Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Ананке (Пиркс на Марсе)

Скачать Станислав Лем. - Ананке (Пиркс на Марсе)

   Ван дер Войт этим своим славословием  поставил  продукцию  Верфей  выше
всяких  подозрений;  желая,  видимо,   сгладить   впечатление   от   такой
безоговорочной защиты,  он,  изъясняясь  красиво  построенными  периодами,
попросил членов комиссии бескомпромиссно расследовать причины катастрофы.
   Затем заговорили земные специалисты - и проблема тотчас  же  утонула  в
половодье ученой  терминологии.  На  экранах  появились  принципиальные  и
монтажные схемы, формулы, чертежи, таблицы, и  Пиркс,  столбенея,  увидел,
что они нашли самый верный способ  превратить  всю  историю  в  запутанный
теоретический казус.
   После  главного  информациониста  выступил  расчетчик.   Пиркс   вскоре
перестал его слушать. Его совсем не интересовало, выйдет ли он победителем
из очередной стычки с ван дер Войтом, если такая стычка последует.  А  это
казалось, кстати, все менее правдоподобным: о  его  выступлении  никто  не
упомянул, словно это была бестактная выходка, о которой  следует  поскорее
забыть.
   Следующие  ораторы  забрались  уже  на  самую  верхотуру  общей  теории
управления. Пиркс вовсе не подозревал  их  в  злом  умысле;  они  попросту
благоразумно не покидали почву, на которой чувствовали  себя  уверенно,  а
ван дер Войт сквозь дым сигары важно и  одобрительно  их  выслушивал,  ибо
произошло то, к чему он стремился: первенство в совещании захватила  Земля
и "марсиане" оказались в роли пассивных слушателей. Да у  них  ведь  и  не
было  в  запасе  никаких   сенсационных   открытий.   Компьютер   "Ариэля"
превратился в электронный щебень,  исследование  которого  не  могло  дать
никаких результатов. Ленты в общих чертах обрисовывали, что произошло,  но
не объясняли, почему это произошло. Они не описывают всего, что происходит
в компьютере, - для этого  понадобился  бы  еще  один  компьютер,  больших
размеров. А если принять, что и он может допустить ошибку, то следовало бы
этого контролера в свою очередь контролировать, и так до бесконечности.
   Словом,  выступавшие  углубились  в  дебри  аналитических   абстракций.
Глубина их высказываний затемняла тот элементарный факт, что катастрофа не
сводилась только к гибели "Ариэля". Автоматы так давно  переняли  на  себя
стабилизацию гигантских кораблей при посадке на  планеты,  что  это  стало
фундаментом, незыблемой почвой всех  расчетов,  а  эта  почва  вдруг  ушла
из-под ног. Ни один из менее надежных и более простых компьютеров  никогда
еще не ошибался - как же  мог  ошибиться  компьютер  более  совершенный  и
надежный? Если это было возможно, то возможным становилось все.  Сомнение,
однажды  возникнув,  уже  не  могло  ограничиться   проблемой   надежности
автоматов. Все утопало в сомнениях.  А  тем  временем  "Арес"  и  "Анабис"
приближались к Марсу.
   Пиркс сидел словно в полном одиночестве;  он  был  близок  к  отчаянию.
Дискуссия уже превратилась в классический  спор  теоретиков,  который  все
дальше уводил их от происшествия с "Ариэлем". Глядя на массивное обрюзгшее
лицо ван дер Войта, благодушно шефствовавшего над совещанием, Пиркс думал,
что он похож на  Черчилля  в  старости  -  этой  кажущейся  рассеянностью,
которой  противоречило  легкое  подрагивание  губ,  отражающее  внутреннюю
улыбку в ответ на мысль, укрытую за тяжелыми веками.  То,  что  еще  вчера
казалось  немыслимым,  сегодня  становилось  вполне   вероятным:   попытка
подвести совещание к выводу, в котором  всю  вину  свалили  бы  на  стихию
(возможно, на какие-то еще неизвестные феномены природы или  на  пробел  и
самой теории), и к заключению,  что  надо  будет  предпринять  долголетние
широко развернутые исследования.
   Пиркс знал аналогичные, хотя и меньшие по масштабу, истории и  понимал,
какие силы привела в  движение  эта  катастрофа;  за  кулисами  уже  вовсю
старались добиться компромисса, тем более что Проект, находящийся в  столь
угрожаемом положении, склонен  был  ко  многим  уступкам,  чтобы  получить
помощь, а как раз Объединенные верфи могли оказать помощь: например,  дать
Проекту на приемлемых условиях флотилию небольших кораблей для обеспечения
поставок. А если речь пойдет о такой высокой ставке - собственно говоря, о
жизни или  смерти  Проекта,  -  то  гибель  "Ариэля"  окажется  устранимым
препятствием, раз уж нельзя безотлагательно  выяснить  ее  причины.  И  не
такие дела частенько удавалось затушевать.
