Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Алексей КОРЕПАНОВ - НА СИЯЮЩИХ ВЕРШИНАХ

Скачать Алексей КОРЕПАНОВ - НА СИЯЮЩИХ ВЕРШИНАХ

                                    2

     ...Безликие гиганты в белых плащах  бродили  по  городу,  перешагивая
через дома, настигая и топча удирающие автомобили, и огромными кувалдами с
грохотом били по крышам, вгоняя в землю перекосившиеся крошащиеся стены...
     Этот грохот заставил Виктора открыть глаза. Приподнявшись  на  локте,
он обнаружил неподалеку  знакомого  парня  с  лопатой.  Парень  с  размаху
молотил своим инструментом по облицованной  дымчато-белым  кафелем  стене,
плавным изгибом переходящей в сводчатый потолок, и яростно,  со  всхлипом,
приговаривал:
     - Я т-те, бляха, покажу!.. Я т-те, бляха, покажу!..
     - Кончай уродоваться, - посоветовал кто-то из-за спины Белецкого, и в
словах этих, казалось,  заключалась  некая  магическая  сила,  потому  что
черенок лопаты с треском раскололся и сосед Белецкого по подъезду вынужден
был прекратить свое шумное занятие.
     Виктор поднялся, ощущая  легкую  слабость  в  ногах.  Голова  немного
кружилась, словно после трех бутылок пива, но в  общем  самочувствие  было
вполне нормальным. Он вспомнил предыдущие события и к нему вернулся страх,
смешанный с радостью. Он радовался тому, что остался  жив,  и  нет  вокруг
никаких белых чудищ с квадратными головами, и не рассекают воздух странные
светлые нити...
     Обширное помещение, в котором он находился, показалось ему похожим на
станцию метро: гладкий пол, белые, холодные на вид  стены,  высокий  белый
потолок. Только в отличие от станций метро, тут не  было  ни  туннеля  для
поездов, ни ведущего наверх эскалатора. И никаких дверей, ворот  или  хотя
бы маленькой калитки. В зале было светло, хотя источника света  Виктор  не
обнаружил. Зал был похож не просто на метро, а  на  метро  времен  Великой
Отечественной из старых кинофильмов, потому что повсюду сидели,  лежали  и
бродили люди. Кое-кого Виктор узнал: мужиков, собирающихся  по  вечерам  у
гаражей на доминошно-самогонные мероприятия; двух соседей  по  площадке  -
мужчину и женщину; высокую грудастую девицу, которую он, спеша на  работу,
встречал в любую погоду выгуливающей  огромного  мохнатого  пса.  Лежащие,
видимо, еще не пришли в себя, а  те,  что  сидели  и  бродили,  растерянно
разглядывали  странный  зал.  Белецкий  на  глаз  определил,  что  в  зале
находится человек сто-сто двадцать. Многие, как и он сам, были в  домашней
одежде: мужчины в спортивных брюках и майках или и вовсе без маек, женщины
в халатах, а одна сидела сгорбившись, обмотав бедра полотенцем и прикрывая
голую грудь сложенными крест-накрест руками.
     "Взяли прямо из ванной, - подумал Белецкий, сочувственно глядя на  ее
испуганное моложавое лицо. - Похватали нас, как лиса цыплят..."
     Однако он уже успел определить, что похватали  не  всех.  Потому  что
среди соседей по городской окраине,  очутившихся  вместе  с  ним  в  плену
неизвестно у кого, он не обнаружил ни одного ребенка или подростка,  и  ни
одного пожилого человека. Все присутствующие были в возрасте  примерно  от
двадцати  до  сорока-сорока  пяти  лет.  Это  давало  кое-какую  пищу  для
размышлений. Виктор почувствовал, как ожила, зазвенела в нем журналистская
струнка, и с нетерпением, хотя  и  не  без  тревожного  замирания  сердца,
ожидал дальнейшего развития событий.
     - Повязали, значит, козлы недоделанные, и радуются, - вновь  раздался
за спиной Белецкого тот же  голос,  что  советовал  парню  с  лопатой  "не
уродоваться". - Е-мое, какие-то жидовские штучки!
     Белецкий обернулся и наткнулся на  злой  взгляд  коротко  стриженного
босоногого смуглого парня с плечами штангиста, сидящего по-турецки  и  уже
заплевавшего  весь  пол  вокруг  себя.  Парень  был  одет  в  красно-синий
добротный спортивный костюм.
