Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Виталий БАБЕНКО - ИГОРЯША "ЗОЛОТАЯ РЫБКА"

Скачать Виталий БАБЕНКО - ИГОРЯША "ЗОЛОТАЯ РЫБКА"

                                 Р_А_З_Г_О_Н.
                               Глава "Р",
              предложенная магистром беллетристики Г. Чуковым.

     ...Самое забавное в истории Игоряши-второго  -  это  то,  что  он,  в
сущности, так и  не  прикоснулся  к  десяти  миллионам,  чудесным  образом
свалившимся ему на голову в трех роскошных  чемоданах.  Нет,  конечно,  он
пользовался этими деньгами - сорил сотнями,  мотовствовал,  куражился,  но
больше от спеси, чем по существу, и в общей сложности растратил  не  более
пяти тысяч рублей - по мелочам.
     Чемоданы с почти не тронутым содержимым хранятся у Игоряши-второго по
сей день в неприступном сейфе из титанового сплава. Он их оставил  у  себя
как память о первом Контакте и еще по  одной  причине,  о  которой  гласит
табличка, приклеенная к дверце сейфа с внутренней стороны.
     На табличке Игоряша с нажимом вывел: "На черный день".  В  тот  самый
первый день новой жизни, когда Игоряше-второму  так  неожиданно  привалило
богатство, он, разумеется, на работу не пошел. Часа два Игоряша валялся на
полу, осыпая себя сторублевками, и полоумно хихикал. В ведре с  кристально
чистой водой лениво шевелила червонными плавниками Золотая Рыбка N_3.
     Игоряша никак не мог сообразить, что бы такое ему отчебучить в первую
очередь. Долгое время навязчиво липло желание сбегать  в  магазин,  купить
два ящика ядрицы, затем позвонить двум закадычным друзьям, выдернуть их  с
работы и устроить фантастическую обжираловку. Игоряша обсосал эту идею и с
легким сердцем отбросил ее.  Он  умнел  на  глазах:  откуда-то  взялись  и
сообразительность, и спокойная оценка ситуации. Явилась мысль, прозрачная,
как стакан: никуда ни бежать, ни звонить не надо. Возжелай он только  -  и
два ящика ядрицы, и десять,  и  целый  контейнер  перенесутся  к  нему  из
ближайшего магазина. И друзей можно доставить в сию минуту  -  стоит  лишь
дать знак Золотой Рыбке.
     Игоряша вздрогнул и опасливо покосился на  ведро  -  не  расценил  ли
биомодуль его мысли как приказ к действию? Но все было спокойно. Мысли шли
в условном наклонении, и Золотая Рыбка не реагировала.
     Далее Игоряша прокрутил в голове  идею  сногсшибательного  банкета  в
"Метрополе" - персон примерно на пятьдесят. Но он  никак  не  мог  решить,
кого же из родственников выписать на вальпургиево торжество, поэтому  и  с
банкетом решил повременить.
     Когда днем пришла после смены жена Игоряши, шофер такси Анюта,  дверь
в мужнину комнату оказалась запертой изнутри. Анюта долго кричала в косяк,
грозила мужу, билась в дверь  всем  телом,  напоминала,  что  в  УПРАТРУБе
больше всего не любят, когда из будней делают  праздники,  плакала,  -  но
ничего не добилась. Наконец она крепко, по-шоферски, выругалась,  заявила,
что кормить борщом лодыря и объедалу не будет, и  ушла  на  кухню  звенеть
кастрюлями.
     Игоряша,  казалось,  и  не  слышал  всей  этой  бури.  Он  лежал   на
сторублевках и блаженно мечтал.
     В тот день  Игоряша  испытал  смену  настроений,  совершенно  ему  не
свойственных. Утренний шок, как  мы  знаем,  сменился  очумелостью,  затем
последовала потеря сознания, далее  просветление  перешло  в  эйфорическую
безмятежность, потом Игоряша некоторое время пребывал в растерянности,  и,
наконец, к вечеру его одолела элегическая задумчивость.
     Если бы Анюта в этот час заглянула к Игоряше, она, безусловно,  впала
бы в справедливую истерику. Погруженный в себя Игоряша сидел по-турецки на
полу в окружении доброй сотни жестяных банок с чайным экстрактом "Липтон".
Примерно треть банок валялись уже опустошенные (был такой грех за Игоряшей
- шибко любил он хороший, до черноты, чай). Рядом стоял мешок  с  отборной
астраханской воблой. И тут же - фаянсовое гжельское  блюдо,  где  источали
укропный аромат свежесваренные донские раки: каждый размером с  башмак.  И
