Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Григорий Темкин. - Двадцать шестой сезон

Скачать Григорий Темкин. - Двадцать шестой сезон

ЭПИЛОГ

   Всем своим видом -  лохматыми  нахмуренными  бровями,  носом,  сварливо
нависшим над нижней половиной лица, поджатыми  губами  -  Таламян  выражал
недовольство. Он заявил:
   - Я вами недоволен, Алексей Васильевич. Вы  позволили  вашим  фантазиям
увести вас слишком далеко. Ну хорошо, я готов понять, что у вас  мелькнула
мысль, связывающая гибель людей на чужой планете с  преступлением.  Но  вы
ее, эту мыслишку, не только  не  выкинули,  вы  ее  превратили  в  рабочую
гипотезу, поставили под сомнение  порядочность  таких  людей,  как  доктор
Елена Бурцен, капитан Масграйв, профессор Саади...
   Алексей Санкин сидел в кресле напротив Главного и не поднимал глаз.
   Набиль Саади великодушно согласился детективные завихрения  Алексея  не
предавать гласности и  обещал  забыть,  поэтому  всем  непосвященным  было
известно только то, что Саади и Санкин провели блестящую разведку  планеты
Мегера, обнаружили уникальную  мыслящую  субстанцию  и  установили  с  ней
контакт.
   Переговоры с Озером начались в тот же памятный и богатый  впечатлениями
день. Алексей, совсем  уж  было  распрощавшийся  с  жизнью,  с  удивлением
обнаружил, что его  голова  -  в  шлеме!  Зато  Саади  сидел  на  земле  с
обнаженной головой, и его шлем валялся в траве. Вначале  Алексей  подумал,
что Абу-Фейсал сошел с ума или впал в транс, загипнотизированный хищником.
Потом заметил,  что  взгляд  профессора,  устремленный  на  Озеро,  вполне
осмыслен, а губы шепчут какие-то слова. Алексей прислушался, но ничего  не
разобрал: Саади бормотал беззвучно.
   До Алексея вдруг дошло, что Набиль не собирался его  убивать.  Удар  по
затылку был единственным  средством  остановить  его  несдержанный  порыв.
Алексей посмотрел на спокойное Озеро и решился. Расстегнул застежку  шлема
и тут же зажмурился, ослепленный лавиной образов, хлынувших в мозг.
   В некоторых символах  Алексею  угадывались  мегерианские  животные,  но
большую часть изображений понять было невозможно. И тем не менее контакт с
внеземным интеллектом все же  возник!  Озеро,  которое  он  чуть  было  не
уничтожил выстрелом бластера, разговаривало, пыталось найти с  ними  общий
язык!
   Им неслыханно повезло. Совершенно случайно гиперлет забросил Санкина  и
Саади на Мегеру именно тогда, когда приближался Двадцать  шестой  сезон  -
единственное время, когда Озеро обретало состояние  разумности.  Профессор
сравнивал это с обыкновенным человеческим сном в масштабе годового  цикла,
с той только  разницей,  что  мы,  люди,  просыпаем  в  году  где-то  одну
четвертую часть жизни, но спим с перерывами, а Озеро спит почти  девяносто
процентов времени, и подряд.
   Какими категориями мыслит Озеро, ни Алексей, ни Саади не поняли,  да  и
не надеялись понять за единственный день Контакта. Этим  будут  заниматься
сотни ученых, и трудно сказать, когда станет возможным осмысленный диалог.
Но кое-что исследователи сумели понять: например, что  Озеро  не  одинокий
мыслящий представитель планеты, что есть еще  другие  Озера  на  Мегере...
Период разумности их длится всего один сезон, когда природа  позволяет  не
заботиться ни о пище, ни об энергии. Позже, когда  меняются  климатические
условия, Озеро неохотно покидает свою  разумную  ипостась:  еще  несколько
дней борется, пытаясь удержать разбегающиеся мысли,  и  не  замечает,  как
возвращается в хищное состояние.
   В  такое  переходное  время  и  оказались  на  берегу  Озера  Бурцен  и
Декамповерде. Они уловили последние обрывки мыслей Озера, сообщили  о  них
на форстанцию и решили продолжить наблюдения. Астронавты пали жертвами, но
не инопланетного интеллекта, а уже бездумного, алчного хищника.
   Санкин и Саади застали предшествовавший  состоянию  Разума  пограничный
период Мегеры. Озеро переходило из хищной стадии в разумную. И если бы  не
твердая тяжелая рука Саади,  в  последний  момент  удержавшая  Санкина  от
непоправимого шага, жертвой непонимания на  сей  раз  мог  стать  мыслящий
представитель чужой планеты.
   - Я помирился с Саади, -  сказал  Алексей  Таламяну.  -  Он  больше  не
обижается...
   - Это объяснимо, - хмыкнул редактор. - Набилю Саади воздали должное все
представители рода человеческого... Но как вы  собираетесь  объясняться  с
остальными?
   - Кто же остальные?  -  изумился  Алексей.  О  деталях  его  стихийного
расследования действительно знали только двое: Саади - но с ним вопрос уже
улажен,  и  Таламян,  которому  исполнительный  форстанционный  кибер  дал
гиперграмму, не дождавшись возвращения Санкина к назначенному часу.  Когда
после всех событий этого дня он попал на станцию и вспомнил о приказе, его
"детективная" версия со всеми расписанными им красочными подробностями уже
ушла  на  Пальмиру.  Алексей  хотел  послать  вдогонку  опровержение,   но
аварийный флашер был уже использован.
   - Ладно, товарищ Санкин, - сказал Таламян, меняя  гнев  на  милость.  -
Думаю, у вас хватит мужества извиниться перед  всеми  людьми,  которых  вы
незаслуженно обидели. Это люди  нашего,  двадцать  третьего  века,  а  вы,
Алексей, надумали их страсти мерить  на  детективный  аршин  трехсотлетней
давности...
   На сердце у Санкина полегчало.
   Алексей шагнул к двери, но редактор остановил его.
   - Алеша, одна деталь  в  этой  истории  мне  так  и  непонятна.  Почему
все-таки на Бурцене и Декамповерде не было шлемов? Озеро, каким бы  хищным
оно ни было тогда, сорвать шлемы и пробить защиту костюмов  не  могло.  Но
если не Озеро  и  не  кто-либо  из  членов  экспедиции,  то  что  вынудило
астронавтов к этому? Не сами же они действительно открылись! Или это так и
останется для нас загадкой века?
   - Хочешь, Рафик,  еще  одну  версию?  Думаю,  безошибочную,  -  осмелел
Санкин.
   - Ну-ну? - заинтересованно вскинул брови Таламян.
   - Бурцен и Анита были влюблены друг в друга, ты знаешь?
   - Но при чем здесь это?
   - А при том! Никто их не вынуждал отключать защиту костюмов, они  сняли
шлемы  сами  и...  увлеклись,   вовремя   не   заблокировали   защиту   от
пси-излучения.
   - Да зачем,  зачем  все-таки  им  понадобилось  снимать  шлемы,  ты  не
ответил.
   - Затем, товарищ Таламян, - ответил Алексей, посмотрев в  окно,  -  что
влюбленные во все времена обязательно целуются. А делать это  в  шлемах...
довольно неудобно.
   Таламян засмеялся, а Санкин вышел из  кабинета  и,  не  в  силах  более
сдерживать свои чувства, побежал  вниз  по  лестнице,  перепрыгивая  через
ступеньки.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0487 сек.