   Однако в этом случае у Пиркса  был  козырь.  Земляне  его  приняли,  им
пришлось согласиться, чтобы он участвовал в  комиссии,  поскольку  он  был
здесь единственным человеком, прочно связанным с экипажами  ракет.  Он  не
питал  иллюзий:  речь  вовсе  не  шла  о  его  репутации  или  о   степени
компетентности.  Просто  комиссии  был  совершенно  необходим  хоть   один
настоящий космонавт, профессионал,  который  только  что  сошел  с  палубы
корабля.
   Ван дер Войт молча курил сигару. Он благоразумно  помалкивал  и  потому
казался всеведущим. Он наверняка предпочел бы видеть  кого-нибудь  другого
на месте Пиркса, по нелегкая принесла сюда именно Пиркса, и не  находилось
благовидного предлога, чтобы от него избавиться.
   Ведь если бы Пиркс при  расплывчатом  заключении  комиссии  подал  свое
особое  мнение,  это  получило  бы  широкую  огласку.  Пресса   вынюхивает
скандалы,  она  только  и  ждет  такой  оказии.  Союз  пилотов   и   "Клуб
перевозчиков" не представляли собой какой-то реальной силы, но все  же  от
них многое зависело - ведь именно  эти  люди  рисковали  головой.  Поэтому
Пиркс не удивился, услыхав во время перерыва, что ван дер Войт хочет с ним
поговорить.
   Ван дер Войт знался с видными политиками; он начал разговор с шутливого
заявления, что это, дескать, встреча на самом высоком - межпланетарном!  -
уровне. Пирксом иногда руководили импульсы, которым  он  сам  впоследствии
дивился. Ван дер Войт курил сигару и смачивал себе глотку пивом,  и  Пиркс
попросил, чтобы ему принесли бутербродов из  буфета.  Так  что  он  слушал
генерального директора, сидя в помещении связистов и жуя бутерброды. Ничто
не могло их лучше уравнять.
   Ван дер Войт словно бы понятия не имел, что у них недавно была  стычка.
Ничего подобного просто никогда не происходило. Он  разделял  беспокойство
Пиркса за судьбу экипажей "Анабиса" и  "Ареса"  и  делился  с  ним  своими
заботами. Его возмущала безответственность прессы, ее истерический тон. Он
просил Пиркса в случае надобности составить небольшую докладную записку по
вопросу о  предстоящих  посадках:  что  можно  сделать  для  повышения  их
безопасности. Он разговаривал так доверительно, что Пиркс через  некоторое
время извинился перед ним и, высунув голову  за  дверь  кабины,  попросил,
чтобы ему принесли рыбного салату... Ван  дер  Войт  с  истинно  отеческой
заботой ласково басил с экрана, а Пиркс неожиданно задал вопрос:
   - Вы говорили о специалистах, контролирующих имитацию. Кто они, как  их
зовут?
   Ван дер Войт через восемь минут удивился, но лишь на мгновение.
   - Наши "экзаменаторы"? -  он  широко  улыбнулся.  -  Да  это  все  ваши
коллеги, командор. Минт,  Стернхайн  и  Корнелиус.  Старая  гвардия...  мы
отобрали для "Синтроникса" самых лучших, каких только  могли  сыскать.  Вы
их, конечно, знаете!
   Больше им не удалось поговорить, потому  что  совещание  возобновилось.
Пиркс написал записку и передал ее Хойстеру с пометкой:  "Очень  срочно  и
очень важно".  Председательствующий  тут  же  прочел  вслух  эту  записку,
адресованную руководству Верфей. Там было три вопроса:
   1. На каком принципе строится  посменная  работа  главных  имитационных
контролеров Корнелиуса, Стернхайна и Минта?
   2. Несут  ли  контролеры  ответственность  и  какую  именно,  если  они
проглядят неправильные действия либо какие-то другие погрешности в  работе
испытуемого компьютера?
   3. Кто конкретно проводил испытания  компьютеров  "Ариэля",  "Ареса"  и
"Анабиса"?
   Это  вызвало  волнение  в   зале.   Пиркс   совершенно   недвусмысленно
подкапывался  под  самых  близких  ему  люден  -  почтенных,   заслуженных
ветеранов космонавтики!
   Земля, точнее дирекция Верфей, подтвердила  получение  вопросов;  ответ
обещали дать минут через пятнадцать.
   Пиркс сидел огорченный  и  озабоченный.  Нехорошо  получилось,  что  он
добывает информацию таким официальным путем. Он рискует  вызвать  всеобщую
неприязнь; да и позиции его в этом деле могут пошатнуться, если дойдет  до
подачи  "особого  мнения".  Разве  то,  что  Пиркс   попытался   повернуть
расследование от чисто технических вопросов  к  конкретным  людям,  нельзя
истолковать как подчинение нажиму ван дер Войта? А  генеральный  директор,
усмотрев в этом пользу для Верфей, немедленно потопил  бы  Пиркса,  сделав
соответствующие намеки репортерам. Бросил бы его на  съедение  прессе  как
неуклюжего пособника...
