Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Борис Владимирович Романовский. - Преступление в Медовом Раю

Скачать Борис Владимирович Романовский. - Преступление в Медовом Раю

  Потихоньку группа углубилась в лес.
  Странный  это  был  лес.  Светлый,   какой-то   прозрачный,   напоенный
удивительными, нежными ароматами.  Видов  деревьев  было много,  но ползучие
растения  почти не встречались,  и  было много  полянок,  отчего лес казался
немного запущенным английским парком. Непрерывно попадались мелкие животные.
Зверье выглядело непуганым. Метров через двести десантники вынырнули из чаши
на большой луг.
  --  Осторожно!--тихо  сказал  Эррера,  шедший  впереди  группы.  --  Не
стрелять!
  ---- Ой! --Это Жаннет вынырнула вслед за командиром.
  На  лугу паслись коричневые животные величиной с корову  и  с рогами на
голове.  Сужающиеся  вперед  головы  кончались двумя хоботами, которыми  эти
странные существа очень  ловко, действуя попеременно, срывали  пучки травы и
отправляли в рот.
  -- Может, они разумные? -- спросила Ютта после недолгого наблюдения.
  -- Вряд ли! Слишком велики, -- сказал Том.
  -- Наш Рэд тоже великоват... -- засмеялась Ютта.
  Одно из животных, привлеченное шумом, повернуло голову  и посмотрело на
них большими любопытными глазами. Все застыли.  А вдруг контакт? Но животное
отвернулось, и его хоботы опять ритмично задвигались.
  -- Машина какая-то! -- с досадой сказала Жаннет.
  -- Хоботная антилопа!--в восторге прошептал Гаррисон.
  -- Крошка, что у вас там? -- послышался в шлемофоне взволнованный голос
Мзии.
  -- Ничего,  Мзиюшка, нашли коров. Сейчас  подоим, и вечером будешь пить
парное молоко.
  -- Я хочу к вам!
  -- Нельзя, Мзия. Мы  уже поворачиваем  обратно.  --  сказал  Эррера  и,
обращаясь к группе, скомандовал: -- Сто метров в сторону и обратно.
  Назад  шли   веселее,  разговаривая  и  смеясь.  Неожиданно  вышли   на
незнакомую  поляну, по краям  заросшую  зелеными  и  красными  кустами.  Все
остановились.  На  шарообразных кустах, широко распластав  крылья и  как  бы
обняв ими листья, сидели лебеди. Иначе нельзя  было назвать этих темно-синих
птиц,  с сияющими  вороненой  сталью  пластинками на  спинах  и  крыльях,  с
изумрудными шеями и  грудками.  Птицы были величиной  с  крупную собаку. Это
если  не  считать  крыльев  и длинной  шеи с крупной  лобастой  головой. Три
зеленых  фасеточных глаза (два по  сторонам  головы,  один  -- на затылке) и
длинный,  массивный клюв довершали сходство  с  земными  птицами.  Исключая,
конечно, затылочный глаз.
  -- Зачем им глаз на затылке? -- шепотом спросила Ютта.
  --  Наверное,  здесь есть  хищники, --пояснил Гаррисон.  -- Даже скорее
всего. Это -- как дополнительная защита против возможной опасности. Иначе он
атрофировался бы.
  -- Отдыхают, --  задумчиво констатировал Том. -- Как боксеры после боя.
Вид у них беспомощный какой-то.
  -- А погладить их мне не хочется! -- вдруг сказала Ютта.
  -- Почему? --спросил Эррера.
  -- Не знаю... Они противные.
  -- Просто на них нет мягких перьев. --  Командир с сомнением  посмотрел
на птиц. -- Субъективная оценка "противные". Пошли!
  Пока  десантники   пересекали  поляну,  существа  повернули   головы  и
провожали их взглядами своих фасеточных глаз, но ни одно из них не поднялось
с куста.
  К ракете вернулись без приключений.
  После  обеда вышли из ракеты  погулять  правда,  отходить более  чем на
пятьдесят  метров  Эррера  запретил.  Над  ними  парили на  огромной  высоте
какие-то птицы. Антуан сбегал за ОУ -- оптическим  умножителем,  наследником
старинного бинокля. Птицы оказались синими лебедями.
  Вечером  все  маялись сильной  мышечной слабостью и небольшой  головной
болью.  Биотрансформатор  после осмотра команды  и  анализа  выдал  диагноз:
"Легкое отравление местной  кислородной атмосферой. Сильное влияние биополей
неизвестного  происхождения. Лечение  --  биостимуляция  и  повышение обмена
веществ  в  нормальной  атмосфере.  Профилактика  --  пребывание  в открытом
пространстве не более четырех часов".
