Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Рэндал ГАРРЕТ - НЕРАЗБЕРИХА С ВАЙДОЙ

Скачать Рэндал ГАРРЕТ - НЕРАЗБЕРИХА С ВАЙДОЙ

          - Сюда, ваше лордство. Их сиятельства и сэр Эндрю готовы принять вас,
- поклонился лакей.
     По длинному коридору лорд Дарси был препровожден в гостиную, где  его
ожидала семья покойного герцога.
     Самого герцога, его жену и сына лорд  Дарси  видел  иногда  в  свете.
Однако ни с леди Энн, их дочерью,  ни  с  братом  герцогини,  сэром  Эндрю
Кэмпбеллом-Макдональдом, он прежде не встречался.
     Человек доброжелательный, хотя и строгий, покойный  де  Кент  не  мог
похвастать чувством юмора; при всей строгости своих моральных принципов он
никогда не был ни резок, ни злопамятен. Он снискал  глубокое  уважение  по
всей Империи, но особенно - в собственном герцогстве.
     Маргарет, герцогиня Кентская,  второй  ребенок  и  единственная  дочь
покойного сэра Остина Кэмпбелла-Макдональда, вышла замуж за герцога в 1944
году, когда ей было чуть больше двадцати, а ему - лет на двадцать  больше.
Одаренная быстрым, сообразительным умом, веселая, остроумная и до сих  пор
очень привлекательная женщина, на протяжении всех этих двух  десятков  лет
она искрилась жизнью и блистала в свете на фоне своего  более  спокойного,
умеренного супруга. Она любила веселые балы, хорошие вина и  хорошую  еду.
Она обожала танцевать и скакать верхом. Она - одна из  немногих  женщин  -
состояла членом знаменитого лондонского игорного клуба "Уорденс".
     При всем при том на нее ни разу не пала ни  малейшая  тень  скандала.
Она тщательно  избегала  ситуаций,  которые  могли  возбудить  хоть  каплю
подозрения насчет ее -  или  ее  семьи  -  аморального  или  непорядочного
поведения.
     В семье герцога было двое детей: девятнадцатилетний наследник  титула
лорд Квентин и леди Энн, которая, если верить доходившим  до  лорда  Дарси
слухам, в свои шестнадцать лет уже успела  превратиться  в  очаровательную
юную леди. В обоих детях ощущалась живость матери,  однако  воспитаны  они
были хорошо и вели себя безукоризненно.
     Брат герцогини Кентской,  сэр  Эндрю,  имел  репутацию  добродушного,
общительного, остроумного человека. Чуть не двадцать пять лет он провел  в
Новой Англии, северном материке Нового Света, и вернулся домой, в  Англию,
лет пять тому назад. Возраст его приближался к шестидесяти.
     Вдовствующая герцогиня сидела на стуле, обитом  парчой.  Фигура  этой
красивой женщины с возрастом  нисколько  не  испортилась,  а  лишь  обрела
зрелость; в густых каштановых волосах еще не появилось ни  единого  седого
волоска. Выражение лица герцогини выдавало то напряжение,  в  котором  она
находилась последние дни, но глаза ее смотрели ясно и спокойно.
     Рядом со стулом, высокий и прямой, стоял печальный лорд  Квентин,  ее
сын. К нему, как непосредственному наследнику трона герцога Кентского, уже
обращались "ваше сиятельство" и "милорд  герцог",  хотя  для  того,  чтобы
взять бразды правления в свои  руки,  ему  требовалось  еще  подтверждение
титула королем.
     На небольшом, но почтительном  расстоянии  от  этой  сиятельной  пары
стоял сэр Эндрю Кэмпбелл-Макдональд.
     Лорд Дарси поклонился.
     - Ваши сиятельства, сэр Эндрю,  мне  очень  жаль,  что  наша  встреча
случилась при столь печальных обстоятельствах. Как вам известно, я  всегда
восхищался покойным его сиятельством.
     - Вы очень любезны, милорд, - сказала вдовствующая герцогиня.
     - Печалит меня также и то, - продолжал лорд Дарси, - что  я  нахожусь
здесь не только по личным мотивам - чтобы отдать последний долг  покойному
его сиятельству, но и в официальном своем качестве.
     Молодой лорд Квентин слегка кашлянул.
     - Не надо извиняться, милорд. Мы понимаем, таков ваш долг.
     - Благодарю вас, ваше сиятельство. В таком случае, я начну с вопроса:
когда каждый из вас последний раз видел лорда Кембертона живым?
     - Недели три тому назад, - ответил лорд Квентин. - В конце апреля. Он
уезжал в Шотландию, в отпуск.
     Вдовствующая герцогиня кивком подтвердила слова сына.
     - Это было в субботу. Значит, двадцать пятого числа.
     - Верно, - согласился молодой герцог. -  Двадцать  пятого  апреля.  И
никто из нас с тех пор его не видел. Я имею в виду  -  живым.  По  просьбе
шефа стражи я опознал его тело.
     - Понятно.  Мне  хотелось  бы  знать,  может  ли  кто-нибудь  из  вас
высказать предположение о причине, по которой некто захотел избавиться  от
лорда Кембертона?
     Лорд Квентин прищурился, размышляя. Герцогиня ответила прежде, чем он
