Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Дэвид Нордли. - Последняя инстанция

Скачать Дэвид Нордли. - Последняя инстанция

   Кес - тримусская единица силы, равная одной кем на ка-единицу за такт в
квадрате  (567,45  клетианских  го-бо,  37,06  ньютонов   в   человеческой
десятичной системе счисления,  или  1.85Е-5  по  двенадцатиричной  системе
ду'утиан). Что же касается архаичной человеческой  единицы  под  названием
"тонна", по-прежнему часто встречающейся в английской литературе,  то  она
составляет приблизительно четыре квадраосмь кесов (400  восьмеричное,  256
десятиричное, 194 двенадцатиричное).
   Конвенция и Статут Тримуса, Техническое приложение.


   - Мы идем против ветра, а тросы от мороза дубеют, так  что  не  мешкай,
как только сможешь двинуться, командор! - распорядился Йохин.
   Гоникли и Борраджил'иб клювными лопатами расчистили Дрину дорогу, убрав
в стороны осколки льда и щебень.  Дрин  только  боялся,  что  после  столь
длительной  неподвижности  задние  лапы  откажутся   повиноваться.   Самое
невероятное, что до сих пор светло. Дрину казалось,  что  он  в  заточении
гораздо дольше.
   - Лады, хорошие мои! Эх, раз! - гаркнул Йохин.
   Гоникли и Борраджил'иб налегли на  архаичные  тали.  Тросы  натянулись.
Что-то стронулось.
   - Налегай! Еще! Дружно, взяли!
   Давление на хвост Дрина внезапно исчезло, и чувствительность тотчас  же
вернулась к нему - да с такой силой, что Дрин чуть ли не пожалел об  этом.
Рванувшись вперед, он наступил на сломанную лапу и со стоном рухнул.
   - Пошевеливайся, командор! - перекрывая  рев  бури,  рявкнул  Йохин.  -
Давай, больше нам не сдюжить!
   Дрин попытался приподнять плечи и грудь  на  здоровой  лапе  и  ползком
податься вперед, но снова начал заваливаться на бок.
   Мэри клубком подкатилась под него, толкая одновременно вправо и  вверх.
Немыслимо. Он чересчур тяжел. Но  все-таки  Мэри  приняла  на  себя  часть
нагрузки, а Дрин как-то ухитрялся  удерживать  остальное  на  весу.  Почти
машинально он оттолкнулся от льда, резко  выбросил  правую  переднюю  лапу
вперед, вонзив когти в гравий  за  мини-такт  до  падения,  и  подтянулся.
Что-то отвалилось, его левая задняя оказалась на свободе; Дрин  тотчас  же
уперся ею, когтями выдолбив ямку для упора, и  рывком  высунул  голову  из
темницы. Мэри кубарем откатилась с дороги, когда  он  рухнул  на  грудь  и
остальную часть пути проделал на брюхе, отталкиваясь задними лапами.
   - Потихоньку отпускаем, дружочки! Он выбрался! Тихохонько-спокойненько!
- надрывался Йохин.
   Выбравшись из завала, Дрин оглянулся и увидел,  как  оттуда  выкатилась
Мэри. А вслед за тем плита рухнула; во все стороны полетели снег и осколки
льда. Махнув ему рукой, Мэри  побежала  в  укрытие  -  громадный  надувной
шатер,  установленный  рядом  с  приземистым,  потрепанным  и   будто   бы
прижавшимся к земле аппаратом, который ощетинился винтами. Гоникли  тотчас
же прильнула к Дрину, подсунула свой клюв ему под левое плечо. Он  кое-как
доковылял до шатра.
   Не успел Дрин улечься на подогретую подстилку, как Го Тон  нависла  над
ним, словно мифическая фурия - выстукивая, ощупывая и  выслушивая,  вонзая
иглу шприца. Левая передняя лапа совсем онемела; Дрин чувствовал, как Мэри
и Гоникли вправляют ее под руководством хлопотливо суетящейся Го  Тон,  но
словно со стороны.
