Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Игорь Зенин. - Душа Анастасии

Скачать Игорь Зенин. - Душа Анастасии

      Технический сон и диверсия.

     Сейчас,  к сожалению,  придется прерваться. Это случилось в ночь на  22
января. Вечером, как и  в прошлую ночь,  кто-то опять  "принес мне подарки".
Это даже  не биовизор. Появилась  ярко-синяя  рука,  которая  держала черный
длинный  предмет.  Предмет  напоминал  видеокассету  или картридж  лазерного
принтера.  Рука вместе  с этим  предметом двигалась с  юга на  север.  Вдруг
справа  от  меня,  между  диваном  бывшей   жены  и  моим  креслом  появился
разобранный  дисковод, на котором  крутился ослепительно белый диск. Женский
голос что-то  быстро говорил, но  ни  одного  слова  разобрать нельзя  было.
Наконец голос спросил:  "Ты  все понял?".  Я оторопело  пытался  хоть что-то
понять из всего происходящего. И ни с того,  ни  с  сего,  спросил: "Лена?".
Наступила  минутная пауза, и голос сказал: "Брось". При  этом  мое  внимание
сосредоточилось на рабочем  столе, где я и  пишу эту  книгу. Посмотрев в  ту
сторону, я отвернулся, и сразу уснул.
     И  тут  такое началось, что  ни в  сказке  сказать,  ни  пером описать.
Читайте...
     Сон. Я подхожу к зданию, и поворачиваю за  угол.  Справа от меня  стоит
грузовой эшелон.  К  нему согнаны  зеки. А  слева  от меня, вплотную к стене
этого здания, стоят  чекисты в штатском. Я, не обращая  ни на кого внимания,
куда-то иду своей дорогой. Вдруг один из  чекистов, заметив мое  независимое
движение, бросается  ко мне и хватает меня за рукав, пытаясь  меня заставить
встать в один строй вместе с чекистами вплотную к  зданию. Я одним движением
освобождаюсь  от  него.  Иду  дальше.  Меня догоняет толпа  оперативников  в
штатском. Они начинают мне  угрожать, но  я  отвечаю:  "Ничего вы со мной не
сделаете".  Тогда  главный,  который  хватал  меня  за рукав,  говорит:  "Мы
подложим в твою сумку компромат (я  был  с сумкой-дипломатом)". "Нет!",  - я
начинаю  испытывать страх - "не сможете!". Оборачиваясь  постоянно на них, я
поднимаюсь по широкой лестнице, которая является одновременно крышей дома, в
деревянный офис какой-то политической партии.  Там стоят  чучела  животных -
медведя, рыси,  обезьяны, леопарда. (Позже я понял - это  офис  ЛДПР, я один
или два раза заходил туда  по одному щекотливому  вопросу, но разговор у нас
был дружелюбный и  доверительный). Мне  попадаются  редкие  работники  этого
офиса. Вдруг передо мной оказывается главный политик этого заведения. Сильно
напоминает Жириновского (еще один признак ЛДПР). Он  лежит на полу, лицо все
в  крови, но  при  этом  пытается вести политические речи  в своей манере  -
важно, убедительно, эмоционально.  Я смотрю  на  все это,  разворачиваюсь, и
выхожу  обратно. Толпа  оперативников ждет  меня  на  улице.  Увидев  их,  я
возвращаюсь  обратно.  Но в офисе чучела  оживают.  На меня пытается напасть
леопард  (я заходил по поводу подлодки "Гепард").  Глядя  на  него в упор, я
заставляю  его  уйти.  Остальные  не пытаются  нападать. Вдруг  из-за  спины
нападает на меня оперативник.  Я применяю  какой-то прием,  и  он  исчезает.
Появляется еще один, спецназовец. Один-в-один актер из фильма "Спецназ". Тот
самый,  рыжий, который любит мастерски швырять  ножи. Но мы  боремся  с  ним
врукопашную.  Я ни как  не  могу выкрутить  ему  руки. Он  извивается. Руки,
словно  резиновые. Долго  я с  ним  так  барахтаюсь.  И попутно мне приходит
мысль: "А на кой ты мне сдался?", при этом я буквально телепортирую от него.
     И  оказываюсь в  своей  постели.  Толком до  конца  не  проснувшись,  я
подумал: "Давно не снился такой бред".  И тут совершенно отчетливо, до такой
степени отчетливо,  что  даже  не верилось, что я слышу  мысленно, раздалось
кряхтение старика. Он встал с постели, залез в тапочки и пошел к двери. Было
слышно каждое его движение. Ощущение такое, что это происходит за стенкой. А
стена  -  бумажная. И  тут раздается  его старческий голос: "Ну  что  ты  за
человек!!!  Звонишь,  стучишь! Звонишь, стучишь! Звонишь, стучишь!  Звонишь,
стучишь!".  Но  это  было  адресовано  не  мне,  а  кому-то  другому.  Минут
пятнадцать я лежал и думал об  этом  искусственно  наведенном  сне. Медленно
стал засыпать.
     И вот тут  включился биовизор. Где-то в  ста метрах от  меня  в подвал,
напичканной аппаратурой, зашли два возбужденных  и радостных оперативника. Я
видел только силуэты. Они зашли в комнату  со словами  (или  мыслями): "Ну и
что  у  нас  получилось?".  В  следующий  момент кто-то  сверху  ответил им:
"Требуется  консультация".  Смысл  был такой,  что  для  этих  оперативников
требовалась  консультация  у психиатра.  Судя  по  тембру,  это был  главный