   Но Пирксу ничего не оставалось, кроме этого выстрела  наугад.  Добывать
информацию неофициально, окольными путями не хватало времени. Да и не было
у него никаких определенных подозрений. Чем же он тогда  руководствовался?
Довольно туманными представлениями о том, что опасности таятся не в  людях
и не в автоматах,  а  на  стыке,  там,  где  люди  вступают  в  контакт  с
автоматами,  ибо  мышление  людей  так  ужасающе  отличается  от  мышления
автоматов. И еще чем-то, что он вынес из минут,  проведенных  у  полки  со
старинными книгами, и чего не смог бы отчетливо выразить.
   Вскоре пришел ответ: каждый контролер вел свой компьютер от  начала  до
конца испытаний;  ставя  свою  подпись  на  документе,  носившем  название
"аттестата зрелости", он брал на себя ответственность за  любые  упущения.
Компьютер "Анабиса" испытывал Стернхайн, оба остальных - Корнелиус.
   Пирксу захотелось уйти из зала, однако он не мог себе этого  позволить.
Он и без того уже чувствовал, как нарастает напряженность.
   Заседание кончилось в одиннадцать. Пиркс притворился, что  не  замечает
знаков, которые подавал  ему  Романи,  и  ушел  поскорее,  будто  спасаясь
бегством. Запершись в своей каморке, он рухнул  на  койку  и  уставился  в
потолок.
   Минт и Стернхайн не в  счет.  Значит,  остается  Корнелиус.  Человек  с
рационалистическим и научным складом ума начал бы с вопроса: что же такое,
собственно, мог прозевать контролер? Неизбежный ответ: "Абсолютно ничего!"
- сразу перекрыл бы эту дорогу для  расследования.  Но  Пиркс  не  обладал
научным складом ума, так что этот вопрос ему и  в  голову  не  пришел.  Не
пробовал он также размышлять о процедуре испытаний компьютера, будто зная,
что и тут ничего не добьется. Думал он просто  о  Корнелиусе  -  о  таком,
каким он его знал, - а знал его Пиркс неплохо, хотя расстались  они  много
лет назад. Относились они тогда друг к другу неважно, чему  удивляться  не
приходилось, поскольку Корнелиус был на "Гулливере" командиром, а Пиркс  -
младшим навигатором. Однако отношения у них сложились хуже, чем это обычно
бывает в таких ситуациях, потому  что  Корнелиус  был  просто  помешан  на
точности и обстоятельности. Его авали Мучилой, Педантом, Скопидомом и  еще
Мухобоем, потому что он мог отправить половину команды на охоту за  мухой,
обнаруженной  на  корабле.  Пиркс  улыбался,  вспоминая  эти  восемнадцать
месяцев под началом у Педанта Корнелиуса; теперь-то он  мог  улыбаться,  а
тогда из себя выходил. До чего же нудный тип был Корнелиус! Однако его имя
упоминается в энциклопедиях - в  связи  с  исследованием  внешних  планет,
особенно Нептуна.
   Маленький, серолицый, он вечно злился и от всех ожидал  подвоха.  Когда
он рассказывал, будто вынужден лично обыскивать всю  свою  команду,  чтобы
они не протаскивали мух на корабль, ему никто не верил, но Пиркс-то  знал,
что это не выдумки. Дело было,  конечно,  не  в  мухах,  а  в  том,  чтобы
досадить старику. У него в каюте всегда имелась коробка ДДТ;  он  способен
был застыть среди разговора, подняв палец (горе тем, кто не замирали ответ
на этот знак) и прислушиваясь к тому, что принял за жужжание.  В  карманах
он носил отвес и складной  метр;  когда  он  контролировал  погрузку,  это
походило на осмотр места катастрофы, которая, правда, еще не произошла, но
явно близится. Пиркс будто снова услышал крик: "Мучила идет,  скрывайся!",
после  которого  кают-компания  пустела;  он  вспомнил   странный   взгляд
Корнелиуса - его глаза словно бы  не  принимали  участия  в  том,  что  он
говорил или делал, а сверлили все вокруг, выискивая  места,  не  полностью
приведенные в порядок. У  людей,  что  проводят  в  космосе  десятки  лет,
накапливаются чудачества, но Корнелиус был рекордсменом по этой части.  Он
терпеть не мог, чтобы кто-нибудь стоял у него за спиной; если он  случайно
садился на стул, на котором только что сидел кто-то другой, то, ощутив это
по теплоте сиденья, вскакивал как ошпаренный. Он был  из  тех  людей,  при
виде которых невозможно себе представить, как они выглядели  в  молодости.
Лицо его  вечно  выражало  угнетенность,  вызванную  несовершенством  всех
окружающих; он страдал от того, что но мог  обратить  их  в  свою  религию
педантизма. Тыкая пальцем в колонки отчета,  он  по  двадцать  раз  подряд
проверял...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1013 сек.