   Ричард Мун притащил откуда-то брусок  ду'утианского  полевого  рациона,
весящий не меньше самого человека. Взяв брусок, Дрин сунул его  в  глотку.
Вскоре сахар и ферменты всосались в  кровь,  и  мало-помалу  голова  Дрина
начала проясняться.
   Все с озабоченным видом стояли  вокруг,  ожидая,  когда  он  что-нибудь
скажет.
   - Ладно. Спасибо вам всем. - Голос Дрина показался слабым шелестом даже
ему самому. Он кашлянул. - Пожалуй, жить  буду.  Я  пытался  добраться  до
Мэри, когда что-то или кто-то  -  по-моему,  человек  -  столкнул  меня  в
расселину. Остальное вы видели. Но вот что произошло,  пока  мы  были  без
сознания? Признаться, состав  спасательной  партии  представляется  весьма
любопытным!
   Все загомонили разом, но голос Гоникли перекрыл остальные: "Пожалуйста,
дайте мне сказать!"
   - Это я виновата. По крайней мере, отчасти. - Она  потерлась  клювом  о
клапан шатра. - Я помогала своей подруге Би Тан  свести  счеты  с  жизнью,
потому что она умирала и молила меня об этом. Она позвала меня в свой дом:
будучи в разлуке с Зо Кимом, она держалась особняком, не встречаясь  почти
ни с кем. Би Тан была несчастна с  ним,  страдала  без  него  и,  как  он,
враждовала с  Горманом.  Знаете,  в  новой  книге  она  даже  упомянула  о
контактах Гормана с моряками властителя Тэта... Впрочем, я отвлеклась.
   Би Тан сказала, что Зо Ким мертв, и она хочет, чтобы я...  ну,  помогла
ей уйти. Она дала мне еще несколько поправок для нашей последней главы - о
том, что в Тэт-сити появился неуклюжий производственный репликатор.  Потом
начала умолять, чтобы я откусила ей  голову  -  мол,  я  лучшая  на  свете
подруга, другой такой у нее не было, и просила поторопиться, поскольку  ее
терзала просто невыносимая боль.
   Это было ужасно! Но в каком-то смысле я  чувствовала  себя  удостоенной
высокой чести, ведь она могла попросить об этом кого-нибудь из клетиан. Но
эту горечь во рту я никогда не забуду.
   Вернувшись в поселок писателей, я попросила кого-то - возможно, Гормана
- позаботиться о теле Би Тан. Мне обещали все сделать.
   Перед церемонией вручения премии я связалась с Ричардом и сообщила  ему
о случившемся, чтобы он мог вставить в свою речь несколько теплых  слов  о
Би Тан.  Когда  же  впоследствии  выяснилось,  что  Зо  Ким  скончался  на
церемонии, я уже не знала, что и думать. Всем известно, как я относилась к
Зо Киму.
   Но... Би Тан была моей подругой. Я ни за что не поступила бы так с ней,
даже если бы хотела добраться до Зо Кима...
   Дрин ощутил прилив симпатии. Значит, Гоникли все-таки невинная  жертва,
попавшаяся в коварно расставленные сети  интриги.  Борраджил'иб  обнял  ее
хвостом. Наконец, дрожь отпустила Гоникли, и та снова смогла говорить.
   - Когда появился Дрин, я отправилась сюда, чтобы поговорить с  нашей...
с Бодил. Вам кажется, что я не в своем уме, но у меня спокойнее  на  душе,
когда я делаю вид, что она по-прежнему меня слушает, по-прежнему...
   Борраджил'иб снова коснулся ее хвостом. Она понурила клюв.
   - Командор, - подал голос Борраджил'иб, - я знал далеко не все и потому
подозревал, что вами движут иные мотивы. Приношу свои извинения.
