Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

ГЕОРГИЙ ГУРЕВИЧ - Погонщики туч

Скачать ГЕОРГИЙ ГУРЕВИЧ - Погонщики туч

                              ЧЕТЫРЕ НЕДЕЛИ СРОКА

    ПОСЛЕ Нерубина слово предоставили Шуре.

    Разложив  перед  собой  тезисы,  девушка  встала,  набрала  полную грудь
    воздуха  и обвела взглядом всю аудиторию. Во главе стола сидел министр -
    коренастый,  немного  сутуловатый,  с большой лысиной. Не глядя на Шуру,
    он  чертил  что-то в блокноте, улыбаясь каким-то своим мыслям. За ним во
    всю   длину  стола,  покрытого  темно-красным  сукном,  сидели  маститые
    ученые,  все  со  степенями и заслугами. Все они внимательно и испытующе
    глядели  на  Шуру,  словно  собирались  ее  экзаменовать,  а у некоторых
    девушка,  как  ей показалось, уловила ехидно-насмешливое выражение - эти
    заранее  готовили ей двойку. Нерубин, такой знающий и смелый в Саратове,
    сидел  вытянувшись, с напряженным лицом мальчика, попавшего за один стол
    со взрослыми. Даже у дяди был вид смущенный.

    Шура   открыла   рот,   судорожно  глотнула  и  ничего  не  сказала.  Ей
    показалось,  что она забыла все, что нужно было говорить. Она беспомощно
    оглянулась   и   остановилась   на   благожелательной  улыбке  какого-то
    незнакомого  старика с окладистой бородой. Как будто поняв ее состояние,
    старик тихонько показывал пальцем на лист бумаги.

    Шура вспомнила про тезисы и прочла вслух первую строчку:

    -  "По  поручению  группы  Саратовского  сельскохозяйственного института
    имени  профессора  Хитрово  (Шура  не оглянулась на дядю), я вылетела 18
    мая в 6.00 утра по маршруту. . ."

    Как   только  первая  фраза  была  сказана,  сразу  пошло  легче.  Слова
    приходили  сами  собой. Шура ужасно торопилась - ей так много нужно было
    сказать,  и  она  все  время  в  упор  смотрела  на старика с окладистой
    бородой, а старик все так же терпеливо и успокоительно улыбался.

    Когда  Шура кончила, оказалось, что она не использовала своего времени -
    оставалось  целых  две  минуты. Но говорить уже больше было нечего. Шура
    села на свое место, дядя пожал ей руку под столом.

    Потом  выступал  Феофилактов,  потом  еще кто-то, но Шура от волнения не
    понимала  их.  После всех поднялся министр, и когда он встал, оказалось,
    что это человек плечистый, огромного роста. Министр постучал карандашом.

    -  Я  записал несколько цифр, - сказал он, - в дальнейшем мы их уточним.
    Профессор  Феофилактов  считает,  что  в  текущем году вследствие засухи
    шестьдесят   пять  центов  посевной  площади  Советского  Союза  требуют
    искусственного  орошения.  За  последние  годы  мы  провели  ряд  мер  -
    организовали   снегозадержание,  посадку  лесозащитных  полос,  зяблевую
    вспашку,  двадцать  два  миллиона га охвачено оросительной сетью, восемь
    миллионов  га мы снабдили дождевальными комбайнами. Но, несмотря на все,
    остается  еще  около  двенадцати  миллионов  гектаров, ничем пока еще не
    обеспеченных.  Эта  площадь при условии орошения ее могла бы дать лишний
    миллиард пудов зерна для нашего хозяйства, которого мы тоже не получили.

    Старик  с  окладистой бородой написал в своем блокноте "1 000 000 000" и
    обвел цифру красным карандашом.

    -  Ну,  а  если  мы  применим  предложение  товарища  Хитрово? - спросил
    министр, пристально глядя на Феофилактова.

    -  Метод  Хитрово, как и всякий технический метод, - ответил тот, - даст
    результаты  только  при  массовом  масштабе.  Перевозка самолетами - это
    кустарщина.   Нужно  создать  производственные  комбинаты  по  заготовке
    дождя.  Товарищ  Нерубин  говорил  нам  о  тучепроводах.  В принципе это
    возможно,  даже  вполне  реально,  но требует времени на строительство и
    освоение не меньше года.

    Министр сел.

    -  Мост  через  Днепр, - сказал он, минуту подумав, - строится два года.
    Когда  мы форсировали реку в тысяча девятьсот сорок третьем году, саперы
    навели  временный  мост за четыре дня. Сейчас для нас нет вопроса важнее
    урожая.  Это  главный фронт. С какой стати бросаться миллиардом пудов? Я
    считаю,  нужно  создать временные комбинаты в течение четырех недель. Мы
    дадим   на   это  дело  сколько  угодно  авиационных  дивизий,  саперных
    батальонов;  половину  людей  из  находящихся под угрозой засухи районов
    колхозы  сами  выделят. Что еще нужно вам? Передадим в ваше распоряжение
    на  этот  месяц  четыре  электрозавода  и сколько угодно электростанций.
    Короче,  требуйте  все,  что необходимо, но чтобы через четыре недели, к
    первому июля, на Волгу и на Северный Кавказ шли товарные облака.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0755 сек.