Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Эрик Фрэнк Рассел. - И не осталось никого

Скачать Эрик Фрэнк Рассел. - И не осталось никого

      Гаррисона вдруг осенило. Раскрыв в изумлении рот, он  вынул  плашку  из
кармана и уставился на нее, как будто до этого вообще не видел.
   - Отдай мне ее обратно, - потребовал Бэйнс, наблюдая за ним.
   Засунув плашку обратно в карман, Гаррисон твердо ответил:
   - Нет, и точка.
   Бэйнс прищелкнул языком:
   - Одни соображают быстрее, чем другие.
   Глиду это замечание явно не понравилось. Он протянул руку к Гаррисону.
   - Дай-ка мне еще раз взглянуть.
   - Нет, и точка, - ответил Гаррисон, глядя ему прямо в глаза.
   - Слушай, так не... - Внезапно негодующие нотки исчезли из его  голоса.
Он замер на месте, по слегка остекленевшим глазам было видно, что голова у
него идет кругом. Потом он прошептал: - Черт возьми.
   - Вот именно, - ободрительно буркнул Бэйнс. - Долго ты раскачивался.
   Ошеломленный потоком обрушившихся на  него  вольнодумных  мыслей,  Глид
хрипло сказал Гаррисону:
   - Уйдем отсюда. Мне надо подумать. Давай найдем какое-нибудь  спокойное
местечко.
   Неподалеку они нашли скверик со скамейками, газончиками  и  цветами,  в
котором у фонтана играли ребятишки.  Сев  напротив  лужайки  с  непривычно
яркими для земного-глаза цветами, оба погрузились в раздумья.
   Через некоторое время Глид сказал:
   - Если один человек будет так вести себя,  ему  обеспечен  мученический
венец, но если  всем  миром...  -  Голос  его  дрогнул,  но  он  продолжал
говорить: - Когда я думаю, к чему это может привести, у меня сердце екает.
   Гаррисон хранил молчание.
   - Вот тебе пример, - продолжал Глид. - Предположим,  я  возвращаюсь  на
корабль, и этот рыкающий носорог Бидворси  отдает  мне  приказ.  А  я  ему
отвечаю, не моргнув глазом: "Нет, и точка". Тут либо его кондрашка хватит,
либо он меня бросит в карцер.
   - То-то тебе будет здорово!
   - Да подожди, я же не кончил  еще.  Так  вот,  я  сижу  в  карцере,  но
работа-то  остается  несделанной.  Значит,  Бидворси  приказывает  кому-то
другому. А другой, будучи со мной заодно, смотрит на него ледяным взглядом
и отвечает: "Нет, и точка". Его тоже бросают в карцер, и у меня появляется
компания. Бидворси отдает приказ следующему. Повторяется та же история.  В
карцер влезает только двадцать человек. Значит, им придется теперь  сажать
арестованных в инженерскую столовую.
   - При чем здесь наша столовая? - запротестовал Гаррисон.
   - Именно в столовую, - стоял на своем  Глид,  преисполненный  решимости
покарать инженеров. - Скоро и  она  будет  битком  набита  отказчиками.  А
Бидворси продолжает их сажать одного за другим, если только у него к этому
времени  сосуды  не  полопаются.  Следующую  партию  придется  запирать  в
инженерский кубрик.
   - Да чего ты привязался к инженерам?
   - Их там придется штабелями укладывать до самого потолка, -  сказал  не
без садистского удовольствия Глид. - А кончится все это тем, что  придется
Бидворси самому взять ведро и  швабру  и  драить  медяшки,  пока  Грейдер,
Шелтон и вся остальная братия  будут  караулить  карцеры.  А  его  пузатое
превосходительство и его блюдолизы попрутся на камбуз стряпать  арестантам
обед. - Глид перевел дух и добавил: - Вот это да!
   К ногам его подкатился цветастый мяч. Глид наклонился и  подобрал  его.
Тут же подбежал мальчишка лет семи.
   - Отдайте, пожалуйста, мой мяч.
   - Нет, и точка, - ответил Глид.
   Никакого протеста, ни гнева,  ни  слез.  Мальчик  просто  разочарованно
отвернулся и пошел прочь.
   - Эй, сынок, держи. - Глид бросил ему мяч.
   - Спасибо, - схватив мяч, мальчишка убежал.
   Гаррисон сказал:
   - Что произойдет, если каждый гражданин империи на всей  ее  территории
от Прометея до Кальдора, на  всех  ее  1800  световых  годах  космического
пространства разорвет полученное им извещение об уплате подоходного налога
и скажет; "Нет, и точка!" Что случится тогда?.
   - Тогда правительству потребуется еще  одна  вселенная  для  карцера  и
другая для караульных.