восхитительные креветки (перуанские - так захотелось Игоряше).  И  котелок
черной зернистой  икры.  И  соленые  фисташки.  И  нарезанный  прозрачными
ломтиками французский сыр  "грюйер"  на  доске  из  севрского  фарфора.  И
литовские крекеры с тмином...
     Попивая чаек из банок и закусывая  всем,  что  попадалось  под  руку,
Игоряша напряженно думал, перебирал варианты и разговаривал  вслух  сам  с
собой.
     В  ведре  -  точнее,  не  в  ведре  уже,  а  в  серебряной   братине,
принадлежавшей когда-то Григорию  Лукьяновичу  Скуратову-Бельскому,  более
известному по прозвищу Малюта, - плавала Золотая Рыбка N_8.
     Если бы  Анюта  заглянула...  Увы,  Анюты  в  этот  час  философского
созерцания уже не было ни в Игоряшиной квартире, ни  в  московском  районе
Строгино, ни вообще на планете Земля. Игоряша неразумно  истратил  на  нее
первый регистр третьего биомодуля.
     Днем Анюта все-таки вломилась в  мужнину  комнату,  высадив  дверь  с
помощью монтировки.
     - Ты чем это здесь занимаешься, жрун  болотный?!  -  завопила  она  с
порога, бросаясь вперед, как под танк.
     И тут же осеклась. И застыла, словно Лотова жена. Ибо Игоряша, как мы
знаем, первую половину дня провел, лежа на сторублевках, как на  бархатной
мураве в летний день.
     - Игоряша... - просипела Анюта перехваченным горлом. - Откуда  ЭТО  у
нас???...
     Кто знает, то ли стенания жены успели уже  надоесть  Игоряше,  то  ли
взбеленила его осада двери с использованием стенобитных орудий, а,  может,
самолюбивую душу новоиспеченного  миллионера  покоробило  словечко  "нас"?
Только Игоряша приподнялся на локте и ясным голосом сказал:
     - А поди ка ты к ядрене фене!
     Информационный биомодуль, именуемый здесь Золотой Рыбкой N_3,  провел
на нашей планете уже несколько тысячелетий, но до  сей  поры  он  спокойно
обитал себе в водах озера Ван, поэтому понятие "ядрена феня" отсутствовало
в его необъятной памяти. Зато биомодуль прекрасно знал о  существовании  в
глубинах Галактики  звездной  системы  с  названием  Оомгрусанта,  что  на
русский язык можно перевести как  "Ядро  на  пене".  Вторая  планета  этой
системы мало чем отличалась от Земли по условиям жизни, а то, что  Игоряша
знать не знал об Оомгрусанте и вообще имел в виду нечто другое,  было  для
биомодуля перегрузочной информацией. Поскольку желание  Игоряши  перенести
свою подругу на "Ядро на пене" обладало очень высоким потенциалом и к тому
же перенос этот не мог повлечь смерти Анюты  и  нанесения  ей  физического
ущерба, то  есть  не  нарушал  граничных  условий  использования  регистра
биомодуля, то Золотая Рыбка незамедлительно подчинилась команде.
     Анюта исчезла.
     В мозгу Игоряши отпечаталось: "Первый регистр исчерпан".
     Игоряша безумно испугался. Первым побуждением его было вернуть Анюту.
Он уже раскрыл рот, но тут испугался вторично.
     Игоряша ужаснулся, вообразив, в  каком  виде  может  предстать  Анюта
после  посещения  неведомой  "ядрени  фени".  Вроде  бы  шутка  совершенно
абстрактная и эвфемистическая, но  раз  Анюта  отправилась  ТУДА,  значит,
нечто такое существует _н_а_ _с_а_м_о_м_ _д_е_л_е!
     Игоряша вытер пот со лба и решил с возвращением Анюты повременить,  а
в качестве компенсации  за  потерю  жены  заказал  себе  чаю.  Побольше  и
получше. И новый биомодуль. И раков с креветками. И братину  для  шику.  И
еще биомодуль. И сыр. И крекеры. И...
     Весь вечер разговаривал сам с собой Игоряша. Осторожно разговаривал -
чтобы, не дай бог,  не  истолковали  Золотые  Рыбки  его  рассуждения  как
ж_е_л_а_н_и_я. Потом он неспокойно спал, маясь набитым животом.  Проснулся
в шесть утра, долго боролся с изжогой, а затем уже и  не  прилег  -  опять
разговаривал.
     И наконец пришел к трем важным для себя выводам. Первый: что  никакие
деньги - ни миллионы, ни миллиарды, ни оклады, ни прогрессивки  -  ему  не
нужны. Поскольку Золотые Рыбки и так исполнят все, что  его  душе  угодно,
