Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Далия ТРУСКИНОВСКАЯ - ЖОНГЛЕР И МАДОННА

Скачать Далия ТРУСКИНОВСКАЯ - ЖОНГЛЕР И МАДОННА

      Майя сняла шубку и  осталась  в  халате  со  всякими  излишествами  -
кружевами и золотистыми полосками. Грима на лице не  было,  а  волосы  она
собрала в простой узел.
     Иван пошел вдоль стен - изучая самодельные гобелены,  книжные  полки,
коллекцию кактусов на подоконнике.
     - Сейчас поставлю чай, - сказала Майя. - Осторожно, не  уколитесь.  У
него иголки с крючьями, вытаскивать - морока.
     - Я думал, у вас иначе, - признался Иван.  -  Ну,  этот,  как  его...
художественный беспорядок.
     - И он тоже бывает - когда всерьез работаю. Ну, вы смотрите книги,  а
я - на кухню, там у меня как раз тресковое филе оттаяло.
     - Я помогу, - и Иван пошел за ней следом.
     Его послали с ведром к мусоропроводу. Потом он разгибал покривившийся
зубчик  вилки.  И  эта  скромная  деятельность  доставляла  ему   огромное
удовольствие. Пока не послали в ванную мыть руки.
     Там все было бледно-голубое - кафель,  сама  ванна,  полотенца.  Иван
понял, как неуютно чувствовала себя Майя тогда - на видавшей виды  овчине.
Да еще невозможность принять душ - при ее-то страсти к гигиене... И  стало
Ивану стыдновато.
     На кухне Майя расстелила на блюде-лодочке льняную  салфетку,  на  нее
уложила бруски  жареной  в  тесте  рыбы  и  посыпала  зеленью.  Получилось
красиво. Засвистел чайник.
     - Может, прямо на кухне поедим? - спросила Майя.
     - Что за вопрос! - обрадовался Иван. На кухне обычно едят хозяева - и
когда же он последний раз чувствовал себя хозяином в доме?  Даже  приезжая
иногда к матери, он видел новые вещи, иначе  поставленную  мебель,  и  все
равно был гостем... Только у матери он и просил за столом добавки.  А  тут
состряпанная Майей рыба оказалась вкусной - и он  ел,  ел,  никак  не  мог
остановиться.  Майя  трижды  подкладывала  ему  на   тарелку   поджаристые
брусочки.
     - В столовых так не готовят, - сказал он в свое оправдание.
     - Самое смешное, что они должны готовить именно  так,  -  поучительно
произнесла Майя. - Я взяла  этот  рецепт  из  обыкновенного  учебника  для
кулинарного техникума.
     Потом они перебрались в комнату и  Ивану  удалось  разговорить  Майю.
Естественно, начали  с  книг,  перешли  к  эскизам,  к  цирку,  к  Майиным
проблемам...
     - Все думали, что мое призвание - сценография, - рассказывала Майя. -
Но  у  нас  было  обязательное  задание  -  эскизы  к  мультику.  Зайчики,
воробышки, прочие киски... Вот после них мне и  предложили  иллюстрировать
детскую книжку. А у нас тогда после свадьбы  финансы  пели  романсы.  Я  и
согласилась. Потом подвернулась работа в детском журнале. А  я  тогда  уже
поняла, что в театре мне делать нечего. Я ведь, когда  читаю  пьесу,  сама
себе режиссер, композитор и примадонна. А в театре, сами  понимаете,  надо
мной - дурак режиссер...
     Иван внимательно слушал и  кивал.  Это  он  понимал  -  творчество  в
одиночку,  когда  отчитываешься  только  перед  высшими  силами.  Это  ему
нравилось.
     Майя достала со стеллажей и показала тех самых зайчиков и кисок  -  с
грустными  человеческими  глазами.  Нашла  старые,   студенческих   времен
иллюстрации к Шекспиру...
     - К "Гамлету"? -  вспомнил  Иван  слово,  которое  ассоциировалось  с
"Шекспиром".
     - Почему же? - удивилась Майя. - Сонеты, "Буря"...