   - Начнется хаос, -  продолжал  Гаррисон.  Он  кивнул  на  фонтан  и  на
играющих около него детей. - Но непохоже, чтобы здесь у них был  хаос.  Я,
во всяком случае, этого не замечаю. Отсюда можно сделать вывод, что они не
перебарщивают  с  этим  бескомпромиссным  отказом.   Они   применяют   его
рассудительно, на основании какого-то общепринятого соглашения. Но что это
за соглашение - не пойму, хоть убей.
   - И я тоже.
   Пожилой человек остановился у их скамейки, посмотрел на них, колеблясь,
потом решил обратиться к проходившему мимо юноше:
   - Не скажете, где остановка роллера на Мартинстаун?
   - В конце Восьмой улицы. Отходит каждый час. Перед отъездим вам прикуют
конечности.
   - Конечности? - Старик поднял недоуменно бровь. - Это еще зачем?
   - Этот маршрут проходит мимо корабля антигандов. Они  могут  попытаться
вытащить вас из машин.
   - Да-да, конечно, - проходя  мимо  Глида  и  Гаррисона,  он  окинул  их
взглядом и сказал: - Эти антиганды т-а-кие зануды!
   - Это уж точно, - поддержал его Глид. - Им говорят: "Убирайтесь", а они
отвечают: "Нет, и точка".
   Пожилой джентльмен сбился с ноги, странно посмотрел на него  и  скрылся
за углом.
   - Они все-таки замечают наш акцент, - сказал Гаррисон. - Хотя, когда  я
обедал в тот раз у Сета, никто на это внимания не обратил.
   - Где удалось поесть один раз, -  неожиданно  оживился  Глид,  -  можно
попробовать и другой. Что мы теряем?
   - Ничего, кроме терпения, - ответил Гаррисон и поднялся со скамейки.  -
Попытаем счастья у Сета. Не получится,  пойдем  куда-нибудь  еще.  А  если
нигде не  получится,  то  успеем  похудеть,  прежде  чем  помрем  голодной
смертью.
   - Похоже, что именно до этого они нас и хотят довести, - ответил  Ганд.
Потом проворчал: - Но они добьются своего только через мой труп.
   - Именно так, - согласился Гаррисон, - только через твой труп.


   С салфеткой через руку подошел Мэтт.
   - Антигандов я не обслуживаю.
   - Но в прошлый раз ты меня обслужил, - сказал Гаррисон.
   - Тогда я не знал, что ты с  того  корабля.  Зато  теперь  знаю!  -  Он
смахнул салфеткой крошки со стола. - Антигандов я не обслуживаю.
   - А нет другого места, где мы бы могли пообедать?
   - Если вам  удастся  обязать  кого-нибудь.  Никто,  конечно,  этого  не
сделает, если поймет, кто вы, разве что ошибется, как я ошибся  в  прошлый
раз. Но я два раза подряд ошибок не делаю.
   - Как раз сейчас и делаешь, - сказал жестким командным голосом Глид. Он
толкнул Гаррисона локтем. - Смотри.  -  И  выходил  из  кармана  маленький
бластер. Напротив  его  Мэтту  в  живот,  он  продолжал:  -  В  нормальной
обстановке меня отдали бы за это под суд, но  сейчас  начальство  вряд  ли
расположено поднимать шум из-за этих  двуногих  ослов.  -  Он  значительно
повел оружием. - Ну живо тащи нам две порции.
   - Нет, и точка, - выпятив челюсть и не  обращая  внимания  на  бластер,
ответил Мэтт.
   Глид щелкнул предохранителем.
   - Учти, он сейчас от кашля сработать может. Шевелись!
   - Нет, и точка, - ответил Мэтт.
   Глид с отвращением сунул бластер в карман.
   - Я просто тебя пугал. Он не заряжен.
   -  Заряжен  или  не  заряжен,  значения  не  имеет.  Антигандов  я   не
обслуживаю, и точка.
   - А если бы я психанул и всадил в тебя полный заряд?
   - А как бы я тогда мог тебя обслужить? Что о мертвеца возьмешь? Пора бы
вам, антигандам, поучиться логике.
   Выпустив эту последнюю стрелу, он ушел.
   - Что-то в этом есть, - сказал Гаррисон уныло.  -  Что  ты  сделаешь  с
мертвецом? Над ним ты не властен.
   - Не скажи. Вид нескольких трупов может привести остальных  в  чувство.
Сразу забегают.
   - Ты рассуждаешь по-земному, - сказал Гаррисон. - Это неправильно.  Как
ни крути, они давно уже не земляне. Они - ганды, хоть и  не  понимаю,  что
они под этим имеют в виду. -  Он  задумался,  потом  добавил:  -  Создание
Империи привело к  образу  мышления,  согласно  которому  Терра  неизменно
права, в то время  как  остальные  шестнадцать  тысяч  сорок  две  планеты
неизменно не правы.
   - От твоих разговорчиков мятежом попахивает.
   Гаррисон не ответил. Глид, заметив, что внимание собеседника  отвлечено
чем-то другим, оглядел комнату и увидел только что вошедшую брюнетку.
