Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Дэвид Нордли. - Последняя инстанция

Скачать Дэвид Нордли. - Последняя инстанция

  Тримус движется по орбите вокруг бурого карлика Печки,  обеспечивающего
половину инсоляции планеты. Вторую половину обеспечивает  основная  звезда
пары, Аурум, относящаяся к спектральному классу К2. Печка, ее спутники,  а
также троянские планеты удалены на расстояние пяти с половиной  тримусских
световых минут. Атмосферу Тримуса изменили  с  таким  расчетом,  чтобы  ее
давление соответствовало ду'утианскому и клетианскому,  составляя  одну  с
четвертью единицы земного.  Средняя  температура  на  поверхности  планеты
варьируется от одиносмь точки замерзания воды на внутреннем полюсе и  чуть
выше точки замерзания на внешнем. Тримус имеет обширные полярные  шапки  и
континентальные  массы  на  восточном  и  западном  полюсах.   В   океанах
встречаются вулканические острова и гребни метеоритных кратеров.
   Северная  полярная  область  скрыта  под  шапкой  льда,   расположенной
частично  на  многочисленных  вулканических  островах,  а  частично  -  на
поверхности моря. Значительное количество  вулканов  в  северных  областях
объясняется менее глубоким залеганием  мантии,  связанным  с  воздействием
приливных волн, а также сложными возмущениями орбиты под влиянием Клинкера
(третьего крупного спутника Печки) и отдаленного Аурума,  что  приводит  к
вибрации Тримуса с амплитудой в одну шестую  радиана.  Дуга  вулканических
островов  опоясывает  ледяную  шапку,  венчающую   внутреннее   полушарие,
расположенное  значительно  севернее  арктических   областей.   На   этапе
биоформирования  создано  северное  течение,  идущее  вдоль  этой  дуги  и
значительно смягчающее местный климат - здешние моря  обычно  свободны  от
плотного льда.
   Руководство планетного контролера, приложение по планетологии.


   Полярное море - родная стихия Дрина. Как только температура упала,  его
метаболизм возрос, и Дрин довел  свою  крейсерскую  скорость  до  половины
конвенционной единицы в такт. На Север, на  Север!  Подводная  лодка  Мэри
держалась  вровень.  Время  от  времени  он  заныривал  поглубже  и  делал
пять-десять ударов  хвостом,  затем  одним  мощным,  конвульсивным  рывком
выбрасывал себя в воздух, словно стартующая из-под воды ракета, и пролетал
почти две конвенционные единицы  над  гребнями  волн.  Это  позволяло  ему
осматривать горизонт  в  поисках  признаков  пищи  или  отдаленной  земли.
Приземляясь, он мог войти в воду стремглав, чтобы догнать  чересчур  юркую
рыбу, или плашмя, чтобы сбить со шкуры паразитов.
   Разумеется, определить местоположение можно было и с помощью интеркома,
но   гораздо   приятнее   увидеть   все   собственными   глазами.   Будучи
представителем расы космопроходцев. Дрин всегда жаждал не  только  глубин,
но и широких горизонтов.
   Один раз Мэри  поднялась  в  воздух  следом  за  ним,  для  того  чтобы
продемонстрировать, что подлодка тоже способна на такие штучки.  В  полете
она воспользовалась насосами  балластных  цистерн  в  качестве  реактивных
двигателей, чтобы судно изящно вошло в воду носом.
   Во время одного из таких прыжков Дрин заметил ветряной корабль - облако
парусов, несущихся к югу.
   Снова  оказавшись  под  водой,  он  испустил  несколько  ультразвуковых
сигналов и вгляделся в акустический образ, мерцавший  на  границе  воды  и
воздуха, а  мозг  принялся  анализировать  "увиденную"  ушами  информацию.
Примерно в кубосьми ка-единицах к  востоку  обнаружился  овальный  пузырь.
Проверка локатором не обнаружила электроники. Китобой первобытников? Но  с
какой стати он забрался так далеко на север?
   - Мэри, глянь-ка, почти точно  к  востоку  от  нас  примитивное  судно.
Возможно, браконьеры. Направление где-то ноль  четыре.  Ни  интеркома,  ни
прочей электроники. Как поняла?