  Так состоялось первое знакомство с новым миром.
  К  вечеру  все  почувствовали себя  значительно легче.  Настроение было
приподнятое  и возбужденное. Не зря  разуверившееся человечество решилось на
последнюю  попытку. Не зря  три  космических  корабля  --  их  "Левингстон",
"Нансен" и "Миклухо-Маклай" стартовали летним вечером с Земли, еще пропахшей
бензиновым  перегаром и затянутой  нефтяной  пленкой, еще  в  руинах, но уже
восстанавливаемой, еще некрасивой и пожелтевшей, но уже выздоравливающей. Не
зря на долгие  годы стали  они далекими для близких и должны были жить своей
жизнью,  в  своем  мире, насчитывающем  пятнадцать человек. Они должны  были
открыть эту планету.
  В  кают-компании  было  уютно  по-земному,  из  экрана  высунулся  торс
Кэндзибуро Смита. Он "проводил беседу" с  командой.  Говорил он сурово,  как
Савонарола на площади Флоренции.
  "Было бы стыдно перед соседями по дому, перед друзьями по работе, перед
отцами  и матерями,  со  страхом отпустившими нас  и с бесконечным терпением
ждущими,  и перед  многими другими совершенно незнакомыми людьми! -- говорил
он.   --   Съесть  десятилетний   запас  энергии,  собранной  в  космических
энергостанциях, и...  ничего  не дать взамен. За столько лет не  посадить ни
одного дерева, не  вычистить лужи, не законсервировать памятника прошлого и,
вернувшись, сказать:  "Нету.  Нету  обитаемых миров,  мы  одни  в  мире. Это
объективная   реальность".  Конечно,  объективная,  а  все-таки...  все-таки
обидно. И не очень оправдаешься. Но теперь мы нашли ее!"
  -- Ура, капитану Смиту! -- крикнул Эррера, и все его поддержали.
  -- Ура-а!
  Несколько  секунд  десантникам казалось,  что из глаз  старика польются
слезы, такое у него стало лицо, обмякшее и беспомощное, но он как-то странно
крякнул и неожиданно выключил экран.
  Эррера подумал,  что суровое и  каменное выражение лица капитана хорошо
лишь  в обычное время и  при мелких неприятностях,  а при крупных его мимика
реагирует так же, как и у остальных, если не острее. И еще он подумал, что у
капитана развивается старческая чувствительность.
  Весь следующий день отливали из  сверхпрочной пластмассы, она была даже
ковкой,  корпус вездехода.  Формами для деталей служили углы и участки  стен
комнат,  подлестничные  пространства  и  другие  участки  ракеты.  Все  было
предусмотрено. Проверили двигатели и  оборудование вездехода, а к вечеру уже
окончили  монтаж. Еще через  четыре  дня  разведчики осмотрели территорию  в
десять квадратных километров  и углубились в  декоративный  лес.  Ездили  на
вездеходе и ходили пешком, составили огромный живой гербарий, наловили целый
зоосад животных и насекомых. Наконец, обнаружили море или большое озеро.
  -- Странная планета, странный животный мир! --  сказал за ужином биолог
Том  Гаррисон. --  Совсем  нет  хищников.  Не обнаружено!  Никто не  поедает
другого, все лопают траву!
  -- Нет  разумной жизни, --  поддержал его  Антуан. -- Как  ни старались
отыскать, не нашли. Скучная планета. Рай до Адама и Евы.
  Насчет Адама и Евы понял только Эррера, остальные тактично промолчали.
  -- Нет. -- Рэд говорил медленно, взвешивая слова.-- Скучной  я бы ее не
назвал.  Тихая. Тоже не  то  слово.  Не  знаю,  как  сказать,  но мне  здесь
беспокойно, тревожно. Будто кто-то подглядывает за мной...
  -- Ты прав!  --  неожиданно поддержала  его Жаннет. --  И у  меня такое
чувство, что в кустах кто-то прячется и наблюдает за нами.
  Эррера  вспомнил слова капитана  о  психической устойчивости  Жаннет  и
покачал  головой,  однако  ничего  не  сказал,--  у   него   были  основания
помалкивать.