   - Хороша, - одобрил сержант. - Не слишком юна,  не  слишком  стара.  Не
слишком толста, не слишком худа. В самый раз.
   - Я с ней уже знаком.
   Гаррисон помахал ей в знак приветствия. Она подошла легкой  походкой  и
села за их стол. Гаррисон представил:
   - Мой друг сержант Глид.
   - Артур, - поправил его Глид, пожирая брюнетку взглядом.
   - Меня зовут Илисса. А что такое "сержант"?
   - Вроде шишки на ровном месте. Я только передаю  парням  приказы,  кому
что делать.
   Ее глаза широко раскрылись.
   - Неужели люди действительно позволяют другим людям указывать себе, что
им делать и как?
   - Разумеется. Как же иначе?
   - Мне это кажется диким. - Девушка перевела взгляд на  Гаррисона.  -  А
твоего имени я так и не узнаю?
   - Джим.
   - Мэтт подходил к вам?
   - Да. И отказался нас обслуживать.
   Она передернула полными плечиками.
   - Это его право.  Каждый  человек  имеет  право  отказаться.  На  то  и
свобода.
   - У нас такая свобода называется бунтом.
   - Не будь ребенком, - упрекнула девушка инженера и поднялась со  стула.
- Подождите здесь. Я пойду поговорю с Сетом.
   - Ничего не понимаю, - сказал Глид, когда  Илисса  отошла.  -  Судя  по
тому, что говорил толстяк в лавке, нас все должны игнорировать, пока мы не
дадим деру с тоски. Но эта дамочка ведет себя дружелюбно, Она не ганд.
   - Ошибаешься, - возразил Гаррисон. - Она просто пользуется своим правом
сказать: "Нет, и точка".
   - Верно! Я об этом и не  подумал.  Они  могут  его  применить,  как  им
нравится.
   - Конечно, - инженер снизил голос. - Тихо, она Идет обратно.
   Сев снова за столик, девушка поправила прическу и сказала:
   - Сет лично вас обслужит.
   - Еще один предатель, - усмехнулся Глид.
   - Но с условием, - продолжала она, - что вы оба поговорите с ним  перед
уходом.
   - Цена подходящая, - решил Гаррисон. - Но это значит, что тебе придется
погашать обед за нас троих своими обами?
   - Нет, только за себя.
   - Как так?
   - У Сета свои соображения. Он такого же мнения об антигандах, как и все
остальные, но обладает склонностью к миссионерству. Он не согласен с  тем,
что  всех  антигандов  нужно  игнорировать.  По  его  мнению,  так   можно
относиться только к слишком глупым и упрямым, кого не перевоспитаешь.  Сет
уверен, что каждый разумный антиганд является потенциальным гандом.
   - Да что это такое "ганд"? - вопросил Гаррисон.
   - Обитатель нашего мира.
   - Но от чего происходит это слово?
   - От имени Ганди.
   Гаррисон наморщил лоб.
   - Это еще кто?
   - Человек, который изобрел Оружие.
   - Никогда о нем и не слышал.
   - Меня это не удивляет, - заметила Илисса.
   - Не удивляет? - Гаррисон  почувствовал  раздражение.  -  Позволь  тебе
заметить, что в наше время на Терре все получают такое образование...
   - Успокойся, Джим. Я просто  хотела  сказать,  что  это  имя  наверняка
вычеркнуто  из  ваших  учебников  истории.  Оно  могло   вызвать   у   вас
нежелательные настроения. Поэтому меня и не удивляет,  что  ты  о  нем  не
слышал. Не можешь же ты знать того, чему тебя никогда не учили.
   - Если ты подразумеваешь, что на Терре история подвергается цензуре, то
я в это не верю.
   - Это твое право, верить или нет. На то и свобода.
   - До известной степени. У человека есть  обязанности,  отказываться  от
которых он не имеет права.
   - Да? А кто определяет ему эти обязанности - он сам или другие?
   - По большей части люди, стоящие выше его.
   - Ни один человек не может стоять выше  другого.  Ни  один  человек  не
имеет права указывать другому, в чем  состоят  его  обязанности.  Если  на
Терре кто-то обладает подобной идиотской властью, то  только  потому,  что
идиоты это ему позволяют. Они боятся свободы.  Они  предпочитают  получить
указания. Они любят выполнять приказы. Ну и люди!
   - Мне бы не следовало тебя слушать, - вмешался  в  разговор  Глид.  Его
дубленое лицо горело. - Ты настолько вредная, насколько хорошенькая.
   -  Боишься  своих  собственных  мыслей,  -  уколола  она,   подчеркнуто
игнорируя комплимент.
   Глид покраснел еще больше.
   - Никогда в жизни. Но я...
   Он не договорил, потому что появился Сет и поставил на стол три  полные
тарелки.
   - После обеда поговорим,  -  напомнил  Сет.  -  Мне  вам  надо  кое-что
сказать.
   Сет подсел к их столику, как только они кончили есть.
   - Что вы уже знаете?
 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1008 сек.