Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

ГЕОРГИЙ ГУРЕВИЧ - Погонщики туч

Скачать ГЕОРГИЙ ГУРЕВИЧ - Погонщики туч

                                    У КОСТРА

    ШУРА   взяла   билет,  и  вдруг  оказалось,  что  экзамен  принимает  ее
    собственный дядя. Дядя нахмурил брови и постучал чайной ложечкой по столу.

    - Ну-ну, Шурочка, смелее! Рассказывай, как настоящий Хитрово.

    "Дяде  нужно ответить на редкость хорошо, - подумала она, - ему неудобно
    будет  ставить  мне  двойку".  Волнуясь,  она  прочла  билет  и с ужасом
    почувствовала,  что  не  понимает ни слова. Прочла еще раз, даже выучила
    наизусть  нелепые  словосочетания. "Как стыдно, - подумала она, - я даже
    не понимаю, что он меня спрашивает".

    Очень   приятно  было  проснуться  после  такого  сна.  В  темноте  Шура
    протянула  руку,  чтобы зажечь настольную лампу, и запуталась пальцами в
    мехе.  Почему-то  она была укрыта не одеялом, а какими-то куртками, и от
    них несло приятным, чуть сладковатым запахом бензина.

    -  Пусти,  лейтенант,  -  сказал  кто-то  рядом.  -  Дай  место  старому
    поджигателю. Когда я жег камыши под Астраханью, мы складывали костер так...

    Тогда  Шура  вспомнила:  вспышки молнии... шары плещутся в воде ... удар
    грома ... желто-зеленый кpyг моря над головой... лица летчиков на берегу...

    Она  с  трудом  выбралась из-под курток. Воздух был - как парное молоко.
    На  необычайно  черном  небе  сверкали неправдоподобно яркие звезды - их
    было  гораздо  больше,  чем  в  Саратове.  Только  часть  небосвода была
    затуманена  дымкой.  Шары,  плавая  в  воздухе, все еще удерживали возле
    себя бакинскую пыль, наделавшую столько бед.

    -  А, утопленница! - добродушно, приветствовали Шуру летчик и механик. -
    Ну, как здоровье?

    Оба  они чувствовали особую симпатию к девушке за то, что они спасли ее.
    Они  вложили  свой  труд в ее жизнь. Шура стала делом их рук, их дочерью
    немножко.

    - Вам не холодно? Не жарко? - наперебой спрашивали они.

    Василий предложил свою фляжку, летчик протянул банку с консервами.

    "Какие  они  симпатичные  оба, - подумала Шура. - И отчего я ссорилась с
    ними?" Но вслух она сказала только:

    - Спасибо. Мне совсем хорошо. Слабость немного. И зубы болят почему-то.

    Зорин виновато кашлянул, вспомнив карандаш, и поспешил переменить разговор.

    -  Хотели  везти  вас  в Баку, в больницу, потом видим - вы заснули... А
    тут  сумерки.  Радиоприборы  у  нас  из-за  разрядов  испортились.  Я не
    рискнул лететь, решил ночевать.

    Шура  не  ответила.  Василий плеснул на костер бензину, и жизнерадостное
    пламя,  гудя,  взобралось по доскам от разбитого ящика, кинуло навстречу
    звездам пригоршни искр.

    Все  трое  придвинулись  к костру, внимательно глядя, как пламя шелушило
    сухие  доски. Путники смотрели на извивы огня так, как слушают музыку, -
    каждый думал о своем, самом нужном и наболевшем, самом чистом и кpacивoм.

    Василий,  не умеющий молчать, первый нарушил торжественную тишину: начал
    рассказывать отрывок из своей лоскутной жизни:

    -  Я  две  весны  работал поджигателем. Веселое дело! Сразу, как ушел из
    колхоза.  Лет пятнадцать мне было, мальчишка еще... Потом послали меня в
    Зоотехникум.  Но я не высидел там долго: колючеперые, чешуекрылые, кости
    и  черепа  -  мертвое  дело!  Пошел  на завод работать, в цех автоматов.
    Машины  у  нас  там  были  - просто умные машины! Вставишь в нее чертеж,
    наладил,  пустил в ход - слева входит болванка, справа вынимаешь готовый
    поршень.  Я  любил разбирать их. Двенадцать тысяч деталей! У каждой свой
    смысл  и  назначение.  Талантливая вещь машина - ничего лишнего. Человек
    хуже  -  в  человеке  много  лишнего. К чему болезни, или лень, или сон,
    например, - восемь часов каждый день простой? Нет, машина умнее.

    - А умную машину кто делает? - лаконично заметил Зорин.

    Летчик был уверен в своих силах, сомнения Василия казались ему детскими.

    -  Хорошо  бы  такую  машину  выдумать, чтобы она людей исправляла! Вот,
    скажем,  я  -  Василий  Бочкарев.  Я  свои недостатки знаю. Я, - Василий
    понизил  голос,  оглянувшись на Шуру, - перекати-поле. Сколько раз менял
    профессию.  Берусь  горячо,  с  интересом. Проходит полгода, и вижу - не
    то...  и  руки  опускаются.  Вот  поставить бы меня перед такой машиной,
    включить  рубильник,  там  какие-нибудь  лампы,  лучи  -  и  пожалуйста:
    выходит новый человек. Как, по-твоему, будет это когда-нибудь?

    -  Все  дело  в  человеке,  -  твердо сказал Зорин. - Человек может все.
    Раньше  были  сказки  - например, о ковре-самолете, а сегодня мы с тобой
    летаем  на  нем.  Теперь  писатели  пишут  о  путешествии  на  Марс,  об
    отеплении  Арктики.  Нашим  предкам  это  не  приходило в голову, но это
    будет.  И  то,  что нам не приходит в голову, будет тоже. Можно добиться
    всего,  только  нужно захотеть, так захотеть, чтобы жизни не было жалко.
    И переделать себя можно без всяких машин. Самому захотеть нужно.

    - Ты счастливый, ты знаешь, чего ты хочешь, - вздохнул Василий.

    -  Я учусь пока, - сказал Зорин с неожиданной задушевностью. - Училище и
    дивизия  -  все  это  учеба. Я готовлюсь. Уже много лет я обдумываю один
    полет. Он будет нужен всем, вся страна будет ждать моего возвращения...

    Шура,   которая   невнимательно   слушала   обрывки   их   разговора   и
    сосредоточенно  ворошила  щепочкой  угольки, словно искала в пепле ответ
    на свои вопросы, подхватив последние слова, вскинула голову.

    -  Хорошую  идею нельзя держать про себя. Дядя говорит, - она перешла на
    свои  дела, - мы Хитрово, мы проверяем себя десять лет, мы не говорим на
    ветер.  А  по-моему, не важно - Хитрово или не Хитрово, наш институт или
    другой.  Чем  больше  институтов включится, тем быстрее будет результат.
    Пусть  мы  ошибались,  наши ошибки - мостик к конечному успеху. Я первая
    стояла  за то, чтобы не откладывать на осень, немедленно писать в Кремль
    и просить самолет для опытов. Видите - нам поверили.

    - В Кремль? - оба летчика с уважением посмотрели на Шуру.

    -  Ну  да, в Кремль. И теперь обязательно нужно, чтобы был успех. Только
    я не понимаю... Или нет, вы же еще не знаете ничего.

    И  здесь  же,  у  костра,  сбиваясь,  перескакивая  с одного на другое и
    проглатывая  слова,  Шура  рассказала  вею свою историю этим двум людям,
    которые пришли только вчера и были с ней в самый важный момент ее жизни.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0433 сек.