     - Что, скажешь, не так? - прищурившись, спросил он Белецкого.
     Виктор пожал плечами  и  отвернулся.  Для  более-менее  основательных
версий пока не хватало исходных данных. Хотя почти не оставалось  сомнений
в одном: летающие черные диски вряд ли  были  самолетами  нового  образца,
которые использовали для вторжения в  страну  недружественные  соседи  или
какие-нибудь международные террористы-фундаменталисты.  Белые  страшилища,
словно вылезшие из экранов телевизоров, не очень-то походили на  воздушных
десантников. Земных десантников. И оружие их (если это было оружие)  никак
не вписывалось в один ряд с  "калашниковыми"  или  "узи".  И  если  только
черные   диски   не   были   пришельцами   из   неких   параллельных   или
перпендикулярных миров, разговоры о которых частенько и на полном  серьезе
велись в разных газетах и журналах, потакающих читателям-любителям  всяких
найтаинственнейших   тайн,   то    оставалось,    пожалуй,    единственное
предположение: эскадрилья пришла из космоса. Вторжение и захват землян  из
разряда  полумистических-полуфантастических  историй  перешли   в   разряд
реальности.
     "А система ПВО и ухом не повела", - подумал Виктор.
     Но цель? Какова цель? Для чего их перенесли в этот  зал  без  окон  и
дверей? И где находится этот зал? На Земле?  На  Луне?  Или  где-нибудь  в
окрестностях Сириуса? И что все-таки с ними собираются делать? Не дай Бог,
если и впрямь - куриный супчик...
     "Жидовские  штучки...  -  Виктор  невесело  усмехнулся.  -  Если   бы
жидовские, уж как-нибудь разобрались бы. Неизвестно чьи штучки  -  а  это,
возможно, гораздо хуже".
     - Да что же это такое? Что же это  они  с  нами  делают,  изверги?  -
вскочив, заголосила пышнотелая  женщина  в  длинном  ярко-красном  халате.
(Белецкому ее голос был знаком по гастроному, где она частенько скандалила
в очередях.) - У меня же Ленка одна на улице осталась!
     Ее визгливый крик словно всколыхнул всех запертых  в  зале,  послужив
сигналом к началу всеобщего гвалта. Зал  почти  мгновенно  ожил,  зашумел,
пришел в движение. Со  всех  сторон  зазвучали  возмущенные  и  испуганные
голоса, оханье, плач  и  истеричные  матюги.  Стучали  кулаками  в  стены,
пытались проломить пол,  грозили  кулаками  потолку.  "Пидоры  гнойные,  -
доносилось до Белецкого. - Они же нас  уморить  собираются..."  "Выпустите
меня отсюда! Мамочка моя родная,  за  что?  Выпустите-е!"  "Вот  вам  ваша
самостийность, добрались, господа! Прилетают какие-то и  хватают..."  "Эй,
вы, сволочи, а ну, открывайте! Открывайте, подлюки!.."  "Это  нам  за  все
прегрешения наши..." "Да ведь  это  камера,  газовая  камера.  Сейчас  газ
пускать   начнут..."   "Кровь   высасывать   будут..."   "Вот   вам   ваша
самостийность..." "Ой-ей-ей, дышать уже нечем..."  "Допрыгались,  скотины,
со своей демократией..."
     Белецкий,  подавленный  этим  внезапным  взрывом   страстей,   стоял,
обхватив  себя  руками  за  плечи,  и  сам  с  трудом  сдерживал  рвущийся
бессмысленный крик. Хотелось броситься к стене, поднять обломок лопаты - и
колотить,  колотить  по  ненавистному  кафелю,   похожему   на   облицовку
общественных туалетов.
     -  Козлы  недоделанные!  Козлы  недоделанные!  -  исступленно   вопил
вскочивший на ноги парень со злыми глазами. - Бить их всех, жидов поганых!
     Виктору казалось, что это всеобщее безумие длится бесконечно долго, и
ему вдруг подумалось, что им всем действительно суждено сойти здесь с ума.
Надо  было  попробовать   что-то   предпринять,   попытаться   утихомирить
взбесившуюся от страха и непонятности случившегося толпу. Но  разве  можно
ее утихомирить? Разве можно обуздать это стоголосое, заходящееся в  крике,
перепуганное многоликое существо?