  --  Голубые лебеди  за  тобой  подглядывают,  --  сказал  он с казенным
сарказмом, -- Или жираусы, -- Жираусы были животные, похожие одновременно на
жирафов и на страусов.-- Или  хоботные машины. Разумных животных ведь  мы не
нашли!
  -- Пока нет.
  --  А по-моему, очень милые существа эти хоботные антилопы,-- вмешалась
Мзия. -- Неразумные, но мирные.
  Действительно, антилопы  Гаррисона, как их назвали, на плоть пришельцев
не  посягали, жрали в основном траву  и листья,  и большинством голосов было
решено, что они травоядные.
  Многие   животные  уже   получили  названия  и  были  классифицированы.
Например, первое встреченное ими в этом мире существо  получило наименование
"Эррера усатая",  а голубые  лебеди -- "Лебедь Антуана",  чем  Пуйярд  очень
гордился. Он даже считал себя обязанным принять декларативные меры по охране
лебедей.
  --   Надо   добиться,  чтобы  третий   глаз  у   них  атрофировался  за
ненадобностью! -- Антуан взял на себя роль святого  покровителя и заступника
птиц, вероятно не нуждавшихся в его защите.
  Товарищи восприняли его  высказывание  с  некоторым  весельем, и Пуйярд
обиделся.
  -- Нужно проверить море! -- неожиданно сказал Селинджер. -- Может быть,
разумная жизнь развивается здесь в другой среде.
  -- Верно, --  рассеянно кивнула  головой  Ютта,  а потом,  очнувшись от
своих  мыслей, спросила:--А  почему вы все думаете,  что  здесь  должна быть
разумная жизнь?
  -- Почему мы  так думаем? --растерянно пробормотал Антуан. -- А правда,
почему мы так думаем?
  Десантники замолчали. Они чувствовали,  что их детская  вера в разумную
жизнь на планете подтверждается какими-то неуловимыми аргументами. Но какими
-- никто не мог сказать. Что-то ускользало от их внимания, а ведь это вообще
была  первая  попытка  осмыслить  и  разобраться  в  своих  ощущениях  после
знакомства с новым для них миром.
  -- По-моему, здесь слишком хорошо! -- робко высказал свою мысль Рэд. --
Может, я говорю глупость, но здесь  неестественно  красиво, удобно,  что ли,
для дикого мира!
  --  Как  будто здесь  над природой поработали дизайнеры и психологи! --
выкрикнул Том.
  -- Смотри, Эррера, ни одного ядовитого плода, все съедобно, все вкусно,
полный набор металлов в  плодах  и витаминов тоже,  --  Мзия словно задалась
целью убедить неверующего Эрреру.
  -- Ни  одного хищника, --  сказала задумчиво Ютта.-- Даже насекомые  не
кусают.
  -- Может, и  на Земле было  так же  до  появления человека!--  возразил
Эррера. -- Откуда вы знаете?
  -- Не-ет! Мы знаем, что на Земле всегда один вид животных поедал другой
вид в продолжение всех геологических эпох.  А здесь  они все травоядные!  --
сказала Ютта. -- Нет, здесь какая-то тайна!
  И все с ней согласились.
  -- Вот что я скажу, -- прервал всех Эррера. -- Хватит собирать гербарии
для школьного  кабинета  ботаники! Завтра  идем к морю, потом  в  кинжальный
поход в глубь леса!
  На следующий день команда была готова встретить восход местного солнца.
В экспедицию  отправились  Эррера, Ют-та  и  Гаррисон.  И  хотя  в  компании
Селинджера люди чувствовали себя  почему-то  безопаснее и  увереннее, кулаки
Рэда и его редкостная  реакция боксера ничем не могли помочь в  воде. А если
гигант  чего-нибудь  и  боялся,  то  скорее всего именно воды   он так  и не
научился  плавать  на  Земле.  Теперь  главным лицом  была Ютта,  жительница
австралийского  шельфа,  выросшая  в  море  и работавшая  в нем, как  другие
работали в садах и на пашнях.
  -- Операция "Наш друг водяной" начинается! -- крикнул Эррера, последним
садясь в вездеход и посылая остающимся шутливый воздушный поцелуй.
  Незанятые  члены экипажа, торопливо помахав  руками, побежали в рубку к
телевизорам.  Всем было  интересно,  а  кроме  того, ушедшим  на поиск могла
понадобиться срочная помощь. Заодно подключили связь с капитаном. Кэндзибуро
Смит,  и  члены  экипажа  корабля  были  непременными,  хотя  и  пассивными,
участниками всех походов разведгруппы.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1084 сек.