Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Лаптев Александр Константинович - Двое

Скачать Лаптев Александр Константинович - Двое

   Возвращаясь домой, проходя мимо универсама,  он  пытался  обмануть  себя,
будто ему вс„ равно. Но когда уже почти миновал параллелепипед из  стекла  и
металла, исходящийся в ярчайшем свечении, голова его сама собой повернулась,
и он увидел, что у входа в магазин никого не было. Сразу разозлился на себя.
С какой стати будет она здесь торчать? Теперь она околачивается где-нибудь в
людном месте. Стоит с глупым лицом и пялится на всех подряд. Виктор  зашагал
решительно дальше. Скорее домой. Лягу на диван, буду  смотреть  телевизор...
Он сам не мог понять - что с ним сделалось. У меня шок,-  подумал  вдруг,  и
тут же почувствовал облегчение.- Так оно и должно быть. Он  хмыкнул  и  даже
улыбнулся. Необходимо отвлечься. Нужно... он остановился. Как же  он  забыл?
Замещение эмоций! Теперь он знает, что ему следует сделать.
   Она прошла  на  середину  комнаты  и  остановилась.  Лицо  ее  ничего  не
выражало, глаза выжидательно смотрели на Виктора.
   Вот это был робот. Самый настоящий. Но Виктор, на всякий случай, спросил:
   - Модель, фирма, год выпуска?
   - Триста два эс, восьмой поток, сорок второй  год,-  немедленно  ответила
Девушка.
   Вспомнил!  Виктор  вдруг  понял,  что  его  вчера  так  поразило  в  той,
ненастоящей Девушке. У ненастоящей губы были накрашены. А у этой  губы  были
естественного красного цвета. У этих губы всегда были красными! Они  сделаны
из такого материала. Краска на губах,- это же явный признак человека!
   Он приблизился к Девушке.
   - Подними руки.- Она послушно вытянула руки перед собой.
   - Выше.  Над  головой...  Присядь.-  Девушка  присела.-  Встань...-  Лицо
по-прежнему ничего не выражало. Девушка стояла с поднятыми руками  и  молчал
глядела на него. Виктор отвернулся.
   - Ладно. Можешь опустить.- У него сразу пропал к  ней  интерес.  Конечно,
она будет его слушаться. Будет исполнять любые команды.
   - Вот что. - Он посмотрел на часы.- Ты давай,  езжай  обратно.  Я  это...
передумал. Скажешь там - ложный вызов. Я оплачу. Поняла?
   - Да.
   - Вс„. Иди.
   Девушка  с  прежним  равнодушным  видом  направилась  к  выходу.  Виктор,
опережая ее, открыл дверь.
   - Всего доброго,- сказала она.
   - Давай.- Он захлопнул дверь, выключил  свет  в  прихожей  и  вернулся  в
гостинную. Лег на  диван,  закрыл  глаза.  Сразу  возникло  перед  ним  лицо
Лже-Девушки. Широко раскрытые глаза смотрели на него не то загадочно, не  то
насмешливо.  Густо  накрашенные  губы  нахально   выпячивались.   Ну   вот,-
обрадовался он.- Психоз начался! Ночью я буду бредить.  Буду  просыпаться  и
вскакивать, буду кричать диким голосом и бросаться на окно. Открыл  глаза  и
посмотрел на окно. Нет, вс„ в порядке. Закрыто на замки. Огнеупорное  стекло
не прошибешь и стулом. С этой стороны опасности нет. Опасность внутри  него.
Он может теперь сойти с ума!  Таких  случаев  полно.  Он  читал  в  газетах.
Нервное потрясение, потом  накопление  отрицательного  эмоционального  фона,
неудачные попытки замещения и - молниеносная разрядка  в  обратную  сторону.
Пожалуйста! Готов псих! Его потом, конечно,  вылечат,  но  что  за  радость?
Знать, что ты однажды уже сошел с ума!..
   А знают ли бывшие психи, что они были раньше психами? Виктор приподнялся,
оперся на локоть,- его озадачила эта мысль.  Наверняка  ведь  можно  сделать
так, чтобы псих не помнил, что он бывший псих! И где, собственно,  гарантия,
что Виктор сам не был однажды психом!.. Виктор сел, подозрительно огляделся.
Вот  же  ерунда  какая!  Жил  человек  нормально,  так  нет  же,   вмешается
какая-нибудь гадина и все испортит! Ему снова захотелось позвонить в полицию
нравов. Кулаки его сжались. Он решительно встал, подвинул  к  себе  телефон,
снял трубку.
   - Алло. Вас слушают. С кем вас соединить?
