Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Валерий Брюсов. - Гора Звезды

Скачать Валерий Брюсов. - Гора Звезды

26

   Ночью я греб, направляясь по звездам. Под утро утомление одолело  меня.
Проснувшись, я увидел, что Сеата лежит на дне лодки с закрытыми глазами. В
испуге я наклонился к ней. Она взглянула на меня и слабо улыбнулась.
   - Я очень слаба, мой милый, - сказала  она  мне,  -  мне  кажется,  это
смерть.
   Я был так потрясен последними днями, что эти слова  не  ужаснули  меня.
Только слезы полились из моих глаз. Я прикоснулся губами к ее руке.
   Не лишения, не трудности пути губили Сеату. Зной также  не  был  силен,
так как воздух был полон водяными парами. В полдень  мне  удалось  поймать
орла, спасшегося от потопа, но теперь упавшего в воду. На  время  мы  были
спасены от голодной смерти, могли даже утолить жажду его свежей кровью. Но
Сеата не хотела ни пить, ни есть. Внутренняя скорбь  убивала  ее.  Днем  я
продолжал грести, придерживаясь того направления, которое я  дал  лодке  с
вечера, но далеко не был убежден, что мы плывем верно.  Разве  можно  было
определить  направление  в  этом  океане  без  берегов?   Вода   перестала
прибывать. Волнение утихло. Сквозь прояснившуюся воду мне было видно дно -
поверхность каменистой пустыни. Глубина  нового  моря  была  всего  аршина
полтора. Я мог достать веслом до солончака. Весь день Сеата лежала  как  в
забытьи. Несколько раз я смачивал ей губы кровью убитой птицы, но, приходя
в себя, она не хотела пить. К вечеру она совсем очнулась и позвала меня:
   - Мой милый! Мой дорогой! Нам осталось  немного  говорить  с  тобой.  Я
умираю.
   - Сеата! Полно! - в тоске сказал я. - Зачем же  умирать?  Разве  ты  не
хочешь увидеть мою землю, моих братьев?
   - Полно, друг! Это несбыточная мечта. Я и не могла  бы  жить  без  моей
страны, после гибели моего народа. Теперь я сознаюсь тебе во многом, в чем
не решалась сознаться и себе. Напрасно мечтала я о других мирах, моя  душа
все же была прикована к этому. Я очень любила свою страну как родину,  как
родную землю. Я очень любила тебя. Толе, очень, как мужа. Скажи же мне еще
раз, что ты меня любишь, что  ты  не  льстил  бывшей  чужеземной  царевне.
Скажи, чтобы я умерла счастливой.
   Я припал губами к ее рукам, я шептал ей, что, теряя ее, я теряю больше,
чем жизнь.
   Она улыбнулась своей обычной тихой улыбкой и сказала:
   - Нет, ты не виновен в гибели  Горы.  То  Звезда  отомстила  лэтеям  за
рабов, а рабам - за лэтеев. Та же Звезда послала мне тебя. Толе,  чтобы  я
поняла себя, а тебе - меня, твою царевну, твою Сеату, чтобы и ты воскрес к
жизни. Помни меня, а я благословляю тебя для жизни.
   - Сеата! - с полным отчаянием воскликнул я.  -  Разве  для  меня  будет
жизнь без тебя?! Ради меня, ради  души  моей,  не  уходи,  будь  со  мной,
останься.
   В слезах я целовал ее холодеющие пальцы, она уже не могла  говорить,  и
только тихая улыбка  сохранилась  на  ее  побледневших  устах.  Потом  она
устремила взор к завечеревшему небу, и душа ее  отлетела  из  мира  земли,
которым она так тяготилась при жизни.
   В тот же час, как Сеата умерла, я вдруг  понял  всю  безмерность  своей
любви к ней. Мне сразу как в блеске молнии представились два существа -  я
до этой любви и я, воскрешенный любовью. И я понял,  что  это  два  разных
человека. Я рыдал, как [осужденный], я хотел  бы  воскресить  ее  хоть  на
время, на одно мгновение, чтобы досказать ей все, что  не  успел  выразить
при жизни. В бешенстве я проклинал  себя  за  потерянные  дни  и  часы,  в
которые можно было передать так много!
   Мысль об ужасном будущем пронеслась в моей голове. С дикой решимостью я
схватил дорогое мне тело, прикоснулся к нему последним поцелуем и медленно
опустил его за борт.  Я  произнес  несколько  молитвенных  слов  над  этим
местом, не обозначенным никаким памятником. Потом сильным ударом  весла  я
удалился оттуда.
   Почти тотчас  раскаянье  овладело  мной,  во  мне  воскресло  страстное
желание видеть ее, целовать ее хотя бы и  безжизненные  руки,  говорить  с
ней. Я начал грести назад, среди мрака наступившей ночи я искал ее тело, я
без устали работал веслами, плыл взад  и  вперед,  тщетно  всматриваясь  в
почерневшую воду. Но мне не суждено было найти дорогой могилы.
   Взошло солнце, и я увидел себя все за теми же безумными поисками. Я  не
знал, куда уплыл я, долго ли блуждаю. Тогда в  порыве  нового  отчаяния  я
отбросил  весла  прочь  от  себя  в  эту  спокойную  безответную  воду   и
распростерся на дне челнока, на том самом месте, где лежала Сеата, целовал
те доски, к которым она прикасалась. Неожиданно возникший  ветер  развевал
мои волосы, но я не обращал на него внимания. Мне  было  все  равно,  куда
влечется моя ладья.
   Так прошел день, и настала новая ночь, и краски новой зари  проглянули,
прогорели и погасли [на востоке]. Я смутно понимал течение времени. Я  был
снова во власти бреда  и  диких  грез,  то  отвратительно-мучительных,  то
несказанно блаженных, потому что в них  мне  являлась  снова  моя  царевна
Сеата. И весь мир был не нужен мне.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0559 сек.