Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Анатолий СТЕПАНОВ - В ПОСЛЕДНЮЮ ОЧЕРЕДЬ

Скачать Анатолий СТЕПАНОВ - В ПОСЛЕДНЮЮ ОЧЕРЕДЬ

         В это майское утро летняя  троица  проникла  в  Кочновский  переулок.
Лариса в белом платье с короткими рукавами, Саша в  распахнутой  до  пупа,
той, так удачно приобретенной светло-коричневой рубахе и Алик, который нес
синюю коробку патефона, в красной футболке с закатанными рукавами.  Троица
подошла к дому Одинцовых, и Саша, приоткрыв рот, и обнажив туго  свернутый
язык, издал невероятной силы свист. На крыльце появилась Клава.
     - Ты что людей пугаешь, Соловей-разбойник?
     - Одинцовы, за мной! - заорал Саша.
     - Это куда же? - поинтересовалась Клава.
     - Купаться. На Тимирязевские пруды.
     - Да ты в своем уме? Май же!
     - Теплынь такая, Клавдия, аж страшно. Вчера купался.
     - Купаться, не купаться, а на солнышке посижу, - согласилась Клава  и
крикнула в дом: - Сергунь, пошли!
     Она сняла с гвоздика за распахнутой дверью  висячий  замок  и  ждала,
пока выйдет Сергей. Сергей вышел, с крыльца насмешливо  и  добро  осмотрел
кампанию, а Клава в это время навесила на петли замок и щелкнула дужкой.
     - Батю под арест? - поинтересовался Саша.
     - И-и, хватился! Он после того захода  неделю  носа  из  Большева  не
кажет. Стесняется.


     О патефон - отрада послевоенной юности! Разинув пасть,  он  стоял  на
ярко-зеленой траве и мембрана  на  подвижной  сверкающей  шее  окрестности
неземными звуками:

              Нет, не глаза твои я вижу в час разлуки,
              Не голос твой я слышу в тишине.
              Я помню ласковые трепетные руки...

     - Руки! - в совсем иной, нежели Шульженко, интонации строго приказала
Лариса. Они с Сашей танцевали.
     - Учтено, - послушно согласился и слегка отодвинулся от Ларисы. Танец
продолжался. Наконец Лариса не выдержала.
     - Нет, тебя надо охладить! - заявила она. - Купаться! -  Она  стянула
через голову платье, уронив его на траву,  и,  на  ходу  теряя  босоножки,
бросилась в воду. Скинув брюки и рубашку, Саша последовал за  ней.  Хохот,
визг, плеск.
     - Вот черти-то! - позавидовала Клавдия.
     - Молодые, - сказал Сергей, подумал и добавил: - Здоровые.
     Одетые Сергей, Клавдия и Алик лежали у патефона. Первой выскочила  из
воды Лариса. Весело, как собака, отряхнулась и села рядом с Клавой.
     - А что же ты, Клава? - спросила Лариса.
     - Сил нет. Устаю на работе до невозможности, Ларочка!
     - Где же вы работаете?
     - Да за городом, в Истре... - начала Клава, а Сергей продолжал:
     - На секретном объекте. На таком секретном, что даже мне не говорит.
     Держа в сведенных чашей ладонях  воду,  появился  Саша  и  навис  над
Сергеем.
     - А ну раздевайся, а то хуже будет!
     - Саша, не дури! - в испуге крикнул Сергей, а Клавдия добавила:
     - Он стесняется.
     - Я ему дам - стесняется! Считаю до трех. Раз...
     Сергей поспешно стянул гимнастерку, белую исподнюю рубаху.
     - Прекрасно, - решил Саша и вылил  воду  на  Алика.  Алик  взвизгнул,
вскочил, бросился на Сашу  и  вдруг  замер:  на  спине  Сергея  под  левой
лопаткой он увидел ужасный шрам.
     - Это от того осколка, Сергей Васильевич? - тихо спросил он.
     - От того, от того, - недовольно подтвердил  Сергей  и,  обернувшись,
поймал остановившийся взгляд Ларисы.
     - Удивительная штука эти осколочные ранения! -  профессионально,  без
интонаций, констатировала Лариса. Не скажи вы, что  это  осколочный  вход,
без колебаний решила бы - типичный шрам от ножевого удара.
     И сразу напряжение сковало пикничок.
     - Что-то скучно стало, - бодро и быстро заговорил  Сергей.  -  А  все
потому, что  всухую  сидим.  Ну-ка,  Клава,  домой.  Мы  тут  еще  малость
позагораем, а ты в дому все как надо приготовь. Ясно тебе, Клава?!
     - Ясно, - ответила Клава и поднялась. - Я пойду.
     Все четверо проводили ее взглядами.
     - Алик, заводи! - приказал Саша.  -  Замерз  я,  мы  с  Ларкой  опять
плясать будем.
     Снова запела в граммофоне Шульженко.  Саша  обнял  Ларису  и  мельком
глянул вслед уже скрывавшейся за  деревьями  Клаве.  Сергей,  поймав  этот
взгляд  и  выждав,  когда  Саша  с  Ларисой,  танцуя,   отошли   подальше,
подвинулся, не поднимаясь, по траве к барахлишку танцоров, лежавшему рядом
с Аликом.
     А Шульженко рассказывала:

                    В запыленной пачке старых писем
                    Мне случайно встретилось одно,
                    Гле строка, похожая на бисер,
                    Расплылась в неясное пятно...

     Большим пальцем ноги Сергей  незаметно  приоткрыл  Ларисину  сумочку,
увидел рифленую рукоятку парабеллума и резко вскочил. Почти одновременно с
ним вскочил испуганный Алик, перекрыв путь к пистолету.
     Тогда Сергей, оглядев всех  их,  настороженно  обернувшихся  к  нему,
потянулся лениво и сказал:
     - А что ждать, пошли и мы.
     Они молча шли через Тимирязевский  лес  к  переезду.  У  переезда  на
Большой Коптевской они остановились, пережидая: приближался состав. Сергей
с Аликом подошли к путям, А Лариса с  Сашей  отстали.  Поезд  стремительно
надвигался.


     И в этот момент Сергей прыгнул. Он прыгнул перед самым носом паровоза
и, чудом уцелевший, оказался на той стороне пути, по  которому,  отгородив
его от Саши, Алика и Ларисы катил бесконечный  поезд.  А  с  этой  стороны
бесновался Саша:
     - Идиот! Я полный идиот! Как же я не допер! Как же я раньше не допер!
На замок купился!
     Состав был бесконечен, и Саша, глядя на  пробегавшие  мимо  кирпичные
вагоны, уже тихо попросил Ларису:
     - Машинку отдай.
     Лариса достала из ридикюля парабеллум и протянула  Саше.  Он  засунул
пистолет за ремень и выпустил рубаху, закрывая рукоятку. А поезд все  шел.
Саша ждал, закрыв глаза и скрипя  зубами.  Мелькнула  площадка  последнего
вагона, на которой был дед с желтым флажком, и они побежали.


     Дом в Кочновском горел. Уже приехали пожарники, и желтые в  солнечном
свете струи долбили крышу, стены, выдавливали окна.
     - Там человек! - задыхаясь прокричал Саша.
     - Нету там никого. Не видишь, что ли? Замок,  -  раздраженно  ответил
ему начальник пожарной команды, озабоченно наблюдавший за действиями своих
подчиненных. Ни слова  не  говоря,  Саша  вырвал  у  ближайшего  пожарника
топорик и кинулся к дому. Одним движением сбив замок, он распахнул  дверь,
из которой выкатился шар белого дыма. Когда дым уплыл, он увидел  прямо  у
порога лицом вниз лежал человек. Схватив человека под мышки, Саша  оттащил
его в сторону.
     Без погон, без орденов, в стиранной гимнастерке лежал на траве солдат
с усталым, иссеченным морщинами лицом.
     - Лариса! - криком позвал Саша. Подошла Лариса, подняла руку  солдата
- щупала пульс.
     - Он мертвый! -  сказала  она,  отпустила  руку  и,  прикрыв  ладонью
задрожавший рот, стала пятиться к толпе, к живым.
     Живые стояли в отдалении, не приближаясь. Только  Саша  был  рядом  с
солдатом. Опустившись на колени, Саша посмотрел в мертвое лицо,  молчаливо
извиняясь, и проверил карманы солдата. В нагрудном была бумага. На  бумаге
крупным почерком не особо грамотного человека было написано:
     - "Прошу того, кто найдет мое мертвое тело, написать по адресу: город
Лысьва  Молотовской  области,  Посадская  улица,  дом  десять,   Ефросинье
Петровне Одинцовой. И сообщить ей, что сын ее, Одинцов Сергей  Васильевич,
который может умереть каждую минуту, умер  наконец.  И  матери  хлопот  не
доставил. И чтоб  не  убивалась.  Одинцов  Сергей  Васильевич,  1918  года
рождения".
     Саша аккуратно сложил записку, сунул в  задний  карман,  обвел  толпу
мутным взглядом и вдруг бросился бежать.


 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2893 сек.