   Секунду он держал трубку возле уха.
   - Нет, спасибо. Ничего.- И положил ее на место. Обвел  взглядом  комнату.
Вещи покоились на своих местах. И их молчание как бы говорило  Виктору,  что
он один, нет ему помощи ни от кого. Он сам должен справиться  с  бедой.  Это
его, и только его проблема и беда.
   План действий созрел у него быстро - ведь он знал ее имя! Он снова подсел
к телефону.
   - Мне нужен,- говорил в  трубку,-  адрес  одного  человека.  Ми-рос-ла-вы
Шунь.- раздельно произнес.-  Да...  Шунь...  Год  рождения?..  Примерно,  от
двадцать четвертого до двадцать девятого...  Причина?..  Личная...-  Все  им
интересно ,- пробормотал, опуская трубку, и не успел отойти от столика,  как
на принимающем устройстве загорелся зеленый индикатор. Виктор  нажал  кнопку
Готов, и сразу застрекотало печатающее устройство,- из  узкой  щели  полезла
бумажная лента.
   МИРОСЛАВА ШУНЬ,- показался заголовок. А дальше  шли  в  столбик  слева  -
порядковые номера, а справа - год рождения  и  адрес.  Через  минуту  Виктор
держал бумажную ленту, на которой значились двадцать две Мирославы Шунь.  Он
и не знал, что в городе живет  столько  женщин  с  одинаковыми  фамилиями  и
именами. Двадцать две Мирославы Шунь скрывались от него  в  каменных  недрах
города.
   На следующее утро он приступил к поискам. В этот первый день успел обойти
лишь семь квартир, причем в первых трех дома никого  не  оказалось,  в  двух
других ему не открыли, хотя дома кто-то был, а две женщины  открыли  ему.  И
Виктор выглядел  очень  глупо.  Что-то  мямлил  маловразумительное,  чего  и
вспомнить после не мог. И, расстроенный и уставший, приехал  поздно  вечером
домой. Только два адреса он смог вычеркнуть из своего списка. В самом дурном
настроении Виктор провел остаток вечера и уснул с чувством смутной тревоги и
неясной опасности.
   Он разбил все адреса по районам. Ему придется проходить адреса по второму
кругу. А вероятнее всего - и по  третьему.  Пока  не  найдет  ее.  Он  будет
преследовать ее до конца! В таком настроении путешествовал Виктор по  разным
уровням мегаполиса, поднимался на скоростных лифтах на  стодесятые  этажи  и
опускался  (были  и  такие  любители)  глубоко  под   землю,   в   холод   и
неподвижность, в искусственный мерцающий свет и абсолютную тишину. И к концу
недели прошел первый круг. Женщину он не нашел,  но  зато  вычеркнул  восемь
адресов, и еще семь заключил в овал,- где ему не  захотели  открыть.  Теперь
ему следовало повторно пройти по этим семи адресам, а потом он будет думать,
что делать дальше.
   Через три дня он вычеркнул еще два адреса, и три заключил в овал. Немного
поразмыслив, Виктор решил сменить тактику.
   На следующий вечер он стоял перед дверью где-то в глубине земных недр  и,
освещаемый тусклой лампочкой, давил на кнопку звонка.
   - Кого вам нужно?- спросил женский голос из-за двери.
   - Я хотел бы переговорить с вами. Откройте, пожалуйста,- твердо  произнес
он в тусклом свете.
   - Что вы хотите?- снова спросили.
   - Я должен с вами поговорить,-  повышая  голос,  настаивал  Виктор.-  Это
совсем недолго. Пожалуйста откройте.
   - Я не могу открыть. Что вам нужно?
   - Я ничего вам не сделаю. Обещаю! Я только хочу взглянуть на вас.
   - Зачем? Уходите отсюда.
   Виктор выругался про себя. Ну и народ!
   - Тогда так.- Он поджал губы и мрачно посмотрел на дверь.- Я знаю  -  кто
вы! Я знаю чем вы занимаетесь. Если вы сейчас не откроете, я немедленно  иду
в инспекцию нравов! Открывайте. Ну?..
   За дверью молчали.
   - Хорошо! Я даю вам последний шанс. Вот мой телефон. У вас есть два  дня.
Если вы не позвоните, я сообщаю куда нужно, и вам тогда не сдобровать...- И,
произнеся с особым чувством последние слова, он вытащил из кармана  карандаш
и написал прямо на двери свой телефон. Потом удалился с видом победителя.