   - Что подводит нас  к  Ричарду,  -  встряла  Мэри,  плавно  меняя  тему
разговору. "Ради меня? - подумал Дрин. - Неужели она ощутила мое  смущение
и тоску?"
   Теперь он заметил, что пятна на ее лице чем-то смазаны, а  в  остальном
Мэри выглядит совершенно здоровой.  Невероятно!  Дрин  ни  за  что  бы  не
поверил, что она способна удержать на  своих  плечах  почти  четверть  его
веса... Но он видел это собственными глазами.
   - Да, - вступил Ричард Мун, - меня появление Зо Кима застало  врасплох.
Я-то готовился сделать печальное  объявление,  а  потом  назвать  лауреата
премии, как вдруг подлетел Зо Ким. Честно говоря, я  думал,  что  он  тоже
мертв, поскольку не верить Гоникли в отношении Би Тан не имел ни  малейших
оснований.
   - Кому-нибудь пришло в голову известить контролеров? - мягко, вкрадчиво
спросила Мэри.
   - Мы так и сделали. - Гоникли озадаченно  поглядела  на  лейтенанта.  -
Горман  позаботился  об  этом  до  того  как  вылетел  в  Тримус-сити.  Он
единственный сохранил присутствие духа - по той простой причине,  что  был
не в ладах с Би Тан и Зо Кимом. Все остальные попросту расклеились.
   - А когда Зо Ким скончался на публике, -  подхватил  Ричард  Мун,  -  я
понял, что должен опередить вас, контролеров, и встретиться с  Гоникли.  И
нашел способ вернуться на остров Горячих Ключей, не оставив никаких следов
в базах данных.
   "Ветер, дерево, парус и больше ничего", - вспомнилось Дрину.
   - Точно! - прыснул Йохин. - И вернулся! Пассажиры платят  моим  агентам
обычным способом, и данные идут куда надо, но ты-то вызвался в  экипаж!  И
неплохо справился!
   - А когда я не нашел Гоникли на острове  Горячих  Ключей,  то  уговорил
Йохина отправиться сюда.
   Дрина никак не покидала какая-то смутная подсознательная тревога.  Ведь
сразу вслед за Би Тан и Зо Кимом следовали еще два покушения, на  сей  раз
жертвами должны были стать Мэри и он сам! Какая же тут связь?
   - Слушайте все, - наконец сказал он. - Мы находимся на  дне  расселины,
окруженной лавиноопасными горами. В Мэри кто-то стрелял; то же лицо  могло
намеренно вызвать лавину, которая погребла меня.  Предположительно,  никто
из присутствующих к этому не причастен. Предлагаю...
   - Штендт, - проронил Ду Тор.
   - Кто?! - удивленно переспросила Мэри.
   - Человек Горман Штендт. Поругался с обоими  клетианами.  Присутствовал
на острове Горячих Ключей. Не сказал контролерам ни слова, пока Зо Ким  не
умер. Он же мог солгать Би Тан о смерти Зо Кима.
   Дрин отрицательно покачал клювом.
   - Когда Би  Тан  умерла,  Штендт  в  поселке  был  не  один,  затем  он
присутствовал  на  церемонии  награждения.  Би  Тан  не  носила  при  себе
интеркома: значит, неизвестный должен был переговорить с ней лично.
   - А он тоже туточки, - сообщил Йохин. - По крайности, был  на  корабле.
Можете сами его спросить.
   - Но с какой стати он пытался убить  Мэри?  -  недоумевала  Гоникли.  -
Только потому, что она ведет расследование? Горман не настолько глуп.
   - Покушавшийся и не пытался убить меня, - пояснила Мэри. - Подстрелил с
таким расчетом, чтобы я наверняка свалилась в расселину. Единственное, что
приходит мне в голову: он хотел, чтобы Дрин отправился за мной; так оно  и
вышло. А когда мы оба окажемся в западне и за нами явятся все остальные...
