнате становилось все светлее.
     Посреди нее, словно в королевской опочивальне, стояла  постель.  Едва
прикрытые простыней, там спали мужчина и женщина.
     Мужчина вздрогнул, забормотал, сел с закрытыми  глазами  и  поднес  к
лицу сжатые кулаки. Женщина, как бы и не просыпаясь, тоже села, обняла его
и мягко уложила обратно. Только голову мужчины устроила не на  подушке,  а
на своем голом плече.
     - Все хорошо, все хорошо, милый, спи... - прошептала она.
     Он обнял ее, прижался - и действительно  кошмарный  сон  погас,  лицо
мужчины прояснилось. Она же лежала с открытыми глазами, в неудобной  позе,
придерживая рукой плечи  мужчины.  Но  усталость  была  велика  -  женщина
уснула, сохраняя неловкое и крепкое объятие.
     На полу лежала раскрытая книга в бархатном переплете и с  застежками.
Еще ночью она упала с подоконника, на котором  и  без  нее  всякого  добра
хватало  -  в  комнате,  кроме  постели  и  телевизора,  мебели  не  было.
Раскрылась она картинкой вверх.
     Картинка была прочно приклеена к странице каким-то неудачным клеем  -
края ее оказались как бы в желтой рамке с потеками.
     Это  была  небольшая,  но  очень  тщательно  выполненная   акриловыми
красками работа. В голубом  неземном  воздухе  висела  широкая  стеклянная
лестница. Она была  устлана  клочьями  белого  пуха  и  усыпана  осколками
каких-то пестрых и навеки ненужных  предметов,  в  том  числе  и  радужных
стеклянных  шаров.  Ступени   сходились   вверху   у   подножия   высокого
царственного пьедестала.
     Пьедестал был пуст.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0402 сек.