Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Валерий Брюсов. - Гора Звезды

Скачать Валерий Брюсов. - Гора Звезды

3

   Далеко не  все  трудности  пути  предвидел  [я],  вступая  в  Проклятую
пустыню. С первых же шагов почувствовали  мы,  как  тяжело  идти  по  этой
каменистой, растрескавшейся почве. Ногам было больно ступать по зазубринам
пластов; игра  лунного  света  обманывала  глаз,  и  ежеминутно  мы  могли
оступиться в расщелину. В воздухе  стояла  тонкая  пыль,  резавшая  глаза.
Однообразие местности было таково, что мы постоянно  сбивались  с  прямого
направления и кружили: идти приходилось по звездам, потому что абрис  Горы
не был виден во мраке. Ночью можно было идти еще  бодро,  но,  как  только
всходило солнце, нас охватывал нестерпимый зной. Почва быстро  раскалялась
и жгла ноги сквозь  обувь.  Воздух  становился  огненным  паром,  как  над
растопленной  плитой,  -  мучительно  было  дышать.  Приходилось   наскоро
разбивать палатку и под ней лежать до вечера, почти не двигаясь.
   Этой Проклятой пустыней мы шли шесть суток. Вода, бывшая у нас в мехах,
очень быстро испортилась,  пропахла  кожей,  сделалась  отвратительной  на
вкус. Такая вода почти не удовлетворяла  жажды.  К  третьему  утру  у  нас
оставался очень маленький остаток ее, мутные последки на дне меха. Я решил
поделить этот остаток между нами до конца, так как днем он  испортился  бы
окончательно. В тот же  день  начались  обычные  мучения  жажды:  заболело
горло, язык стал жестким, большим, являлись быстро исчезающие  миражи.  Но
четвертую ночь мы еще шли без остановки. Мне  казалось,  что  Гора  Звезды
близко, что к ней ближе, чем назад, к границе пустыни.  Утром,  однако,  я
увидел, что силуэт Горы почти не вырос, все  так  же  недоступен.  В  этот
четвертый день мной окончательно овладел бред. Мне стали грезиться озера в
пальмовых оазисах,  стада  антилоп  на  берегу  и  наши  русские  речки  с
заводями, где ивы купают плакучие ветви, мне грезился месяц, отраженный  в
море, раздробленный в волнах, и отдых в лодке за  прибрежной  скалой,  где
вечно волнуется прибой, вал набегает за валом,  пенится  и  высоко  встает
брызгами. Во сне оставалось смутное сознание, оно говорило,  что  все  эти
картины - призрак, что они мне недоступны. Я жаждал не  грезить,  победить
свой бред, но на это сил не хватало. И  это  было  мучительно...  Но  едва
солнце закатилось и настала  мгла,  я  вдруг  очнулся,  вдруг  встал,  как
лунатик, словно на тайный зов. Мы уже не собрали палатку, так как не могли
нести ее. Но мы шли опять вперед,  упорно  тянулись  к  Горе  Звезды.  Она
влекла меня как магнит. Мне начинало казаться, что жизнь моя тесно связана
с этой Горой, что я должен, должен и против воли идти  к  ней.  И  я  шел,
временами бежал, сбивался с пути, опять находил его, падал, вставал и  шел
снова. Если Мстега отставал, я кричал на него, грозил ему  ружьем.  Взошел
убывающий месяц и осветил конус Горы. Я  приветствовал  Гору  восторженной
речью, протягивал к ней руки, умолял помочь мне, и опять шел, и опять шел,
уже без отчета, слепо...
   Ночь миновала, справа от  нас  выкатилось  красное  солнце.  Звезда  на
вершине Горы загорелась ярко. У нас уже не было палатки, я крикнул Мстеге,
чтобы он не останавливался.
   Мы продолжали идти. Вероятно, около полудня я упал, побежденный  зноем,
но продолжал подвигаться ползком.  Я  бросил  револьвер,  охотничьи  ножи,
заряды, куртку. Долго я тащил за собой  мой  верный  винчестер,  но  потом
бросил и его. Я  полз  опухшими  ногами  по  раскаленной  почве,  цепляясь
окровавленными руками за острые камни. Перед каждым  новым  движением  мне
казалось, что оно будет последним, что еще одного я не  буду  в  состоянии
сделать. Но в моем сознании была только одна мысль: надо идти вперед. И  я
полз даже среди бреда, полз, выкрикивая невнятные  слова,  разговаривая  с
кем-то. Однажды я занялся ловлей каких-то жуков и  бабочек,  которые,  как
мне казалось, сновали вокруг меня. Приходя  в  себя,  я  отыскивал  взором
силуэт Горы и снова начинал ползти  к  ней.  Настала  ночь,  но  ненадолго
принесла успокоение своей свежестью. Силы меня покидали,  я  изнемогал  до
конца. Слух был наполнен страшным звоном и ревом, глаза все  более  густой
пеленой застилал кровавый  туман.  Сознание  покидало  меня  окончательно.
Последнее, что я помню, когда я очнулся: солнце стояло  невысоко,  но  уже
мучительно палило меня. Мстеги со мной не было. Первое мгновение  хотелось
мне  сделать  усилие,  чтобы  посмотреть,  где  Гора.  Затем  в  следующее
мгновение мне ясно блеснула мысль, заставившая меня вдруг  рассмеяться.  Я
смеялся, хотя из моих растрескавшихся губ текла при этом кровь, сочась  по
подбородку и каплями падая на грудь. Я смеялся  потому,  что  вдруг  понял
свое безумие. Зачем я шел вперед? Что могло быть около Горы? Жизнь,  вода?
А что, если и там все та же мертвая, та же Проклятая пустыня! Да, конечно,
оно так и есть. Мстега умнее меня и, конечно, пошел  назад.  Что  ж!  Быть
может... ноги и донесут его до  рубежа!  А  я  заслужил  свою  участь.  И,
насмеявшись, я закрыл глаза и остался неподвижным. Но  внимание  мое  было
пробуждено чем-то темным, что я  почувствовал  сквозь  опущенные  веки.  Я
взглянул  снова.  Между   мною   и   небом   парил   коршун,   африканский
коршун-стервятник. Он почуял добычу. И,  смотря  прямо  на  него,  стал  я
думать, как он спустится ко мне на грудь, выклюет те самые глаза, которыми
я смотрю, будет вырывать из меня куски мяса. И я думал, что мне все равно.
Но вдруг новая мысль, ослепительно яркая, залила все мое сознание.  Откуда
здесь коршун? Зачем ему залетать в пустыню?  Или  Гора  Звезды  близко,  а
около нее и жизнь, и леса, и вода!
   Сразу же по моим  жилам  пробежала  струя  силы.  Я  вскочил  на  ноги.
Близко-близко чернела высокая Гора, а со стороны ее ко  мне  бежал  верный
Мстега. Он искал меня и, увидав, закричал радостно:
   - Господин! Пусть господин идет! Вода близко, я видел ее.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0953 сек.