Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Проспер Мериме. - Двойная ошибка

Скачать Проспер Мериме. - Двойная ошибка

   6

   Госпожа де Шаверни провела очень беспокойную ночь. Поведение ее мужа  в
опере  превзошло  все  его  проступки  и,  как  ей  показалось,  требовало
немедленного разрыва. Завтра же она с ним  объяснится  и  заявит,  что  не
намерена более оставаться под одной кровлей с человеком,  так  жестоко  ее
скомпрометировавшим.  Однако  объяснение  это  ее  пугало.  До   сих   пор
неудовольствие ее выражалось лишь в том, что она дулась, на что Шаверни не
обращал ни малейшего внимания; предоставив жене своей полную  свободу,  он
не допускал мысли, чтобы  она  могла  отказать  ему  в  снисходительности,
которую в случае нужды он готов был проявить по  отношению  к  ней.  Всего
больше она боялась, что во время  объяснения  она  расплачется  и  Шаверни
припишет эти слезы оскорбленному чувству любви. Вот  когда  она  пожалела,
что подле нее нет матери, которая могла бы дать ей хороший совет или взять
на себя заявление о разрыве. Все эти размышления повергли  ее  в  страшную
растерянность, и, засыпая, она решила  посоветоваться  с  одной  из  своих
замужних подруг, которая  знала  ее  с  ранней  юности,  и  довериться  ее
благоразумию в вопросе о дальнейшем поведении по отношению к Шаверни.
   Вся  во  власти  негодования,  она  невольно  сравнила  своего  мужа  с
Шатофором. Чудовищная бестактность первого оттеняла деликатность  второго,
и г-жа де Шаверни не без удовольствия, за которое она, впрочем,  упрекнула
себя, отметила, что влюбленный заботился  о  ее  чести  больше,  чем  муж.
Сравнивая их нравственные качества, она, естественно,  пришла  к  мысли  о
том, насколько изящны манеры Шатофора и до чего непривлекателен весь облик
Шаверни. Она живо представляла себе мужа с его брюшком, грузно суетящегося
около любовницы герцога Г., между тем как Шатофор, еще более почтительный,
чем обычно, казалось, старался поддержать уважение к ней со стороны света,
которое муж готов был разрушить. Наконец - а ведь мысли могут завести  нас
далеко помимо нашей воли, - она представляла себе, что может  овдоветь,  и
тогда ничто не помешает ей, молодой и богатой  женщине,  законным  образом
увенчать любовь и постоянство юного командира эскадрона. Неудачный опыт не
есть  еще  довод  против  брака  вообще,  и  если  привязанность  Шатофора
искренняя... Но она гнала эти мысли, заставлявшие ее  краснеть,  и  давала
себе слово быть с ним еще сдержаннее, чем раньше.
   Она проснулась с ужасной головной болью  и  еще  менее,  чем  накануне,
подготовленной к решительному объяснению. Она не пожелала выйти к завтраку
из страха встретиться с мужем, велела  подать  чай  к  себе  в  комнату  и
заказала экипаж, чтобы  поехать  к  г-же  Ламбер,  своей  приятельнице,  с
которой она хотела посоветоваться. Дама эта находилась в то время в  своем
поместье в П.
   За завтраком Жюли развернула газету. Первое, что попалось ей на  глаза,
было следующее:

   "Господин   Дарси,   первый   секретарь   французского   посольства   в
Константинополе, позавчера прибыл в Париж с дипломатической почтой.  Сразу
же по своем прибытии молодой дипломат имел продолжительную  беседу  с  его
превосходительством министром иностранных дел".

   - Дарси в Париже! -  воскликнула  она.  -  Я  бы  с  удовольствием  его
повидала.  Изменился  ли  он?  Наверно,  стал  очень  чопорным?   "Молодой
дипломат"! Дарси - молодой дипломат!
   Она не могла удержаться от смеха при словах "молодой дипломат".
   Этот Дарси в свое время часто посещал вечера г-жи де  Люсан.  Тогда  он
был атташе при министерстве иностранных дел. Из Парижа он уехал  незадолго
до замужества Жюли, и с тех пор они не видались. Она знала только  одно  -
что он много путешествовал и быстро получил повышение.
   Она еще держала газету в руках, когда в комнату вошел муж. По-видимому,
он был в прекраснейшем настроении. Увидев  его,  она  поднялась  и  хотела
выйти. Но для того чтобы попасть в будуар, нужно было  пройти  мимо  него:
поэтому она продолжала стоять на месте, но так волновалась, что  рука  ее,
опиравшаяся  на  чайный  столик,  заметно  дрожала  и  фарфоровый   сервиз
дребезжал.
   - Дорогая моя! - сказал Шаверни.  -  Я  пришел  проститься  с  вами  на
несколько дней. Я еду на охоту к герцогу Г. Могу сообщить вам,  что  он  в
восторге от вашей вчерашней любезности. Дела мои идут хорошо, и он  обещал
похлопотать обо мне перед королем самым настойчивым образом.
   Слушая его, Жюли то бледнела, то краснела.
   - Герцог Г. только исполняет свой долг по отношению к  вам,  -  сказала
она дрожащим голосом.  -  Меньше  нельзя  сделать  для  человека,  который
компрометирует свою жену самым скандальным образом  с  любовницами  своего
покровителя.
   Потом, сделав над собой огромное усилие,  она  величественной  походкой
прошла через комнату в свой будуар и громко захлопнула за собой дверь.
   Шаверни с минуту постоял, смущенно потупившись.  "Черт  побери,  откуда
она знает? - подумал он. - Но в конце концов не все ли равно? Что сделано,
то сделано!" И так как не в  его  правилах  было  долго  задерживаться  на
непонятной мысли, он сделал пируэт, взял из сахарницы  кусочек  сахару  и,
положив его в рот, крикнул вошедшей горничной:
   - Передайте жене, что я пробуду у герцога дней пять и пришлю ей дичи!
   Шаверни вышел из дому, ни о чем другом не думая, как о фазанах и  диких
козах, которых он собирался настрелять.

 

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1521 сек.