Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Лаптев Александр Константинович - Двое

Скачать Лаптев Александр Константинович - Двое

   Они вернулись в город на рассвете. Приехали  с  первым  поездом.  Шли  от
вокзала пешком, и Виктор смотрел с изумлением на  спящие  улицы,  непривычно
пустые ранним субботним утром, вдыхал холодный воздух и молчал. Дошли до  ее
дома. У подъезда остановились.
   - Жалко, что вс„ кончилось. Было так хорошо,- сказала Мирослава.
   - Да,- ответил Виктор.- Мне тоже.
   Они стояли и не знали что еще сказать.
   - До свидания?
   - До свидания.
   Женщина взялась за ручку двери, и, помедлив, потянула ее на себя. Зашла в
подъезд. Виктор повернулся и пошел прочь. В теле была непривычная  легкость.
Перед глазами взлетали оранжевые искры, вились огненные  сполохи,  атакуемые
бесформенными  черными  кляксами,  то,  вдруг,  видел  он  пустынную  улицу,
прорезанную косыми солнечными лучами. Мрачно и неподвижно высились в  тишине
громады домов. Дома спали, и люди в них спали, и птицы спали,  и  деревья...
все замерло в удивительной ясности хрустального утра. Солнечный свет казался
ненужным  здесь,  слишком  ярким.  Виктор  поспешил  уйти  от  этого  света,
спрятался под землю,  и  там,  в  переходах  метрополитена,  под  мерцающими
галогеновыми лампами, под толстым слоем земли и гранита  почувствовал  себя,
наконец, почти хорошо. Нет ослепляющего солнца, нет мертвых домов с  пустыми
окнами, нет безбрежной черной степи, нет звезд в зияющей  пустоте...  Ничего
нет.  Это  все  привиделось  ему,  приснилось.  Сейчас  он   придет   домой,
позавтракает и ляжет на  диван  и  закроет  глаза.  И  ему  будет  хорошо  и
спокойно...
   Он прилег отдохнуть и проспал целый день. Просыпался  время  от  времени,
недоуменно оглядывался и  снова  засыпал.  Вечером  проснулся  окончательно,
лежал и одурело смотрел по сторонам. Через силу поднялся, поел  консервов  и
запил  холодной  водой.  Включил  телевизор   и   стал   смотреть   вечернюю
развлекательную программу. Но смысл виденного не  доходил  до  него.  Словно
одет был на голову прозрачный шар, из которого выкачали воздух, и он  оглох,
и потерял чувствительность. И так лежал перед телеэкраном, подложив руки под
голову, и то закрывал, то открывал глаза, поминутно вздрагивая, просыпаясь и
тут же засыпая. Было какое-то оглушенное  состояние,  ощущение  нереальности
всего: мерцающего  экрана,  молчаливых  предметов,  погруженных  во  тьму  и
выступающих из тьмы в синих вспышках резкими углами;  сам  себе  он  казался
ненастоящим, словно смотрел на себя со стороны, и ничего не чувствовал и  не
понимал. Вс„ казалось, что сидит рядом женщина и смотрит задумчиво на  него.
Тогда он всматривался в  темноту,  но  не  находил  ее,  и  испытывал  тогда
непонятную обиду. Снова закрывал глаза, а через  минуту  опять  оглядывался.
Ночью во сне часто вздрагивал и что-то бормотал.
   На другой день он привычно проснулся рано и вскочил, но тут же  вспомнил,
что спешить ему некуда. На работу  он  больше  не  пойдет  -  это  он  решил
накануне.  Чего  ради  он  столько  лет  таскался  на  службу?  Никто  ж  не
заставляет. Деньги есть, и можно пока просто жить и  ни  о  чем  не  думать.
Меньше всего он хотел теперь о  чем-нибудь  думать.  Он  свободен  и  ничего
никому не должен. Можно пойти куда угодно, а можно остаться  дома.  Но  нет,
дома слишком тоскливо. Лучше он поедет  в  город.  Пройдется  по  магазинам.
Сходит в парк.  Зайдет  в  Долину  Иллюзий...  А  потом  поедет  в  гости  к
Мирославе. Он сразу повеселел, принялся насвистывать. Направился в  душ,  по
привычке торопясь, забыв, что спешить ему теперь некуда...
   А вечером, испытывая непонятное  волнение,  подходил  к  знакомому  дому.
Смотрел на сверкающие золотыми бликами стекла, пытаясь  найти  ее  окно.  Он
провел весь день на ногах и чувствовал теперь усталость.  Хотелось  присесть
где-нибудь, закрыть глаза и ни  о  чем  не  думать.  В  голове  был  сумбур.
