Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Ананке (Пиркс на Марсе)

Скачать Станислав Лем. - Ананке (Пиркс на Марсе)

   Пиркс у  параллельного,  незанятого  пульта  во  всю  глотку  кричал  в
микрофон:
   - Клайн!! На ручную!! Переходи на ручную, к посадке!! На ручную!!
   Только в этот момент  накрыл  их  протяжный  немолкнущий  гром.  Только
теперь донеслась до них звуковая волна! Как недолго все длилось!
   Стоящие у  окон  закричали  в  один  голос.  Контролеры  оторвались  от
пультов.
   "Ариэль" падал, кувыркаясь, как камень, и качающиеся  полосы  кормового
огня вслепую рассекали атмосферу; корабль  вращался,  безжизненный,  будто
труп,  словно  кто-то  швырнул  эту  гигантскую  башню  с  неба  вниз,  на
грязно-бурые дюны пустыни.  Все  стояли  как  вкопанные  в  жутком  глухом
молчании, потому что ничего  уже  нельзя  было  сделать;  громкоговоритель
невнятно хрипел, бормотал, слышались отголоски то ли отдаленной  суматохи,
то ли гула океана, и неизвестно, были ли там человеческие  голоса,  -  все
сливалось в сплошной хаос. А белый,  словно  облитым  сиянием,  невероятно
длинный цилиндр все быстрее мчался вниз. Казалось, что он угодит  прямо  в
диспетчерскую. Кто-то рядом с Пирксом охнул. Все инстинктивно съежились.
   Корабль наискось ударился об  одну  из  невысоких  оград  вокруг  щита,
разломился надвое и,  с  какой-то  странной  медлительностью  разламываясь
дальше, раскидывая осколки во все  стороны,  зарылся  в  песок.  Мгновенно
взвилась туча  высотой  с  десятиэтажный  дом,  в  ней  что-то  загремело,
зарокотало,   брызнуло   огненными   струями,   над   гривистой    завесой
взметнувшегося песка вынырнул все  еще  ослепительно  белый  нос  корабля,
оторвался  от  корпуса,  пролетел  несколько   сот   метров;   потом   все
почувствовали мощные удары - один, другой,  третий;  почва  колыхалась  от
этих ударов, как при землетрясении. Все здание качнулось, подалось вверх и
снова опало, словно лодка на волне. Потом  в  адском  грохоте  дробящегося
металла все закрыла бронзово-черная стена дыма и пыли.
   И это был конец "Ариэля". Когда все мчались по лестнице к шлюзу, Пиркс,
одним  из  первых  натянувший  скафандр,  не  сомневался,  что  при  таком
столкновении никто не мог уцелеть.
   Потом они бежали, пошатываясь под ударами вихря; издалека,  от  купола,
уже двигались первые оверкрафты и гусеничные машины.  Но  спешить  уже  не
стоило. Не к чему было.
   Пиркс сам не знал, как и когда вернулся в диспетчерскую,  -  перед  его
ошеломленным взором все еще маячил кратер и раздавленный  корпус  корабля;
он не понимал, почему оказался в этой маленькой комнатке, и  по-настоящему
очнулся, лишь когда усидел в зеркале свое посеревшее, осунувшееся лицо.
   В  полдень  созвали  комиссию  экспертов   для   расследования   причин
катастрофы.  Спасательные  команды  еще   растаскивали   экскаваторами   и
лебедками по кускам огромный корпус, еще не успели  добраться  до  глубоко
врезавшейся в грунт  раздавленной  рулевой  рубки,  где  были  контрольные
автоматы, а с Большого Сырта уже прибыла группа специалистов на  одном  из
тех диковинных маленьких вертолетов с  громадными  винтами,  что  способны
летать только в разреженной марсианской атмосфере.
   Пиркс никому не лез на глаза и никого  ни  о  чем  не  спрашивал  -  он
слишком хорошо понимал, что дело чрезвычайно  темное.  В  ходе  нормальной
посадочной процедуры, которая делится  на  освященные  традицией  этапы  и
запрограммирована  с  предельной  точностью  и  скрупулезностью,   главный
компьютер "Ариэля" без всякой видимой причины погасил бороводородную тягу,
подал отрывочные сигналы, похожие на  метеоритную  тревогу,  и  переключил
двигатели на уход от планеты с максимальной скоростью. И он  уже  не  смог
восстановить равновесие, нарушенное при этом головоломном  маневре.  Ни  о
чем похожем в анналах космонавигации не  упоминалось;  приходившие  на  ум
предположения, что компьютер просто-напросто подвел, что в нем  замкнулись
или перегорели  какие-то  контуры,  выглядели  абсолютно  неправдоподобно,
поскольку речь шла об одной из двух программ (старт  и  посадка),  которые
были застрахованы от аварии такой массой предосторожностей, что скорее  уж
можно было заподозрить саботаж. Пиркс ломал себе над этим голову,  сидя  в
комнатке Сейна, и умышленно носа за дверь не высовывал,  чтобы  никому  не
навязываться, тем более что ведь через несколько часов надо  лететь,  а  в
голову но приходит ничего такого, о  чем  следовало  бы  спешно  известить
комиссию. Оказалось, однако, что про него не забыли. Около часу дня к нему
заглянул Сейн. С ним был Романи - он ждал в коридоре. Пиркс его сначала не
узнал, принял руководителя Агатодемона за кого-то из механиков: на нем был
закопченный, весь  в  каких-то  подтеках  комбинезон,  лицо  осунулось  от
изнурения, левый угол рта то и дело подергивался.  Но  голос  у  него  был
прежний, спокойный; от имени комиссии, членом которой он  являлся,  Романи
попросил Пиркса отложить старт "Кювье".