   Ду Тор и Го Тон, не дожидаясь, пока она закончит, принялись  натягивать
летные комбинезоны.
   - А нельзя подыскать для Дрина какой-нибудь костыль? - спросила Мэри. -
Нам давно пора уносить ноги.
   "Славная идея, Мэри", - мысленно одобрил Дрин. Дело ведь не  столько  в
неведомом противнике, сколько в неустойчивой геологической  обстановке.  К
сожалению,  зафиксировавшие  кость  надувные  лубки   не   выдержат   даже
минимальной нагрузки.
   - Есть у меня одна идейка,  -  сказал  Йохин.  -  Намочите-ка  побольше
полотенец.
   Когда все вышли из шатра, он принялся оборачивать лубки полотенцами; те
быстро промерзали на студеном ветру, образуя  нечто  вроде  ледяной  шины.
Минуты через три Дрин обнаружил, что может опираться  на  лапу  и  шагать,
прихрамывая, как на деревянной ноге.
   Клетиане убрали шатер  в  флиттер,  который  затем  взмыл  в  воздух  и
устремился на поиски того, кто устроил западню.
   Поскольку теперь Дрину было нипочем не  взобраться  по  склону,  решили
двинуться в противоположном направлении  -  к  морю.  Борраджил'иб  вызвал
другой летательный аппарат, который должен был ожидать  людей  у  подножия
ледника. Ду'утианам предстояло возвращаться домой вплавь.
   Снег падал и падал. По мере приближения к  морю  путников  все  плотнее
обступал багровый  туман.  Сонар  немного  облегчал  ориентацию,  но  снег
поглощал и звуки. Дрин одним глазом  следил  за  хвостом  идущего  впереди
Борраджил'иба, а другим - за бредущей позади Мэри, опасаясь, что любой шаг
не в такт может обрушить новую лавину.
   По чистой случайности в нужный  момент  он  глядел  именно  туда,  куда
следовало. Они как раз подходили к очередной  расщелине,  когда  ветер  на
мгновение разогнал снежную пелену, и Дрин увидел длинную  трубу  и  черную
бороду. Мозг еще не успел проанализировать увиденное, как  Дрин  выстрелил
парализующим зарядом.
   - Слушайте все! Я только  что  парализовал  человека,  скрывавшегося  в
засаде.
   Мэри подбежала к укрытию.
   - Дрин, это Штендт! А еще я нашла базуку. Из нее стреляли!
   - Вот дерьмо! - воскликнул Йохин. - Где птицелюди?
   - Ду Тор, Го Тон! Откликнитесь! - прокричала Мэри в интерком.
   Ни звука в ответ.
   Дрин  перешел  на  диапазон  частот,  способных  пробиться  сквозь  вой
полярной бури и крикнул по-ду'утиански:
   - Борраджил'иб! Ты можешь вызвать флиттер и запеленговать его?
   - Что, командор?
   - Воспользуйся аварийным каналом и назови оператору код - восемь, семь,
два, Д, девять.
   - Семь, семь, два, Б, девять?
   Дрин постарался как можно четче прокричать:
   - Восемь... Семь... Два... Дом... Девятка!
   - Понял!
   Потянулось нескончаемое ожидание. Наконец, Борраджил'иб сообщил:
   -  Контролеры-клетиане  за  гребнем,  в  квадраосьми  ка-единицах.   Их
подбили, пришлось совершить вынужденную посадку.
   - Мэри, Ду Тор и Го Тон в безопасности! - Дрин перешел  на  английский.
Затем поднял голову и увидел над западным горизонтом, чуть южнее багрового
купола Печки, звезду Аурум-Ш, куда давным-давно следовало  отправить  всех
производителей гарпунов и ракетометов.
   Буран затихает, но тучи вопросов не рассеялись. Штендт целил из  своего
оружия не в Дрина, а в Гоникли'ибиду.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.099 сек.