Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Джон Синклер - ИДЕАЛЬНОЕ УБИЙСТВО

Скачать Джон Синклер - ИДЕАЛЬНОЕ УБИЙСТВО

  12

  Конвей расписался в получении машины, и Бауэр сообщил Ларкину, что поедет
с Конвеем.
  - Бетти дома? - спросил Бауэр, когда они тронулись.
  - Была дома, когда я уходил. Я обещал повозить ее на машине.
  - Не говорите ей о Тейлоре, еще не время. Просто скажите, что я хочу опять
осмотреть вещи вашей супруги.
  Дома они застали Бетти у радиоприемника; она слушала какое-то выступление.
  - Что это? - спросил Бауэр. - Не могли найти бейсбольный репортаж?
  - Я и не пыталась. Это президент.
  - Повторяют вчерашнюю речь? - спросил Конвей.
  Бетти кивнула.
  - Кабы не бейсбол, я бы и вовсе не слушал радио, - проворчал Бауэр. - И
зачем они повторяют эти выступления? Мало, что ли, одного раза?
  - Они выбирают более удобное время, - объяснила Бетти.
  - Ну, что, пойдем наверх? - предложил Конвей Бауэру.
  - Хм... - глаза сержанта блеснули, он замер. - Я вспомнил, мне надо
незамедлительно вернуться в управление. Комнату осмотрим потом. - Бауэр
почти бегом направился к двери.
  - По крайней мере, нам не придется звать его к столу, - сказала Бетти,
когда он ушел.
  Пока она стряпала, Конвей дотошно обыскал комнату Хелен. В картонной
коробке с бижутерией он нашел пару сережек, которых не видел прежде.
Похоже, это был подарок Тейлора. Больше в комнате не было ни единого
доказательства тайной связи Хелен.
  После обеда он повез Бетти искать квартиру, и к вечеру они нашли
подходящее жилье.
  - Поедем за вещами? - предложила Бетти.
  Конвей понимал, что поступает безрассудно, но соблазн был слишком велик.
  - А может, поужинаем вместе? - спросил он.
  Бетти улыбнулась.
  - Если хочешь.
  Конвей думал, что Бауэр появится сразу же, как только они вернутся домой.
Но они успели поужинать и сидели, обнявшись, на диване, когда раздался
звонок в дверь. От неожиданности они резко отпрянули друг от друга.
  - Это Бауэр, черт бы его побрал, - сказал Конвей. - Я сейчас его выпровожу.
  Но оказалось, что пришел Ларкин в сопровождении еще одного сыщика.
  - Вас срочно приглашают в управление, - объявил Ларкин.
  - А что случилось?
  - Не знаю. Мне никогда ничего не говорят.
  - Сейчас оденусь и выйду.
  Конвей отправился в гостиную.
  - Меня зовут в управление. Скоро вернусь. Дождись меня.
  В участке его проводили в кабинет Рэмсдена.
  - Здравствуйте, капитан, - сказал Конвей.
  - Привет, Конвей.
  Почему он не сказал "мистер Конвей"?
  Рэмсден указал на молодого человека, сидевшего в кабинете.
  - Это мистер Дэвис, помощник окружного прокурора.
  - Добрый вечер, мистер Дэвис, - с трудом выговорил Конвей пересохшими
губами.
  - Ну, что, Конвей, - сказал Дэвис, - как я понимаю, вы убили свою жену?
  Конвей не смог ответить. Он лишь недоумевающе смотрел на Рэмсдена.
  - Это правда, - подтвердил тот.
  - Садитесь, Конвей, - велел Дэвис.
  Он блефует, подумал Конвей, стараясь успокоиться. У них что-то есть, но он
блефует.
  - Не знаю, что вам сказать, мистер Дэвис, - почти совладав со своим
голосом проговорил Конвей. - Не убивал я свою жену, и капитан с сержантом
знают, что я не мог этого сделать. Они только сегодня утром говорили об
этом.
  - Это было утром, - вставил Рэмсден.
  - Послушайте, приятель, - подал голос Бауэр, - произошла ошибка, весьма
выгодная для вас.
  - Да, - подтвердил Дэвис, - но теперь эта ошибка исправлена благодаря
блестящей работе сержанта Бауэра. Начнем с самого начала. Мы расскажем
вам, что и когда вы делали. Конечно, некоторых деталей недостает, но, если
вы поможете нам заполнить пробелы, то и мы, вероятно, поможем вам. Все
началось в кафе, когда вы увидели у жены деньги. Вы спросили ее, откуда
взялась такая сумма, и она решила сказать вам правду, сообщить, что сняла
деньги с вашего совместного счета. Вы разозлились, произошла ссора. Это -
первый мотив преступления. Естественно, после этого вам не захотелось идти
в кино. Жене, конечно, тоже. Поэтому вы пошли к машине. И тут вы узнали о
Тейлоре. Ваша супруга и так уже решила разводиться, и ей нечего было
терять. Вот и второй мотив.
  - Минутку, - вмешался Бауэр, - я понял. Это красный шарф. Конвей сказал
официантке, что терпеть не мог этот шарф. Наверное, я не упоминал, что
шарф был подарком Тейлора. Видимо, жена рассказала об этом Конвею, вот он
и решил задушить ее шарфом.
  - Ну, как, Конвей, все правильно? - спросил Дэвис.