успел что-либо сказать.
     - Конечно, нет. Лорд Кембертон  был  прекрасным  и  очень  порядочным
человеком.
     Лицо лорда Квентина прояснилось.
     - Да, это был очень хороший человек.  Не  могу  представить,  кому  и
зачем понадобилось его убивать.
     - Если позволено будет высказаться мне, - вмешался сэр Эндрю, -  лорд
Кембертон, как я понимаю, передал в руки  королевского  правосудия  многих
злодеев. Я слышал, что ему не раз угрожали, угрожали люди, отправленные  в
тюрьму после того, как их преступления были вскрыты благодаря его усилиям.
Так разве не может быть так, что одна из  этих  личностей  исполнила  свою
угрозу?
     - В высшей степени возможно, - согласился лорд Дарси.
     Он уже договорился с шефом Бертрамом относительно проведения  розыска
в этом направлении. Это было обычным  порядком  при  расследовании  смерти
офицера королевского правосудия.
     - Очень может быть,  что  именно  здесь  и  лежит  ответ.  Однако  я,
естественно,  просто  обязан  принимать  во   внимание   буквально   любую
возможность.
     - Не хотите ли вы  предположить,  милорд,  -  в  голосе  вдовствующей
герцогини позвякивали льдинки, - что в этом ужасном  преступлении  замешан
кто-либо из рода Кентов?
     - Я ничего не предполагаю, ваше сиятельство, - ответил лорд Дарси.  -
Мои обязанности состоят не в том, чтобы делать  предположения,  а  в  том,
чтобы устанавливать факты.  Когда  все  факты  будут  извлечены  на  свет,
отпадет всякая нужда в предположениях и подозрениях. Правда, какой бы  она
ни была, всегда указывает в верном направлении.
     - Конечно, - в голосе герцогини появилось что-то похожее на смущение.
- Вы должны простить меня, милорд - это все от переутомления.
     - Вы действительно должны простить мою сестру, - поддержал  герцогиню
сэр Эндрю. - Ее нервы сейчас далеко не в лучшем состоянии.
     - Я еще могу говорить сама за себя, Эндрю.
     Вдовствующая герцогиня на секунду прикрыла глаза.
     - Но в то же время мой брат прав,  лорд  Дарси,  -  добавила  она.  -
Последнее время я не очень хорошо себя чувствую.
     - Ради Бога простите меня, ваше сиятельство,  -  мягко  ответил  лорд
Дарси. - Я вовсе не имел намерения доставлять вам дополнительные огорчения
в такое трудное для вас время. Думаю, в настоящий момент у меня нет больше
вопросов. Будем считать, что  на  некоторое  время  с  официальными  моими
обязанностями покончено. Могу ли я быть чем-либо полезен вам лично?
     Она снова прикрыла глаза.
     - Сейчас - ничем, милорд, хотя я очень благодарна вам за предложение.
Квентин?
     - Сейчас - нет, - повторил за  матерью  лорд  Квентин.  -  Если  ваша
помощь потребуется, милорд, то я сообщу вам об этом.
     - Тогда, с разрешения ваших светлостей, я покину вас. Еще раз примите
мои извинения.
     Сопровождаемый сенешалем, лорд Дарси по  тому  же  длинному  коридору
направился к выходу. Однако, не успел  он  достичь  двери,  как  путь  ему
преградила неожиданно появившаяся откуда-то сбоку совсем молодая  девушка.
Не было ни малейшего сомнения, кто это - столь разительно походила она  на
свою мать.
     - Лорд Дарси? - произнесла она юным, чистым голосом. - Я - леди Энн.
     Девушка протянула ему руку.
     Слегка улыбнувшись, лорд Дарси склонился к этой руке.  Целовать  руки
молодым девушкам считалось  чуточку  старомодным,  но,  видимо,  леди  Энн
считала себя в свои шестнадцать вполне взрослой и стремилась это показать.
     Однако, взяв протянутую ему руку, лорд Дарси  понял,  что  недооценил
дочь герцога.
     - Весьма польщен, миледи, - сказал он, коснувшись губами юной руки, и
одновременно в его ладонь незаметно скользнула зажатая в этой руке  плотно
сложенная бумажка.
     - К сожалению, я не смогла  поприветствовать  вас,  милорд.  -  Голос
девушки звучал совершенно спокойно. - Я не очень хорошо себя  чувствую,  у
меня ужасная мигрень.
     - Не стоит беспокоиться, миледи. Надеюсь, вам скоро станет лучше.
     - Благодарю вас, милорд. Ну а до того времени... - и она прошла мимо.
     Лорд Дарси не оборачивался, однако был уверен, что кто-то из троих  в
гостиной открыл дверь и наблюдал за этой встречей.
     И только выйдя за главные ворота  герцогского  дворца,  он  развернул
полоску бумаги.
     Там было написано:
     "Милорд, мне надо поговорить с вами. Приходите в кафедральный  собор,
к раке святого Томаса, в шесть. _П_о_ж_а_л_у_й_с_т_а_!"
     Подпись гласила: "Энн Кентская".






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0941 сек.