жрец...
     День был дурной, в голове висел дурацкий сон.
     Весь вечер  слышал голос Анастасии: "Дура она,  дура". Но при этом весь
вечер я чувствовал радость Алеси. Эта радость, так или  иначе,  передавалась
мне.  Поэтому на слова Анастасии я не обращал внимания. Но как-то само собой
дошло  до  меня:  "А  чему можно  радоваться? Ведь не  звонит,  не  грустит?
Замужем... Сына родила..." Вот тогда я спросил Анастасию:
     - Анастасия, это ты говоришь, что она - дура? Ответь мне.
     - Да.
     - Что же она опять делает такого нехорошего?
     - Я не хочу тебе говорить...
     - Почему?
     - Потому что боюсь, что ты станешь ее презирать.
     - Нет, Анастасия... Я... смогу понять.
     В ответ  стояла тишина. Я ждал. Стояла мертвая тишина. Я, превратившись
в  телепатический  слух,  шел  по  ночному  хрустящему  снегу,   освещаемому
неоновыми  лампами уличного освещения. Но взгляд мой, как сейчас  вспоминаю,
тоже  превратился в слух. Анастасия  молчала. Теперь  понимаю, что Анастасии
было очень важно, чтобы я реально услышал ею сказанное. Она опасалась, что я
могу не так понять  ее.  Что я могу не правильно  понять  ее, а,  значит,  и
Алесю.
     - Анастасия, скажи!
     - Она тебя считает за террориста...
     Господи, это еще почему? Эта  мгновенная мысль залетела  ко мне в мозг.
Осознавая,  что я  не  могу понять  логическую  цепочку, я  опять спросил  у
Анастасии:
     - Почему она радуется?
     - Она верит  в  то, что  ты  сможешь совершить терракт, что  ты  должен
что-то взорвать. При  этом останешься  в тени, тебя никто  не поймает, и  ты
получишь  много денег, чтобы купить себе отдельную квартиру. Она видела сон,
и перепутала его с биовизором.
     - Ей так же навели технический сон?
     - Да, почти такой же.
     В  ответ  я  молчал. Думал.  И на уровне  подсознания  я  почувствовал,
насколько важна была моя реакция на сказанное для самой Анастасии...
     - Она формирует в будущее эту черную мысль? Поэтому у меня такие боли в
груди?
     - Да-а-а-а... - Анастасия сказала это с таким облегчением, словно у нее
камень с души упал.
     Через сутки я  понял,  почему  она  так  боялась  за  мое  непонимание.
Некоторое  время тому назад я звонил Алесиным родителям. Трубку взял папа. Я
попросил к телефону маму Алеси, назвав ее по имени-отчеству.
     - Ее нет, она уехала к дочери в Свердловск.
     - Вы извините меня, я  бы  не стал звонить, но мне приснилась несколько
раз Алеся. Сны были  очень  красивые, радостные.  Алеся сказала, что  она не
замужем. Поэтому и решил Вам позвонить. Значит, она в Свердловске... А как у
нее дела?
     - Хорошо, она замужем, у нее родился сын.
     - Когда?
     Он ответил. Дальше пересказывать не буду. Эмоции мои ни к чему...
     И  за день до  общения с Анастасией, вечером  перед техническим сном, я
шел  домой. На  обочине  стояла  машина.  Вдруг,  ни с  того, ни  с  сего, я
почувствовал ту же боль, шипящую и знакомую. Ничего не понимая,  я обернулся
на эту  машину. Номер  машины  состоял из этажа и номера Алесиной комнаты  в
общежитии. Пожилой человек, достав из багажника тяжелый мешок, поставил  его
перед машиной. Мне стало ясно: так или иначе,  папа  рассказал Алесе о нашем
разговоре. Видимо, у Алеси началась истерика. Но она очень быстро кончилась.
Я пытался поговорить  с  Анастасией  на эту тему,  но вместо  этого  со мной
говорил  мужчина.  Судя  по интонации,  по  тембру  - Учитель, Создатель.  Я
спросил,  почему  не  хочет  говорить  со мной  Анастасия.  Он  ответил, что
Анастасия  с пра-мамочкой объясняют Алесе, что  есть что, и успокаивают  ее.
Что  бы  она  не  думала,  что я  -  колдун. Она  быстро успокоилась.  Очень
быстро....  Почему  -  объяснения  позже.  Просто примите  на веру, что  она
слышала и понимала,  кто,  и что  ей говорит. Вот  потому  со мной и говорил
Создатель,  что бы  я  не мешал и сам не переживал, и, тем более,  не лез  к
перепуганной Алесе...
     И в этот  самый момент Алесе быстренько, как и мне, навели  технический
сон.  Впрочем,  не  так  быстро.  У  них  было много времени.  Очень  много.
Согласитесь,  изуверский  способ.  Загнать нож  Алесе исподтишка,  в  спину,
подставляя  Анастасию.... На  такое  способны либо  главный  жрец, либо наше
дорогое и горячо всеми любимое ФСБ. Или аналогичная  дрянь в  виде ГРУ, СВР,
СБП,  МВД. Не  впервой им, спящих,  расстреливать в упор, как в "Норд-осте".
Это только в фильме "Спецназ" они все белые и пушистые, в камуфляже с ног до
головы. Отважные и смелые. А в реальности стреляют спящих пожилых  женщин. Я
не защищаю террористов... Но к "Норд-осту" мы еще вернемся....
     Но теперь возвратимся в начало лета 2002 года.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0926 сек.