   - Слышу тебя. У меня он на ноль  тридцать  семь  пи-радиан  от  севера.
Небольшой одинарный корпус, чуть менее двух ка-единиц.  Широкий.  Вряд  ли
это китобой, Дрин.
   У них с Мэри и по сей  день  сохранились  шрамы  от  прошлой  стычки  с
китобойным  судном  из  полярной  колонии  Тэта.   Пользуясь   благодушным
попустительством общества Тримуса, состоявшего в  основном  из  философов,
сибаритов  и   художников.   Тэт   вербовал   в   свои   ряды   психически
неуравновешенных, враждебно настроенных и просто скучающих людей,  которые
со временем стали  представлять  собой  серьезную  угрозу.  Дрину  и  Мэри
поручили уничтожить один из наиболее гнусных притонов, где люди  охотились
на ду'утиан с гарпунами.
   - Будем надеяться, что ты права. Но все равно лучше убедиться лично.
   - Тогда пусти меня вперед и не суйся под выстрел, ладно?
   Предложение довольно унизительно, хотя и не лишено  смысла,  тем  более
что   контролеру-нечеловеку   первобытники    просто-напросто    откажутся
подчиняться. Но у Дрина возникло встречное предложение.
   Надо подать его как приказ, ведь Мэри все-таки подчиненная.
   - Мэри, на глубине ка-единицы под днищем корабля я никак не сунусь  под
выстрел, а ты сможешь  общаться  со  мной  через  сонар  лодки,  изменение
частоты для меня не проблема. Оставайся в  лодке!  Тебя  неплохо  видно  и
сквозь колпак. К тому же он прочнее алмаза, а ты нет. И давай, подключи Ду
Тора с Го Тон.
   Макротакт спустя, когда Дрин и Мэри уже устремились вслед за кораблем к
горизонту, по небу туда же протянулись  две  белые  стрелки  конверсионных
следов.
   - Оружия не видно, - передал  Ду  Тор.  Супруга  эхом  подтвердила  его
слова. - Но как минимум две палубы вне поля нашего зрения.
   - Не высовывайтесь из флиттеров, - передал Дрин.  -  И  чтобы  никакого
героизма!
   - Вас понял. Флиттеров не покидать, героизм по ситуации.
   На Мэри, Ду Тора и Го Тон,  которые  не  раз  бывали  с  ним  в  крутых
переделках, новый статус Дрина не производил  особого  впечатления.  Хвала
провидению, они пустят фонтан еще до того как он выберется не на тот пляж!
   "А всего два оборота Тримуса назад, - думал Дрин, -  я  ждал,  что  мне
вот-вот вручат литературную премию... Суета!"
   - Дай знак, когда будешь готов, - передала Мэри.
   - Пошли, - приказал он, выпуская из легких  целую  тучу  теплого  пара,
затем нырнул поглубже и  направился  к  кораблю  с  расточительно  высокой
скоростью ка-единицы в секунду, энергично отбрасывая воду.  Закрыв  глаза,
чтобы защитить их от давления воды, он сосредоточился на более  рельефном,
хотя  и  более   расплывчатом   акустическом   изображении,   к   которому
примешивался шум двигателя подлодки. Минуты три спустя они  оказались  под
крохотным суденышком. Высунув из клюва ладонь. Дрин жестом дал Мэри добро,
и подлодка устремилась к поверхности.
   Мэри с ходу обрушила на корабль полную мощность громкоговорителей:
   - Эй, на паруснике! Говорит лейтенант-контролер Мэри Пирс.  Ваше  судно
не зарегистрировано и находится  в  экологически  чувствительном  регионе.
Учтите,  что  охота  на  крупных  животных  в  этих  водах  запрещена,   а
подкрепление придет мне на помощь в любое мгновение. Пожалуйста,  сообщите
цель вашего пребывания здесь.
   Дрина изумило, как легко Мэри козырнула своим званием. Неужели это  все
та же женщина, которая три года назад в тропиках  во  время  расследования
запросто подходила к другому человеку  и  деловито  сообщала:  "Привет,  я
Мэри!". Впрочем, в полярных водах ее ждет  не  столь  теплый  прием.  Как,
впрочем, и всех остальных, пока Совет не решил, как быть с  первобытниками
- да притом не провел решение в жизнь.