Мелькали кадры фильмов, кричали, потрясая кулаками,  космические  гангстеры,
что-то лопалось, рвалось и рассеивалось в дыму и пламени. Развевались волосы
современных амазонок, дерущихся наравне с  богоподобными  мужчинами.  Виктор
помотал головой, прогоняя наваждение. И зачем он столько всего  пересмотрел?
Вздыхая и жмурясь, зашел он в дом, вызвал лифт.  Стоял,  опершись  о  стену,
пока кабина спускалась откуда-то с самой верхотуры.  Потом  вошел  внутрь  и
нажал на кнопку с цифрой 17.
   Виктор стал приходить к  женщине  каждый  вечер.  Днем  валялся  дома  на
кровати - листал журналы или смотрел какой-нибудь фильм,  гулял  по  улицам,
останавливаясь  и  подолгу  рассматривая  громадные  стеклянные  витражи  на
зданиях, или сидел в парке на скамейке, вдыхая всей грудью аромат  оттаявшей
земли, щурился на солнце, следил за редкими облачками на удивительно  чистом
небе, закрыв глаза, наслаждался покоем и теплом. И мысли в  такие  минуты  и
часы текли вяло, подобно сонному ручейку, влекущему свои воды куда-то вдаль,
который перекатывает по песчаному дну мелкие камешки и колышет траву, плавно
сгибая и разгибая ее длинные гибкие стебли... И было так хорошо ни о чем  не
думать и не беспокоиться, зная, что вечером, ровно в пять часов он войдет  в
огромный современный дом и поднимется на  лифте  на  семнадцатый  этаж,  где
будет ждать его и будет ему рада удивительная женщина с  искренним  лицом  и
распахнутыми навстречу всему миру глазами. И Виктор невольно заражался  этой
искренностью и удивленностью.
   Через две недели они опять поехали за город. Сидели возле костра, глядели
на огонь, говорили о чем-то,  затем  уходили  в  степь,  чтобы  смотреть  на
звезды. И снова, как и  в  первый  раз,  Виктор  испытывал  неуверенность  и
головокружение, глядя в черную бездну над  головой,  с  рассредоточенной  во
всей ее глубине сверкающей пылью.  И  странно  волновалась  грудь,  лезли  в
голову разные мысли... А Мирослава держала его за руку, как  бы  успокаивая,
как бы говоря: Ничего. Все нормально. Я с вами! И  ее  мягкие,  и  в  то  же
время, сильные пальцы, ее присутствие вызывали в нем такие чувства,  что  он
должен был закрывать глаза и глубоко дышать, пытаясь вспомнить -  где  он  и
кто он. А Мирослава стояла рядом и говорила о звездах, о вечном  космическом
холоде и о людях, затерянных в глубинах пространств и влекомых в  безбрежные
дали среди одиноких пылающих Солнц. Виктор плохо ее понимал, но  чувствовал,
что это хорошо, ощущал добро, исходящее от нее, и снова и снова  смотрел  на
звезды, и все глубже проникался каким-то новым, непривычным сознанием.
   Потом они шли ранним утром  по  городу  и  снова  Виктор  всматривался  в
неподвижные громады; снова ярко светило солнце, и все  казалось  нереальным,
ненастоящим... Опять он долго  приходил  в  себя  и  оглядывался  изумленно,
словно все предметы вокруг заменили, и принесли вместо них  другие  -  почти
такие же, но не совсем. Он старался уловить эту разницу, и не мог.
   Однажды, когда он вечером начал собираться, Мирослава остановила его.
   - Зачем вы поедете, ведь поздно! Можно здесь переночевать, места хватит.-
Подняв брови, она смотрела на него, словно  удивляясь  его  желанию  поехать
домой, словно он сам должен был понять глупость такого своего  намерения,  и
словно он вынудил ее сказать то, что и так было очевидно. Виктор стоял и  не
знал, что ответить. Ему такое и в голову не приходило - остаться! Зачем? А с
другой стороны: почему - нет? Почему он должен  обязательно  ехать  домой  и
быть там один? Такая простая  мысль  впервые  пришла  ему  в  голову,  и  он
удивился ее простоте.  Действительно  -  не  было  никаких  причин  ночевать
обязательно дома. И тем  не  менее  его  тянет  домой,  словно  он  поклялся
когда-то кому-то ночевать всегда дома.
   - Будете спать на полу. Ничего с вами не случится. Мне бабушка  говорила,
что раньше люди спали на полу, и я сама, когда была маленькая, тоже спала на
полу, я и сейчас иногда сплю...
