Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Далия ТРУСКИНОВСКАЯ - ЖОНГЛЕР И МАДОННА

Скачать Далия ТРУСКИНОВСКАЯ - ЖОНГЛЕР И МАДОННА

      Ростом она была лишь немного ниже Ивана, стройная,  грим  употребляла
яркий. Иван с трудом разглядел, что под мохнатыми ресницами  в  обрамлении
резких черных полосок туши - серые, как у него самого, глаза. И одета  она
была довольно ярко. Длинные распущенные темно-русые  волосы  падали  вдоль
лица - явно с целью замаскировать флюс.
     - Очень видно? - поймав его взгляд, озабоченно спросила художница.
     - Не страшно, - успокоил Иван. - Вас Майей звать? Точно. А мое имя вы
прочли в программке. Ну вот, номер вы  уже  видели,  мой  образ  в  манеже
представляете. Костюм, по-моему, должен быть голубым или бирюзовым.  Можно
салатовым. Ни в коем случае красным.
     - Естественно, - согласилась Майя. - Ковер на манеже обычно  красный,
вы на нем потеряетесь.
     Тут Иван заметил, что у нее на юбке  разрез  до  самого  бедра,  а  в
разрез видны ноги - не хуже, чем у антиподистки Наташи.
     - Вот именно, - одобрительно кивнул Иван, имея в виду, скорее  всего,
ноги. - Значит, и оранжевый с бордовым вряд ли подойдут.  Ой  старый,  как
видите, черный, но это страшно непрактично - я, когда кульбиты делаю,  всю
пыль с манежа на себя собираю. Аппликации -  это  на  ваше  усмотрение.  Я
длинный, так что не бойтесь поперечных линий.
     По лицу Майи Иван прочитал что-то вроде "раз вы  такой  умный,  то  и
рисуйте сами!" Но художница воздержалась от колкостей. Она поступила  куда
хуже - воззрилась туда, где в углу висело на краю  перекладины  несуразным
комом лазоревое с блестками.
     - А вон то - разве не костюм?
     - Костюм, - резко ответил Иван. - Только недействительный.
     Он давно уже собирался затолкать парчовые лохмотья в контейнер, чтобы
на досуге спороть с них дефицитные камни и блестки. Оставил,  конечно,  на
видном месте, даже старым халатом не прикрыл...
     - Когда принести эскиз? - спросила Майя  и  встала.  Разрез  на  юбке
сомкнулся.
     Такого быстрого прощания Иван не ожидал.  Он  был  уверен,  что  Майя
найдет предлог задержаться в гримерке. Это бы в какой-то мере отвлекло  от
сегодняшней неудачи. Женщина...
     - А как вы его себе представляете? - вдруг  спросил  Иван.  -  Да  вы
сидите, сидите, бумага и фломастеры у меня есть, сейчас достану...
     Он молча следил, как возникают  длинные,  небрежные,  приблизительные
линии, и как будто слышал: "поскорее бы отвязаться..."  Не  выйдет,  думал
Иван, ты у нас дама вполне управляемая, и ты останешься  здесь,  со  мной.
Мне так надо!
     Судя по всему, Майя была свободным  человеком  -  руки  не  попорчены
домашним хозяйством, маникюр безупречный, кольца - всякие  разные,  только
обручального нет. Возраст ее Иван определил от двадцати семи до  тридцати.
Может, они даже были ровесники. Она же увлеклась рисунком и уже пускала по
комбинезону орнамент.
     - Я схожу в душ, - заявил Иван. - Это быстро.
     Он даже не просил ее подождать, а просто вышел. Теперь она  уж  точно
останется еще на полчаса, а дальше видно будет.
     Под душем Иван подумал - если эта затея все-таки сорвется, надо будет
хоть полчаса покидать шарики в  манеже  для  душевного  успокоения.  Ночью
манеж уж точно был свободен.  Тигриную  клетку  все  равно  оставляли  для
утренних репетиций Николаева, а между тяжелых тумб только Иван и умудрялся
кидать свои мячики. До купола места хватало...
     В соседнем отсеке фыркал под душем велофигурист Сашка  -  красавец  и
балбес.
     - Сашик, поможешь? - попросил  Иван.  Парень,  еще  в  клочьях  пены,
осторожно, мелкими и аккуратными движениями,  протер  намыленной  мочалкой
его спину.
     Когда Иван возвращался из душевой, вытирая на ходу голову полотенцем,
к нему подошел Вадим, джигит из номера осетина Гриши, и взмолился:
     - Слушай, выручи! А?
     - Сколько? - кисло осведомился Иван, решив, что речь о деньгах.
     - Да нисколько. Жена с мелким приехали. В гримерке  кавардак.  Приюти
ящик на ночь, а?  Утром  же  заберу.  Валета,  сволочь  пятнистую,  девать
некуда, на ночь в гримерке запираю, он там и безобразничает. Приютишь?
     - Валяй! - позволил Иван. Вадим сразу же кинулся к себе за  ящиком  и
Иван услышал, как он костерит на все лады Валета - юного  и  гораздого  на
пакости дога. Валет отлаивался.
     Иван внес в гримерку здоровый ящик и потянул  носом.  Майя  без  него
выкурила пару сигарет. Ему это настолько не понравилось,  что  он  вытащил
из-за зеркала роскошную табличку "У нас не курят"  и  выставил  на  видное
место.
     - Давно бросили? - поинтересовалась Майя.
     - Еще в Магнитогорске, - буркнул Иван, глядя в угол. Ему  показалось,
что лазоревый костюм висит вроде не так, как он его оставил. Меньше  всего
Ивану хотелось объяснять сейчас, почему костюм изодран в клочья и чья  это
на нем засохла кровь.
     Но Майя, даже если она и разглядывала тайком костюм,  ничем  себя  не
выдала.
     - Почему именно в Магнитогорске? - спросила она.
     - А там заводских труб прорва! - растолковал Иван. - Весь горизонт за
цирком в трубах. Из одной черный дым валит, из другой  серый,  из  третьей
вообще оранжевый. Я на них смотрел, смотрел и плюнул. Что я,  тоже  труба,
что ли?
     - Вот так сразу и завязали? - не поверила она.
     - Иначе нельзя.
     - А я и не пытаюсь, - сказала Майя. - Сидишь в обществе с сигаретой -
никто не пристает Все уважают.  Видно  ведь  -  женщина  курит,  молчит  и
думает.
     Иван опять покосился на разрез юбки. Нога на ногу и сигарета в  зубах
- да, по-киношному эффектно.
     - Ну, что у вас получилось? - спросил он. - Да вы не торопитесь, а  я
быстренько переоденусь.
     Она кивнула и вместе со стулом повернулась к нему спиной.
     Натянув джинсы и свитер, Иван нажал рычажок Мэгги.
     - Знаю, - прислушавшись, сказала Майя. -  "Зеленые  рукава".  У  меня
тоже есть...
     Иван склонился над изрисованными листами.
     - Вы мне их не оставите? - вдруг попросил он. - Вот это возьмите, это
и будет окончательный вариант, а эти я заберу.
     - Конечно, берите, только зачем вам такая мазня? - искренне удивилась
Майя.
     - Для истории. Их у меня через двадцать лет питерский музей с  руками
оторвет, - без тени улыбки сказал Иван.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0948 сек.