Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Ананке (Пиркс на Марсе)

Скачать Станислав Лем. - Ананке (Пиркс на Марсе)

   Своего "Кювье" Пиркс не мог отсюда разглядеть; он посадил корабль  там,
где приказал диспетчер, - тремя  милями  дальше,  за  пределами  площадки:
здесь так готовились к приему первого тяжелого корабля, словно  и  не  был
оборудован новейшими астролокационными автоматами, которые,  как  хвастали
конструкторы (Пиркс почти всех их знал), могли посадить  эту  громадину  в
полкилометра высотой, эту железную гору на площадку размером  с  огородную
делянку.
   Все работники космопорта,  все  три  смены  пришли  на  это  торжество,
которое,  впрочем,  с  официальной  точки  зрения  никаким  торжеством  не
являлось: "Ариэль", как и другие корабли этого типа, совершил уже  десятки
пробных полетов и посадок на Луне; правда, он еще ни  разу  не  входил  на
полной тяге в атмосферу.
   До посадки  оставалось  меньше  получаса;  поэтому  Пиркс  поздоровался
только с теми, кто не нес вахты, и пожал руку  Сейну.  Радарные  приемники
уже работали, по телевизионным экранам  сверху  вниз  проползали  размытые
полосы, но огоньки на пульте сближения еще сияли чистейшей зеленью в  знак
того, что времени осталось много и  ничего  пока  не  происходит.  Романи,
руководитель базы Агатодемона, предложил Пирксу рюмочку  коньяку  к  кофе;
Пиркс заколебался, но, в конце-то концов, он присутствовал здесь абсолютно
неофициально и, хотя не имел привычки пить  с  утра,  понимал,  что  людям
хочется символически подчеркнуть торжественность момента. Как-никак,  этих
тяжелых кораблей  ждали  уже  давно;  с  их  прибытием  руководство  сразу
избавлялось от массы хлопот - ведь  все  время  перевозчики  вроде  Пиркса
всячески старались оборачиваться на линии Марс - Земля как можно быстрее и
эффективней и все же никак не могли насытить прожорливый Проект. А  теперь
вдобавок противостояние кончилось, планеты начали расходиться,  расстояние
между ними будет увеличиваться из года в год, пока не достигнет ужасающего
максимума в сотни миллионов километров; но именно сейчас, в самую  трудную
пору, Проект получил мощную поддержку.
   Люди разговаривали  вполголоса,  а  когда  погасли  зеленые  огоньки  и
зажужжали зуммеры, все сразу замолчали.
   День начинался истинно марсианский - ни хмурый, ни ясный;  но  было  ни
четко различимого горизонта, ни  четко  видимого  неба,  и  словно  бы  не
существовало времени,  поддающегося  определению  и  подсчету.  Хотя  день
наступил,  по  граням  бетонных  квадратов,   распластавшихся   в   центре
Агатодемона, побежали светящиеся линии, зажглись  автоматические  лазерные
метки, а края центрального круглого щита из  черного  бетона  обозначились
пунктиром галогенных рефлекторов. Контролеры поудобней уселись в  креслах,
хотя работы у них было всего  ничего;  зато  главный  компьютер  рассиялся
циферблатами, словно оповещая всех о своей чрезвычайной важности, какие-то
реле начинали тихонько постукивать, и из репродуктора  отчетливо  зазвучал
басистый голос:
   - Эй вы, там, на  Агатодемоне,  это  "Ариэль",  говорит  Клайн,  мы  на
оптической,  высота  шестьсот,  через  двадцать  секунд  переключаемся  на
автоматы для посадки. Прием.
   - Агатодемон - "Ариэлю!" - поспешно сказал в микрофон Сейн,  маленький,
с остроносым птичьим профилем. - Вы у нас на всех экранах, на каких только
можете быть, поудобней укладывайтесь и аккуратненько идите вниз. Прием!
   "Шуточки у них!" - подумал Пиркс, который этого не любил, возможно,  из
суеверия; но они тут, видно, ни в грош не ставят строгости процедуры.
   - "Ариэль" - Агатодемону: у нас триста, включаем  автоматы,  опускаемся
без бокового дрейфа, нуль на нуль. Какова сила ветра? Прием!
   - Агатодемон - "Ариэлю": ветер  180  в  минуту,  север-северо-западный,
ничего он вам не сделает. Прием.
   - "Ариэль" - всем: опускаюсь на оси, кормой, у рулей автоматы. Конец.
   Наступила тишина, только реле быстро  бормотали  что-то  по-своему;  на
экранах  уже  ясно  обозначалась  белая  светящаяся  точка,   она   быстро
вырастала, словно кто-то выдувал пузырь  из  огненного  стекла.  Это  была
пышущая пламенем корма корабля, который действительно  опускался,  как  по