   Виктор переступил с ноги на ногу.
   - А хотите, я лягу на пол, а вы ляжете на кровать!
   - Да нет, уж лучше я на полу,- ответил Виктор.
   В ту ночь они мало спали. Как-то так вышло, что сначала  Мирослава  стала
рассказывать про себя, про свою бабушку, как они раньше жили, как ездили  за
город и сидели у костра, пекли  картошку.  Бабушка  рассказывала,  как  жили
раньше люди и вспоминала разные грустные стихи; и  прочитала  стихотворение,
которое ей особенно запомнилось:
   Незабудочка цветочек,
   Не забудь меня, дружочек!
   Если ты меня забудешь,
   То навек несчастным будешь!
   Виктор спросил тогда: А что это за цветочек такой -  незабудочка?  И  она
стала объяснять, что это очень красивый цветок и его дарили на память, чтобы
люди не забывали друг друга. Виктор удивился такому странному обычаю: почему
люди не должны забывать друг друга, и почему  для  этого  необходимо  дарить
цветы, почему именно эти?.. Мирослава объясняла, что раньше люди  стремились
жить вместе, что это было  хорошо  и  правильно.  А  цветок  -  это  обычай,
красивый и добрый. Потом она стала рассказывать о  других  цветах,  которых,
оказывается, было очень много на свете, и все они были по-своему  красивы  и
что-нибудь да значили. Потом спросила Виктора - как прошло  его  детство,  и
Виктор стал вспоминать, как он жил в школе - долгих  двенадцать  лет,-  чему
учился и что делал; вс„ пытался  вспомнить  что-нибудь  особенное,  яркое  и
светлое, и не мог. Остались в памяти лишь  одуряющие  утренние  побудки  под
звуки громогласной музыки, да длинные осенние вечера,  когда  он  бродил  по
школьному двору и смотрел сквозь железные прутья ограды на заходящее  солнце
- казавшееся ему одиноким  и  несчастным,-  и  чувствовал  какую-то  глухую,
неизбывную тоску от этого молчания, и от холодного оранжевого солнца, и  еще
от чего-то, чего он не мог ни понять, ни выразить... Потом он вдруг очутился
в школьном актовом зале. Идет общее собрание: стоят, замерев, рядами ученики
-  все  в  одинаковых  серых  костюмчиках,  в  светлых  рубашках  и   черных
ботиночках, одинаково коротко стриженные и с испуганными лицами, а  напротив
- директор - громадный мужчина с мясистым лицом и какими-то нечеловеческими,
пугающими глазами. Он смотрит, не мигая, поверх голов выстроенных перед  ним
учеников и, выдыхая всей грудью, чеканит фразы: Вы должны  помнить  о  своем
долге перед  обществом!..  (Поднимает  вверх  указательный  палец  и  делает
внушительную паузу)... Каждый из  вас  есть  самостоятельная  функциональная
единица социального континуума, именуемого обществом,  каждый  из  вас  есть
потенциальный член этого континуума, следовательно, каждый должен иметь свое
предназначение, которое он обязан исполнять подобно тому, как исполняем  его
все мы - ваши  наставники  и  учителя,  а  также  все  разумные  и  мыслящие
существа, носящие высокое звание HOMO  SAPIENS!...  Ученики  плохо  понимают
смысл  сказанного,  но  почти  физически  чувствуют  тяжесть  слов  -  слов,
обязывающих их слишком ко многому. И снова Виктор чувствовал себя  маленьким
и беззащитным, снова стоял между такими же испуганными  мальчиками  и  хотел
только одного: чтобы страшный человек перестал  говорить  и  можно  было  бы
убежать из этого зала, от этих напрягшихся людей...
   С этого дня Виктор каждую ночь стал оставаться у Мирославы. Это  казалось
им естественным и не вызывало никаких вопросов. Просто он приходил  вечером,
и Мирослава неизменно радовалась его приходу и заранее стелила ему  на  полу
матрас, как бы подразумевая, что он, конечно, останется в этот  раз  у  нее.
Изредка он заглядывал к себе домой, но  не  мог  высидеть  долго,  и  быстро
собирался и уходил,  захватив  с  собой  какую-нибудь  полезную  вещь  вроде
махрового полотенца или любимых тапочек. Почти каждую субботу ездили они  за
город, и Виктору уже нравились эти поездки, он сам принимал активное участие
в их подготовке: покупал дрова, дающие  особенно  яркое  и  красивое  пламя,
готовил продукты и,  однажды,  приобрел  в  антикварном  магазине  подзорную
трубу, увеличивающую силу зрения и приближающую далекие звезды.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1133 сек.