   - Разумеется... если я нужен... - Пиркса это застигло  врасплох,  и  он
пытался собраться с мыслями. - Только мне нужно получить согласие Базы...
   - Это мы сами уладим, если вы не возражаете.
   Больше они ни о чем не говорили, отправились втроем в главный "пузырь",
где в длинном, с низким потолком зале Управления сидело двадцать с  лишним
экспертов: несколько  человек  здешних,  остальные  -  с  Большого  Сырта.
Поскольку наступило обеденное время, а каждая минута  была  на  счету,  им
принесли холодные закуски из буфета, и так, за  чаем,  над  тарелочками  с
едой, из-за чего все  выглядело  как-то  неофициально,  почти  несерьезно,
началось совещание. Пиркс, конечно, понимал, почему  председательствующий,
инженер Хойстер, попросил его выступить первым и описать  ход  катастрофы.
Он был здесь единственным несомненно беспристрастным свидетелем, поскольку
не являлся ни сотрудником диспетчерской, ни членом экипажа "Ариэля".
   Когда Пиркс по ходу рассказа  начал  описывать  свою  реакцию,  Хойстер
впервые перебил его:
   - Значит, вы хотели, чтобы Клайн выключил автоматику  и  попытался  сам
совершить посадку, да?
   - Да.
   - А можно узнать, почему?
   Пиркс не замедлил с ответом:
   - Я считал это единственным шансом.
   - Так. А вам не  казалось,  что  переход  на  ручное  управление  может
привести к потере равновесия?
   - Оно уже было потеряно. Впрочем,  это  можно  проверить  -  есть  ведь
ленты.
   - Конечно. Мы хотели прежде всего представить себе общую картину.  А...
каково ваше личное мнение?..
   - О причине?..
   -  Да.  Мы  сейчас  не   столько   совещаемся,   сколько   обмениваемся
информацией, поэтому что бы вы ни сказали, это вас ни к чему  особенно  не
будет обязывать, а любое  предположение  может  оказаться  ценным...  даже
самое рискованное.
   - Понимаю. Что-то случилось с компьютером. Не знаю, что, и не знаю, как
это могло произойти. Если б я сам не был в диспетчерской, я бы  в  это  не
поверил, но я был и все слышал. Это компьютер изменил процедуру и  объявил
метеоритную тревогу,  внезапно  и  невнятно.  Звучало  это  примерно  так:
"Метеориты - внимание - полная мощность на  оси  -  вперед?"  А  поскольку
никаких метеоритов не было... - Пиркс пожал плечами.
   - Этот компьютер  на  "Ариэле"  -  усовершенствованный  вариант  модели
АИБМ-09, - заметил Боулдер, электронщик; Пиркс его знал,  они  встречались
на Большом Сырте.
   Пиркс кивнул.
   - Я знаю. Потому я и говорю,  что  не  поверил  бы,  если  б  не  видел
собственными глазами. Но это случилось.
   - Как вы считаете, командор, почему Клайн ничего не сделал?  -  спросил
Хойстер.
   Пиркс   внутренне   похолодел   и,   прежде   чем   ответить,   оглядел
присутствующих. Этот вопрос не могли не  задать.  Но  Пирксу  не  хотелось
оказаться первым, кто вынужден будет на него отвечать.
   - Этого я не знаю.
   - Естественно. Однако многолетний опыт поможет вам представить себя  на
месте Клайна...
   - Я представил. Я сделал бы то, к чему пытался его склонить.
   - А он?
   - Не было никакого ответа. Шум и вроде  бы  крики.  Нужно  будет  очень
тщательно прослушать ленты. Но боюсь, что это не много даст.
   - Командор... - Хойстер говорил тихо  и  со  странной  медлительностью,
будто осторожно подбирал слова.  -  Вы  ведь  ориентируетесь  в  ситуации,
правда? Два следующих корабля того же типа, с той же  системой  управления
сейчас находятся на линии Земля - Марс; "Арес"  будет  здесь  через  шесть
недель, но "Анабис" - всего через девять дней. Не говоря уж о том, к  чему
нас обязывает память о погибших, мы имеем еще большие обязательства  перед
живыми. За эти пять часов вы, несомненно, уже обдумали все, что произошло.
