Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

ГЕОРГИЙ ГУРЕВИЧ - Погонщики туч

Скачать ГЕОРГИЙ ГУРЕВИЧ - Погонщики туч

                              ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ

    ШУРА  не  спала всю предыдущую ночь, пока пар путешествовал по просторам
    Украины,  и  не  присела ни на минуту весь день, отмечая его движение по
    Харьков  -  Балашовской  дороге. Сейчас, когда берег опустел и последние
    остатки  водяного  пара  таяли  над  Волгой, Шура почувствовала, как она
    устала.  Она  не  в  силах  была  ехать  домой  и  решила лечь в конторе
    тучепровода  на  столе. Ей казалось, что она уснет, как только ляжет, но
    усталость  была  слишком  велика,  сон  бежал от нее, в голове кружились
    невода,   вскипали   клубы  пара,  свистели,  гудели,  грохотали  дядины
    инструменты.  Она  не  в  силах  была  радоваться, что осуществилась так
    быстро  двухлетняя  ее  мечта,  и  не только ее мечта - мечта нескольких
    поколений всей династии Хитрово.

    - Дядя! - крикнула она вдруг. - Миллиард пудов - это много?

    Старик Хитрово ответил из-за фанерной перегородки сердитым голосом:

    - Спи, юла! Я устал.

    Шура  начала  считать:  миллиард  пудов  перевести в тонны, разделить на
    двести  миллионов  жителей  и  на  триста шестьдесят пять дней... Но она
    была скверным арифметиком, сбилась, и пришлось начать все сначала.

    -  Припек не забудь, - неожиданно сказал дядя за стеной. Видимо, он тоже
    не спал и делил пуды на жителей.

    Шура  представила  себе,  что  она  идет  по  тучным, золотистым нивам и
    каждый  колос  кланяется ей тяжелой головкой. Душный, предгрозовой день.
    На  Шуре  цветной сарафан, золотистые косы цвета колосьев вокруг головы,
    и  тот, кто идет рядом с ней, молча гладит взглядом Шурин висок, и щеку,
    и каждый виток туго заплетенных кос.

    Шура  краснеет  (она  всегда легко краснеет). Но ей так приятно, что она
    нравится  этому  человеку  - самому лучшему из всех, кого она встречала.
    Он  похож  на  этого  черноволосого  летчика с упрямыми сжатыми губами и
    колючими  глазами;  он добродушный и терпеливый, как Нерубин; он веселый
    и разговорчивый, как Василий...

    - Дядя, ты любил когда-нибудь?

    Слышно, как профессор сердито перевернулся на другой бок.

    -  Безобразие!  Пристаешь  с  глупостями,  спать  не даешь! Не смей меня
    будить больше! Какие-то мечтатели нынче - молодежь!

    Шура  виновато  замолкла,  лежала  тихо,  как  мышонок.  Несколько минут
    спустя старик, кряхтя, произнес:

    - Что же ты думаешь, я не человек совсем? Так и родился профессором?

    Подождав,  пока дядя перестал ворочаться, Шура встала и тихонько села на
    окошко.  Начищенная  до  блеска  луна  смотрела  ей  прямо  в  глаза. От
    сооружений  тучепровода  легли  на  луг  четкие тени. Воздух все еще был
    насыщен  экзотическим  запахом морской соли и гниющих водорослей. Шура с
    наслаждением  вдыхала  его  и  думала  сразу о луне, и о далеком море, о
    всех  городах  и  областях,  по которым шел к ней этот запах, о том, что
    она счастлива и это невозможно выразить словами.

    Затем  она  обратила  внимание,  что  из  окошка соседней комнаты падает
    желтый  квадрат  света  и  на  нем  шевелится  лохматая тень - профессор
    что-то пишет.

    "Ах,  так!  - подумала Шура. - Велит спать, а сам работает. Дай-ка я его
    напугаю".

    Она  тихонько  вылезла  из  окна,  нагнувшись  подкралась  к  соседнему,
    оперлась руками на подоконник и сказала басом:

    - А чем вы здесь, люди добрые, занимаетесь?

    Смущенный  профессор одной рукой прикрывал распахнувшийся пиджак, другой
    -  карту,  на которую он наносил что-то красным карандашом. Но Шура была
    уже в комнате. Она бесцеремонно оттолкнула профессора.

    - Что это, дядя? Объясни!

    Видя,  что  все равно он разоблачен, профессор начал говорить, сначала с
    запальчивой обидой, затем все более увлекаясь:

    -  Что  же  ты  думаешь,  только тебе мечтать? Нам тоже мечтать хочется.
    Вот,  думаю,  в  будущем  году,  когда  засухи не будет и не понадобится
    орошать  Украину,  направим  облака  дальше  в  степь,  на  новые земли.
    Видишь,  я  зачеркнул  астраханские  степи. Здесь написано: "Безводные и
    бесплодные  пески  и  солончаки".  В  будущем  году  здесь  не  будет ни
    безводных,  ни  бесплодных  песков.  Затем  Казахстан - весь Казахстан -
    должен  быть  таким  же  плодородным,  как  Украина; все Среднеазиатские
    Республики  могут быть Батумским заповедником, если дать туда достаточно
    воды.  Было  время  -  люди открывали Землю, спрашивали у каждой страны,
    что  она  такое?  Теперь  другое  время - мы переделываем страны. Почему
    Печора  впадает в Ледовитый океан, если нужно, чтобы она впадала в Каму?
    Почему в жаркой Туркмении пески, если нам нужны там пальмовые рощи?..

    Шура завладела красным карандашом.

    - Дядя, здесь написано: "пустыня Кызыл-Кум". Зачеркнуть?

    -  Ну, конечно, зачеркни. И Кара-Кум - рядом с ней. И Голодную степь - с
    другой стороны. Для чего же нам голодные степи?! Зачеркни совсем!





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1079 сек.