   В следующие несколько дней он обошел другие адреса.  В  двух  местах  ему
удалось уговорить хозяйку открыть ему, в остальных пришлось  повторять  свой
монолог с написанием в финале на двери телефона и удалением с гордо поднятой
головой. Причем пару раз ему вообще не ответили, и он  беседовал  с  дверью,
воображая стоящую за ней женщину и мысленно  отвечая  за  нее  и  выдерживая
соответствующие паузы.
   Он  управился  как  раз  к  пятнице.  И  вечером,  включив   записывающее
устройство у телефона, стал прослушивать записи за последние  дни...  Но,  к
огорчению  его,  и  одновременно  к  облегчению,  женщина  не  позвонила.  И
оставалось одно из двух: или она не захотела позвонить, или он ее не  нашел.
Шансы за первое были: восемь к двум. И он справедливо  решил  совершить  еще
один, последний обход восьми оставшихся адресов.
   Ему просто повезло. Они подходили к дому с разных сторон и не видели друг
друга до последней секунды, пока едва не столкнулись у входа в подъезд, и не
отступили одновременно, пропуская друг друга. И все равно он с трудом  узнал
ее. Теперь она была в синем  плаще,  из  под  которого  выглядывало  зеленое
платье. На шее траурная черная косынка  с  мелкими  блестками.  Лицо  словно
застыло в глубокой задумчивости, словно женщина  остановилась  на  тягостном
размышлении, и все думала, все несла в  себе  эту  тягость.  Глаза  ее  были
подернуты дымкой глубокой печали. В ней не осталось  и  следа  от  той,  что
стояла в универсаме, от той,  что  готовила  ему  помидоры  под  сметаной  и
показывала на них блестящими глазами. Теперь ее глаза не блестели. И  только
по тому - как она вздрогнула, остановив на нем взгляд,  как  сделала  руками
движение, словно желая  оттолкнуться,  как  исказились  ее  губы,  словно  в
желании сказать ему что-то, быть может, крикнуть, он понял - это она.
   От неожиданности Виктор  забыл  все  заготовленные  слова.  И  когда  она
сорвалась с места и почти вбежала  в  подъезд,  громыхнув  железной  дверью,
почувствовал себя полным кретином. Хорош обличитель! Чего тогда  стоили  все
его угрозы? Ведь он уже был здесь, и женщина ему не открыла, хотя стояла  за
дверью и вс„ слышала. Виктор топтался возле подъезда, сиротливо оглядываясь.
Он с удовольствием бы ушел, если бы имелся хоть  малейший  повод.  С  другой
стороны, он знал, что если уйдет сейчас, то будет стыдить  себя  и  в  конце
концов снова придет к ней. А ее уже здесь не  будет.  Переедет  куда-нибудь,
сменит фамилию, внешность. И останется он с обидой на душе на веки вечные. И
чтобы исключить возможность подобного  варианта,  Виктор  взялся  за  черную
ручку и решительно дернул на себя.
   - Зачем вы пришли?- Женщина стояла, держась за дверь,  и  все  с  тем  же
печально-задумчивым видом смотрела на него. Руки ее  не  дрожали,  грудь  не
ходила ходуном от волнения. И это было  непонятно  Виктору.  Как  она  могла
чувствовать себя такой спокойной?
   - Я хотел бы поговорить с вами. Вы совершили...
   - Я не хочу разговаривать.
   - Но как же... - произнес он с нажимом.- Я должен поговорить. Должен!
   Она неожиданно опустила руку, отступила.
   - Что ж,  заходите.-  Повернулась  и  пошла  в  комнату,  оставив  его  у
распахнутой  двери.  Виктор  переступил  порог,  настороженно   огляделся...
Типовая секция. Вот вешалка, лампочка и выключатель под ней, вот  полка  для
обуви и вот синтетическая дорожка с  двумя  продольными  синими  полосами  -
вытянулась вдоль коридора и затем сворачивает  налево,  а  там  должна  быть
большая светлая комната направо и кухня слева. Что ж... Закрыл дверь  и  сел
на полку для обуви. Снял башмаки и  надел  тапки.  Подумав,  снял  куртку  и
повесил на крючок, рядом с плащом. С независимым видом прошел  в  комнату  и
сел без приглашения на стул. Женщина уже сидела в углу комнаты на деревянной
кровати и листала с серьезным видом цветной журнал. Полные  колени  ее  были
плотно сомкнуты, от одного вида которых у Виктора  захолодело  в  груди.  Он
поспешно поднял взгляд и увидел,  что  она  теперь  смотрит  на  него.  Едва
заметно усмехнувшись, женщина встала и ушла на кухню. Вынесла два стакана  и
бутылку с темной  жидкостью.  Поставила  стаканы  на  стол  и  наполнила  до
половины.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.097 сек.