Я не могу заставить вас говорить, но очень прошу  сообщить  нам,  к  каким
выводам вы пришли.
   Пиркс почувствовал, что бледнеет. С первых же слов он понял, что  хочет
сказать Хойстер, и вдруг его охватило странное ощущение  ночного  кошмара:
ожесточенное, отчаянное  безмолвие,  в  котором  он  сражался  с  безликим
противником и, убивая его,  словно  погибал  с  ним  вместе.  Это  длилось
мгновение. Он овладел собой и взглянул прямо в глаза Хойстеру.
   - Понимаю, - сказал он. - Клайн и я - это два разных поколения. Когда я
начинал летать,  автоматика  подводила  гораздо  чаще...  Это  накладывает
отпечаток на все поведение человека. Думаю, что Клайн... доверял автоматам
до конца.
   - Клайн думал, что компьютер лучше разбирается в еле?  Считал,  что  он
сможет овладеть ситуацией?
   - Может, он на это  и  не  рассчитывал...  а  только  думал,  что  если
компьютер не справится, то человек тем более.
   Пиркс перевел дыхание. Он все же сказал, что  думал,  не  опорочив  при
этом младшего собрата, уже погибшего.
   - Как по-вашему, была возможность спасти корабль?
   - Не знаю. Времени было очень мало. "Ариэль" почти потерял скорость.
   - Вы когда-нибудь садились в подобных условиях?
   - Да. Но в маленькой ракете - и на Луне. Чем длиннее и тяжелее корабль,
тем труднее восстановить равновесие при  потере  скорости,  особенно  если
начинается крен.
   - Клайн вас слышал?
   - Не знаю. Должен был слышать.
   - Он взял на себя управление?
   Пиркс хотел было сказать, что все это можно узнать по лентам, но вместо
этого ответил:
   - Нет.
   - Откуда вы знаете? - это спросил Романи.
   - По контрольной табличке. Надпись "Автоматическая  посадка"  светилась
все время. Она погасла, лишь когда корабль разбился.
   - А вы не думаете, что у Клайна уже не оставалось  времени?  -  спросил
Сейн. Его обращение выглядело подчеркнутым - ведь они были на "ты". Словно
бы между ними обозначилась некая дистанция... может, враждебность?
   - Ситуацию можно математически промоделировать, тогда  выяснится,  были
ли шансы, - Пиркс старался говорить конкретно и  по-деловому.  -  Я  этого
знать не могу.
   - Но когда  крен  превышает  45  градусов,  равновесие  уже  невозможно
восстановить, - настаивал Сейн. - Ведь верно?
   - На моем "Кювье"  это  не  совсем  так.  Можно  увеличить  тягу  сверх
установленных пределов.
   - Перегрузки больше двадцатикратной могут убить.
   - Могут. Но падение с высоты пяти километров не может не убить.
   На том и окончилась эта краткая дискуссия.  Под  лампами,  включенными,
несмотря на дневную пору, плоско стлался табачный дым. Все курили.
   - По-вашему, Клайн мог взять управление на себя, но  не  сделал  этого.
Так? - Хойстер продолжил свою линию вопросов.
   - Вероятно, мог.
   - А вы не считаете возможным, что ваше вмешательство сбило его с толку?
- отозвался заместитель Сейна; Пиркс его не знал.
   Здешние - против него? Он и это мог понять.
   - Я считаю это возможным. Тем более что  там,  в  рулевой  рубке,  люди
что-то кричали. По крайней мере похоже было на это.
   - На панику? - спросил Хойстер.
   - На этот вопрос я не буду отвечать.
   - Почему?
   - Надо прослушать ленты. Это ведь не точные данные. Шум, который  можно
истолковать по-разному.
   - А наземный контроль, по вашему мнению, мог еще что-нибудь сделать?  -
с каменным лицом спрашивал Хойстер.
   Похоже было на то, что внутри комиссии назревает раскол. Хойстер был  с
Большого Сырта.
   - Нет. Ничего.
   - Вашим словам противоречит ваше собственное поведение.
   - Нет. Контроль не имеет права вмешиваться в решение командира в  такой
ситуации. В рулевой рубке ситуация может выглядеть иначе, чем внизу.
   - Значит, вы признаете, что действовали вопреки установленным правилам?
- снова вмешался заместитель Сейна.
   - Да.
   - Почему? - спросил Хойстер.
   - Правила для меня не святыня.  Я  всегда  делаю  то,  что  сам  считаю
правильным. Мне уже приходилось за это отвечать.
   - Перед кем?
   - Перед Космическим Трибуналом.
   - Но ведь с вас сняли все обвинения? - заметил Боулдер.
   Большой Сырт - против Агатодемона. Это было почти очевидно.
   Пиркс промолчал.
   - Благодарю вас.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1102 сек.