поэтому со службой в УПРАТРУБе следует сей же день покончить. Второй:  что
он в любой момент может вернуть Анюту, приказав биомодулю доставить  ее  в
п_р_е_ж_н_е_м_ _в_и_д_е, но, собственно, с  этим  спешить  не  надо.  Пока
требуется заняться собой. Эта идея -  заняться  собой  -  и  была  третьим
выводом.
     И начал Игоряша _д_е_й_с_т_в_о_в_а_т_ь.
     В семь утра Игоряша испросил у восьмого биомодуля, сколько  всего  на
Земле Золотых Рыбок. Оказалось, исходное число - 1370 штук:  галактический
стандарт для обитаемых планет земного типа -  один  биомодуль  на  миллион
кубических километров гидросферы. У Игоряши  даже  дух  захватило:  "Почти
полторы тысячи волшебных палочек - вот уж развернусь!"
     Следующим ходом он заказал себе безупречное  здоровье.  И...  тут  же
мешком рухнул на пол - словно невидимый великан прихлопнул его, как муху.
     Игоряшу бросило в жар, потом  в  холод,  невыносимая  боль  разорвала
внутренности, пульс зашкалил, из носа хлынула кровь, отнялись ноги,  потом
руки, агония выгнула тело колесом, в голове взорвалась сверхновая. Игоряше
казалось, что по нему промчался товарный состав, потом пронеслась танковая
дивизия, потом не спеша прогрохотала вереница дорожных  катков.  Он  хотел
было  заорать:  "За  что?!"  -  но   последним   сгустком   воли   отогнал
катастрофический вопрос - _т_р_е_т_и_й_ вопрос для  данного  биомодуля,  -
который, конечно же, закрыл бы перед ним дорогу в  будущее.  Вместо  этого
Игоряша, захлебываясь густой ядовито-горькой  желчью,  пробулькал:  "Новый
биомодуль!.."
     Он очнулся в невообразимой позе на полу. Над ним клубился,  истаивая,
смрад.  Игоряша  прислушался  к  себе  -  ничего  не  болело.   в   мышцах
переливалась чистая энергия. Голова была ясной и свежей; организм  работал
как кварцевые часы. Переполняло ощущение счастья и вечности.
     - Что это было? - спросил он, пораженный. "Функциональная перестройка
организма, - ответил  биомодуль  огненным  текстом.  -  Пурификация  ауры.
Наладка иммунной системы. Канцеродиализ. Бактериальный и вирусный дренаж".
     -  Ясно,  -  сказал  Игоряша.  Целый  час  он  плескался  в   ванной,
наслаждаясь  жизненными  токами  в  клетках  тела.  Вышел  насвистывая,  и
переоделся  в  чистое.  Подошел  к  братине,  играя  мускулами,  подмигнул
биомодулю и раздельно произнес:
     - Бес-смер-ти-е.
     Игоряша ожидал, что новый удар свалит его  с  ног,  опять  набросится
жуткая сила и примется терзать. Но ничего такого не случилось. Перестройка
генетической программы и запуск нейронной реабилитации проходят совершенно
неощутимо.
     В девять утра Игоряша с помощью очередного биомодуля  обеспечил  себя
нестарением. Он посчитал, что 35 лет  -  оптимальный  возраст  для  вечной
жизни. Дальновидный человек, - и ведь известно, что миф  об  Эндемионе  не
был ему знаком.
     Да, великая вещь - бессмертие! Оно настраивает  мысли  на  совершенно
иной  лад.  Малое  делает  великим,  великое  -   малым,   совершенное   -
примитивным, затягивает память дымкой.


     А между тем бедная женщина ужасно растерялась, очутившись  на  берегу
изумрудного океана под сенью фиолетовых  деревьев  с  плоскими  зонтичными
кронами. Много часов она шла по рыжему песчаному пляжу,  надеясь  отыскать
людей, жилье или хоть какие-нибудь приметы цивилизации.  В  воздухе  пахло
клопами и уксусом.
     Наконец на изгибе берега она  увидела  фигуру  человека  и  бросилась
бегом  навстречу.  А  приблизившись,  пронзительно  завопила  и  столь  же
стремительно, не помня себя, помчалась прочь. Человек был впряжен в  некое
подобие телеги на санях. У него был  совершенно  лысый  шишковатый  череп,
двупалые клешневидные кисти рук, прозрачный  живот,  в  котором  виднелись
омерзительные сине-бурые кишки, и три глаза. Единственное, что  напоминало
здесь о Земле, - это третий глаз  на  лбу  у  чудовища.  Он  горел  чистым
зеленым светом, как огонек Анютиного такси.

 

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2494 сек.