     - "Буря" - это тоже Шекспир? - не поверил Иван. - Я ведь  плохо  знаю
литературу. В школе не любил, в училище не до нее было,  вот  теперь  стал
читать. Не удивляйтесь, если я еще какую-нибудь ерунду брякну. Я еще очень
многого не знаю.
     Иван на секунду задумался и завершил упрямо:
     - Но буду знать!
     - Похвальное решение! - иронически одобрила Майя, но Иван, не обращая
внимания, продолжал:
     - Я вот с музыки начал. Мне из  дому  присылают  кассеты.  Двоюродный
брат  переписывает  с  пластинок  и  присылает.  У  меня  сейчас  с  собой
верджиналисты  и  Фрескобальди,  можно  послушать.  А  книги  пока   читаю
развлекательные. Вот Дюма на работу хорошо настраивает...
     Иван говорил и чувствовал на себе  изучающий  взгляд  Майи.  Это  был
взгляд человека, столкнувшегося с совершенно непонятным  ему,  не  из  его
мира явлением, и  размышляющего  -  а  не  послать  ли  это  явление  куда
подальше? Но, видно, откровенность Ивана ей понравилась.
     - "Кориолан", "Зимняя сказка" и "Буря" - последние пьесы Шекспира.  И
ничего удивительного, что вы их не знаете  -  их  очень  редко  ставят,  -
подумав, сказала Майя.
     - Почему?
     - Они скорей для чтения.
     - А разве бывают пьесы для чтения?
     - Бывают, - со вздохом  ответила  Майя,  раз  уж  взялась  просвещать
самоучку, так надо держаться  до  конца.  -  Хотя  бы  "Жакерия"  Проспера
Мериме. Я вам ее дам. Занимательная штука, французский романтизм.
     И, не видя интереса на Ивановом лице, добавила:
     - Не хуже Дюма.
     - Спасибо скажу, - пообещал Иван. И вдруг увидел настенные часы. Было
куда больше десяти.
     Время, которое он  сам  себе  отпустил  на  тихие  домашние  радости,
истекало. Главное - он не успел спросить о своем будущем номере! А ведь за
тем и ехал... Она знала что-то такое, что ему бы и на ум не пришло, и  это
знание так и останется при ней.
     - А посуда так и стоит немытая, - проследив взгляд Ивана и удивившись
скоротечности времени, произнесла Майя.
     - Помочь? -  Ивану  страшно  хотелось  еще  что-то  поделать  в  этом
симпатичном хозяйстве.
     - Вы лучше книги посмотрите, - любезно предложила Майя.
     Когда она вернулась  с  кухни,  он  перебирал  тома  Шекспира.  Между
страницами  обнаружились  квадратики   плотной   бумаги   с   акварельными
миниатюрами. Иван разложил их на столе и искал - не найдутся ли еще?
     - Это я еще в академии мудрила, - объяснила Майя.
     - Вот от этого я обалдел! - честно признался Иван и  осекся  -  таким
несуразным  показалось  ему   расхожее   словечко.   "Это"   было   парным
стилизованным портретом в лиловых тонах. Как бы  две  камеи,  на  одной  -
профиль Ромео, на другой - к нему повернутый профиль Джульетты... С  точки
зрения сегодняшней Майи, работа была наивная, но спорить с Иваном  она  не
стала, понимая, что человеку, в живописи совершенно девственному, надо  же
с чего-то начать...
     - Как неожиданно получилось,  -  сказал  Иван,  осторожно  собирая  в
стопочку миниатюры. - Я вдруг у вас дома, ем  рыбу,  пью  чай,  говорю  об
искусстве. Я уже давно ни с кем так долго не разговаривал.
     - Комплимент? - иронический тон у Майи не получился.
     - Просто мне в коллективе не с кем особенно разговаривать.  Ребята  у
нас неплохие... они у меня  книги  берут  почитать...  и  возвращают...  и
вообще... На я все равно, даже когда выпиваем вместе, все равно как-то  не
с ними. У вас не бывало такого ощущения?
     - Бывало, - нехотя призналась Майя.
     И наступило молчание.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.112 сек.