   - Мэри Пирс? - откликнулись с судна. - Как же я сразу не смекнул, когда
ты подвалила ко мне с подветренного борта. Я  Йохин  Бретц  Краеземельный.
Бывший лоцман, но теперь властитель Тэт решил, что  эта  работенка  больше
подходит братцу его мадам. Мое корыто досталось мне в  качестве  выходного
пособия.
   Дрин выпустил большой пузырь, избавляясь от избытка воздуха в легких, а
заодно от напряжения.  Этот  неотесанный  человек-мореход  проводил  их  в
гавань  во  время  первого,   столь   насыщенного   событиями   визита   в
город-государство Тэта. Он живет здесь с самого совершеннолетия.  Несмотря
на абсолютно иную шкалу ценностей в отношении  к  технике  и  чувственному
восприятию,   Йохин   -   знаток   своего   дела,   наделенный    чувством
профессионального долга. Интересно, сколько  деревянных  суденышек  торчит
теперь в зловонной  грязи  мелководной  дельты  Тэтовой  реки,  раз  Йохин
лишился должности лоцмана?  Тэт  всегда  пользовался  гаванью  в  качестве
канализации, и мусора в дельте полным-полно...
   - Йохин! - с явным облегчением воскликнула Мэри. -  Пожалуйста,  рассей
мои опасения, скажи, что ты не охотился!
   - Ни на кого я не охотился и даже не собирался. Для еды у нас хватает и
рыбы, да притом мелкой: с твоим дружком не спутаешь! Слушай, а  не  он  ли
нынче у тебя в подкреплении?
   "Хоть и неотесанный, но отнюдь не болван", - рассмеялся Дрин про  себя.
Но все-таки не покинул своей позиции под днищем, мало-помалу формируя  при
помощи  сонара  образ  нижних  палуб.  Похоже,  каюты.  Никакого   металла
поблизости от обшивки.
   - Ну и ну, Йохин! - засмеялась Мэри.  -  Это  ведь  я  должна  задавать
вопросы. Есть ли на борту оружие?
   - Ружье. Тоже выходное пособие от властителя Тэта - после того  как  вы
потрепали  его  стражу,  он  решил,  что  надо  малость  усовершенствовать
вооружение. Кстати, стреляет неплохо. Но навряд ли  оно  сможет  повредить
твоему приятелю, тем паче, у меня есть другие снасти для ловли рыбы. Черт,
да если так будет и дальше, то не  пройдет  и  века,  как  властитель  Тэт
выстроит второй Тримус-сити.
   Дрин решил, что снизу видел  и  слышал  вполне  достаточно.  Совершенно
очевидно, что это пассажирское судно. Хлестнув хвостом, он обогнул  днище,
сделал пару мощных гребков и, пробив поверхность океана,  взлетел  на  две
ка-единицы над поверхностью воды.  На  палубе  тоже  не  оказалось  ничего
подозрительного. Удовлетворившись результатом осмотра,  Дрин  плюхнулся  в
воду и вынырнул рядом с лодкой Мэри.
   Похоже,  людям  этот  акробатический  номер  пришелся  по  вкусу:   они
указывали на Дрина пальцами, а некоторые  даже  аплодировали.  У  поручней
стоял памятный Дрину долговязый человек с копной спутанных волос.  Человек
качнул головой, то ли удивленно, то ли в знак приветствия.
   Дрин настроил голосовые связки  на  нижние  регистры,  чтобы  голос  не
заглушили ни плеск волн, ни борта судна.
   -  Мистер  Бретц  Краеземельный,  я   советник   Дриннил'иб,   командор
контролеров.
   - Славная встреча, командор. Впечатляющий прыжок. Нынче я уж  к  вашему
брату привычный.
   - Как это?
   - А вот как от  Тэта  ушел,  так  вожу  туристов  из  Тримуса.  Кстати,
лейтенант Пирс, с документами у меня все в порядке, а на  судне  -  только
дерево, ветер и никакого компромата.
   - Дрин, по-моему,  они  не  представляют  для  нас  угрозы.  Йохин,  ты
по-прежнему владеешь рабами?