  - Ничего не правильно.
  - Как бы там ни было, - продолжал Дэвис, - вы задушили ее, а потом
испугались и решили свалить все на маньяка. Вы поставили машину на
ближайшей тихой улочке и вернулись в кинотеатр.
  - Чепуха, - возразил Конвей. - Вы сами сказали, сержант, что я не мог
этого сделать, потому что машину бросили в десять ноль четыре.
  - Правильно, - ответил Бауэр. - Вы не могли бы этого сделать, если бы
машина была брошена именно в то время. Но... вы, конечно, не удивитесь,
однако машину бросили в девять ноль четыре, на час раньше. К счастью для
нас и к сожалению для вас, я сегодня вечером выяснил это.
  - Вы что, дали взятку той парочке, чтобы получить другие показания?
  - Ладно, Конвей, - оборвал его Рэмсден, - мы уже наслушались ваших выдумок.
  - Парень расстроился, - сказал Бауэр. - Так долго водил нас за нос. Кто
нынче утром говорил о повторах радиопередач? Вы подсознательно думали об
этом, приятель. Я еще раз все проверил. Помните, мы все сидели в этом
кабинете, и я сказал, что Элси Дэниелз слушала выступление Тарфа, когда на
улице оставили машину? Кое-кто решил, - тут он многозначительно взглянул
на капитана, - что это было в десять часов. Но, когда я собрал и верно
расставил факты, оказалось, что две местные станции действительно
передавали речь Тарфа в десять часов. Но прямой эфир из Денвера был в
девять. Эта Элси недавно купила новый приемник, который принимает передачи
из Денвера, а денверский диапазон на шкале настройки располагается рядом с
каналом CNN, на котором Элси всегда слушала музыку.
  - Блестяще! - похвалил Дэвис.
  - Вы вылезли из машины и зашагали к бульвару Санта-Моника, приятель, -
продолжал сержант.
  - А как же быть с сутулым усачом? - спросил Конвей и подумал: о нем они
Дэвису вообще не сказали.
  - На бульваре десятки ларьков, - тотчас ответил сержант. - В них торгуют
сувенирами, масками и прочими детскими наборами. Наклеить усы и подровнять
их ножницами нетрудно. Сделаться сутулым и того проще. Смотрите. - Бауэр
вытянул шею, нагнулся и подал вперед плечи. - Вот вам и сутулость. Зря вы,
приятель, надеетесь, что мы купимся на эти детские уловки. Короче говоря,
вы вернулись к кинотеатру, когда зрители выходили оттуда. Билетер
пропустил вас в фойе, вы вошли в зал, бросили на пол перчатку, позвали
директора, и вы вместе нашли ее, вот и все. А потом вы разыграли спектакль
с поисками пропавшей жены, сели на трамвай и поехали в участок. Правильно?
Правильно.
  Все это было настолько далеко от действительности, что Конвей успокоился.
  - Со временем вы сможете писать неплохие книги. Но в девять вечера я был в
кино со своей женой, а в девять тридцать мы с ней пришли на стоянку, к
нашей машине. Как вы это объясните?
  - Очень просто, - ответил Дэвис. - Вы же у нас писатель. Билетер помнит,
как вы с женой вошли перед началом сеанса, как она обозвала вас придурком,
и вы вместе ушли. Больше он вас не видел.
  - Мы вошли в зал перед самым началом, было много народу.
  - К тому же, ни билетер, ни кто-либо еще не видел, как вы выходили из
зала. Вы сами говорили, что вышли до конца сеанса, значит, в фойе никого
не было.
  - Он был... - Конвей осекся. Он же сказал им, что вышел за минуту до конца
сеанса. Если сейчас объявить, что билетер был у ларька с воздушной
кукурузой, то выяснится, что он врал, а это потянет за собой все
остальное. Ему сделалось не по себе. Он же нарочно выбрал в зале места, с
которых можно уйти незаметно, поскольку никак не предполагал, что придется
доказывать свое пребывание в зале. А все этот дурак Бауэр, сумевший
внушить прокурору, что преступление было совершено на час раньше.
  - Я вам говорил, - обратился Бауэр к Конвею, - что интересуюсь своими
подопечными. Есть одно смягчающее вину обстоятельство. Эти драные
перчатки. Я сразу понял, что там какая-то неувязка. Кабы вы замыслили
убийство заранее, то, будучи писателем, придумали бы что-нибудь
похитроумнее. Посему, если вы признаетесь, будем вести речь о
непредумышленном убийстве.
  - Пожалуй, с этим доводом можно согласиться, - сказал Дэвис. - Но, только
если вы пойдете нам навстречу.
  - Да вы все тут спятили!
  - Ладно, Конвей, - произнес Дэвис и повернулся к Рэмсдену. - Арестуйте
его. - Он подошел к двери, остановился и посмотрел на Конвея. - Если
надумаете признаться, дайте мне знать. Не торопитесь. А будете стоять на
своем, получите на всю катушку.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2145 сек.