невидимому перпендикуляру, без подрагиваний  и  отклонений,  без  малейших
признаков вращения, - Пирксу приятно было смотреть  на  это.  Он  оценивал
расстояние примерно в сто километров; до пятидесяти не было смысла глядеть
на корабль сквозь окно, тем не менее у окон  уже  толпились  люди,  задрав
головы в зенит.
   Диспетчерская имела постоянную радиофоническую  связь  с  кораблем,  но
сейчас  попросту  не  о  чем  было   говорить:   весь   экипаж   лежал   в
антигравитационных креслах, все делали автоматы под руководством  главного
корабельного компьютера; это именно он распорядился,  чтобы  атомную  тягу
при шестидесяти километрах высоты, то есть на самой  границе  стратосферы,
сменили на бороводородную.
   Теперь Пиркс подошел к центральному, самому большому окну и  сейчас  же
увидел в небе сквозь бледно-серую дымку колючий зеленый огонек, крохотный,
но необычайно ярко мерцающий, словно кто-то сверху просверливал  атмосферу
Марса пылающим изумрудом. От этой  сверкающей  точки  расходились  во  все
стороны бледные полоски - это были клочки  туч,  вернее,  тех  недоносков,
которые в здешней атмосфере выполняют обязанности  туч.  Попадая  в  сферу
ракетных выхлопов, они вспыхивали и распадались, как бенгальские огни.
   Корабль рос; собственно, по-прежнему росла только  его  круглая  корма.
Раскаленный воздух заметно колебался под ним, и неопытному человеку  могло
бы показаться, что корабль слегка раскачивается, но Пиркс  слишком  хорошо
знал эту картину и не мог ошибиться. Все шло  так  спокойно,  без  всякого
напряжения, что Пиркс припомнил первые шаги человека на Луне  -  там  тоже
все шло, как по маслу. Корма была уже зеленым  пылающим  диском  в  ореоле
огненных  брызг.  Пиркс  поглядел  на  главный  альтиметр   над   пультами
контролеров, - когда имеешь дело с такой громадиной, как  "Ариэль",  легко
ошибиться в  оценке  высоты.  Одиннадцать,  нет  -  двенадцать  километров
отделяло "Ариэль" от Марса;  очевидно,  корабль  опускался  все  медленней
благодаря возрастанию тормозной тяги.
   Вдруг сразу произошло многое.
   Кормовые дюзы "Ариэля"  в  короне  зеленых  огней  заколебались  как-то
по-иному. В громкоговорителе  послышалось  невнятное  бормотание,  выкрик,
нечто вроде: "Ручная!", а может, "Не знаю!" - единственное; что  прокричал
человеческий голос, сдавленный,  искаженный,  -  неизвестно,  был  ли  это
Клайн. Зеленый огонь, полыхавший из  кормы  "Ариэля",  вдруг  поблек.  Это
длилось долю секунды. В следующее мгновение корма словно растопырилась  от
ужасающей  бело-голубой  вспышки,  и  Пиркс  понял  все  сразу,  в   дрожи
ошеломления, пронзившей его с головы до пят, так  что  глухой  исполинский
голос, зарокотавший в громкоговорителе, ничуть не удивил его.
   - "Ариэль" (пыхтенье).  Перемена  процедуры.  Из-за  метеорита.  Полный
вперед на оси. Внимание! Полная мощность!
   Это был автомат. На фоне его голоса кто-то вроде кричал, а  может,  это
чудилось. Во всяком случае, Пиркс правильно истолковал  изменение  окраски
выхлопного  пламени:  вместо  бороводорода  включилась   полная   мощность
реакторов, и гигантский корабль,  будто  заторможенный  ударом  ужасающего
невидимого кулака, дрожа всеми скреплениями, остановился - по крайней мере
так это выглядело для наблюдателей -  в  разреженном  воздухе,  на  высоте
всего четырех-пяти километров  над  щитом  космодрома.  Нужен  был  маневр
дьявольский,  запрещенный  всеми  правилами  и   постановлениями,   вообще
выходящий за рамки космонавигации, - удержать  махину  в  сто  тысяч  тонн
весом; ведь требовалось сначала погасить скорость ее  падения,  чтобы  она
вслед за тем снова могла взвиться вверх.
   Пиркс увидел в  ракурсе  бок  исполинского  цилиндра.  Ракета  потеряла
вертикальное положение. Она кренилась.  Начала  было  невероятно  медленно
выпрямляться, но ее качнуло в  другую  сторону,  как  гигантский  маятник;
новый обратный крен корпуса был  уже  больше.  При  столь  малой  скорости
потеря равновесия с такой амплитудой была неодолима.
   Лишь теперь дошел до Пиркса крик главного контролера:
   - "Ариэль"! "Ариэль"! Что вы делаете?! Что у вас творится?!
   Как много может произойти за долю секунды!




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1145 сек.