   - Ага, только здесь они рабами быть не могут, только членами экипажа. И
еще нескольких завербовал. Погляди на такелаж...
   Дрин обратил внимание на тепло одетого человека, который дружески махал
рукой. Лицо его  показалось  Дрину  знакомым  -  быть  может,  по  прошлым
приключениям во владениях Тэта. Ду'утиане ничего не забывают, для  того-то
и  нужна  дополнительная  масса  мозга.  Но  извлечение   воспоминаний   в
конкретной ситуации - дело другое; за  два  гросса  тримусских  лет  своей
жизни Дрин накопил в памяти множество самых разных сведений.
   Его взгляд упал на борт судна. Чуть ниже  верхней  палубы  вдоль  всего
борта  располагалось  дваосмь   иллюминаторов,   за   которыми   виднелись
человеческие лица - за каждым, кроме двух. А оставшиеся  два  принадлежали
клетианам! Корабль полон туристов! Дрин  даже  узнал  кое-кого  из  людей,
присутствовавших   на   несостоявшемся   вручении   литературных   премий:
чернобородого Гормана Штендта и обладательницу буйной копны  рыжих  волос,
юмористку Нелль Ивл. Какой конфуз!
   - Мистер Бретц Краеземельный, - рявкнул Дрин, - в следующий раз  берите
с собой передатчик! Тогда заранее мы сможем  связаться  с  вами  в  случае
необходимости.
   - Послушай, приятель... Я хотел сказать, командор. Раз я говорю, что  у
меня дерево, ветер и парус, значит, так оно и есть... Эй,  Мэри  Пирс,  ты
что затеяла?!
   Мэри выбралась  из  люка,  расположенного  позади  прозрачного  колпака
подлодки, и теперь нацелила маркировочный пистолет  на  деревянное  судно.
Раздался негромкий хлопок, почти  неразличимый  среди  плеска  волн,  и  в
деревянный борт над самой ватерлинией вонзился дротик.
   - Теперь ты помечен, Йохин! -  крикнула  Мэри.  -  Я  маркировала  тебя
транспондером. Клиенты в претензии не будут, ты ведь не виноват.
   Йохин лишь нахмурился и пожал плечами.
   - Кстати, куда вы направляетесь? - добавила Мэри.
   - На остров Горячих Ключей. Если обойдется без новых проволочек, к ночи
будем там, - ответил шкипер.
   Этот вулканический остров располагался на полпути к  тому  месту,  куда
направлялись контролеры.
   Внезапно раздался голос Ду Тора.
   - Последний раз Би Тан  видели  именно  в  Горячих  Ключах,  -  сообщил
клетианин Дрину. - Там находится поселок писателей.
   Любопытно. Итак, в деле Би Тан  уже  фигурируют  Ричард  Мун,  Гоникли,
Горман Штендт, Йохин и первобытники из его экипажа. Но  искать  клетианина
там же, где и две октады назад, не легче, чем  застать  на  прежнем  месте
облако. Клетиане непоседливы от  природы,  и  многие  октады  октад  назад
создали летательные аппараты, способные переносить их  с  места  на  место
куда быстрее и дальше, чем собственные крылья. Би Тан - или ее  останки  -
может находиться в любой точке  планеты  или  в  окружающем  пространстве.
Найти Гоникли не в пример проще.
   - Рад был повидаться, мистер Бретц Краеземельный. А теперь нам  пора  в
путь, - с этими словами Дрин без дальнейших церемоний погрузился в море  и
продолжил путь на север.
   Вскоре его догнала подводная лодка.
   - Что тебя тревожит? - поинтересовалась Мэри.
   - Воспоминания. Разного рода. И недавние, и... времен юности. Расскажу,
когда сам разберусь получше.
   Мэри молча поглядела на него и приложила ладонь к стеклу колпака.  Чуть
сбавив  скорость,  Дрин  высунул  язык  в  ее  сторону,  ладонью   правого
ответвления ухватившись за кронштейн, а левую прижав  к  колпаку  напротив
ладони Мэри. Тепло проникло к нему даже сквозь стекло. Порой слова  бывают
просто излишни.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0434 сек.