     - Прекратить истерику! Замолчать! - пробился сквозь этот вороний грай
простуженный басовитый голос. - Прекратить истерику, м-мать вашу за  ногу!
Никто не собирается нас тут убивать!
     Последняя фраза произвела должное впечатление и  зал  притих.  Усатый
мужчина с седеющими висками поднял над  головой  руки,  добиваясь  полного
внимания. И хотя  облачен  он  был  в  вылинявшую  футболку  с  непонятным
рисунком и надписью "Горы зовут", стандартные спортивные штаны и  шлепанцы
на босу ногу, в нем чувствовалась армейская выправка.
     - Неужели непонятно,  что  если  бы  нас  собирались  уничтожить,  то
сделали бы это непосредственно  при  нападении?  -  принялся  втолковывать
усач. - Техника у них задействована  приличная,  средства  поражения  тоже
наверняка имеются. А если нас всех  сюда  доставили  -  значит,  задача  у
нападавших совсем другая...
     - Какая? - со  страхом  выкрикнула  заплаканная  девчонка  в  розовых
шортах.
     "Горы зовут" пожал плечами.
     - Противник может решать разные задачи. Например,  захват  заложников
для обеспечения выполнения его условий противостоящей стороной.  Это  раз.
Очистка объекта нападения от нежелательных лиц. Это два.  Захват  в  плен.
Три. Возможно, это превентивные мероприятия, но возможен и другой вариант:
нас захватили в ответ на какие-то  неизвестные  нам  действия  со  стороны
нашего глубокоуважаемого правительства или минобороны.
     Толпа зачарованно слушала. Белецкий с уважением  глядел  на  оратора.
Как легко, оказывается, можно подчинить людей! Люди не могут без лидера, а
вернее - без  поводыря.  Привлеки  внимание,  найди  пусть  неуклюжие,  но
убедительные слова, держись спокойно и  уверенно,  давая  понять,  что  ты
знаешь больше других - и тебе поверят, и пойдут за тобой, и  сделают  все,
чего хочешь ты, потому что будут убеждены: именно этого хотят и они...
     - В любом случае  наше  пребывание  здесь  имеет  какую-то  абсолютно
определенную цель, - командирским голосом чеканил усач. - Поэтому  попрошу
без паники и безобразных истерик. Думаю, с минуты на минуту нам  эту  цель
доведут. А пока  предлагаю  всем  построиться  вдоль  стен  -  для  начала
определимся с численным составом.
     Это  предложение  было  встречено   с   оживлением.   Люди,   получив
возможность заняться хоть каким-то делом, начали суетливо выстраиваться по
периметру просторного помещения. За них подумал и решил кто-то другой, они
услышали вполне убедительное объяснение - и почти успокоились; по  крайней
мере, плач, ахи и охи больше не повторялись. Только тот самый парень рядом
с Белецким, что видел во всем  случившемся  некие  "жидовские  штучки",  в
очередной раз плюнул на пол и протянул неприязненно и вызывающе:
     - А ты чего это, дядя, здесь распоряжаешься? Мы что, на зоне, да?
     Однако, прежде чем "Горы  зовут"  собрался  ответить,  парня  осадили
сразу несколько человек: "Не хочешь строиться,  так  и  не  стройся,  а  к
другим не цепляйся!" "Ты, приятель, дома у себя можешь  выступать,  а  тут
делай, как тебе велят" "Не мешай командиру делом заниматься".
     Усатый уже стал в глазах толпы командиром, отметил про  себя  Виктор.
Как охотно люди готовы подчиняться командам...
     - Иди сюда, умный, я тебе пасть заткну, и твоему командиру тоже, -  с
угрозой посулил парень, медленно закатывая рукава спортивной куртки.
     Неизвестно, чем закончилось бы это  выяснение  отношений,  но  сверху
внезапно посыпались большие белые хлопья,  с  шорохом  опускаясь  к  ногам
оцепеневших людей. Через несколько секунд этот снегопад закончился так  же
неожиданно,  как  и  начался.  Кое-кто  вновь  заохал,  кое-кто  испуганно
отшатнулся, а усатый командир присел возле  одного  из  белых  свертков  и
принялся разворачивать его.
     - Ну, что я говорил?  -  торжествующе  воскликнул  он,  поднимаясь  и
размахивая белой одеждой, похожей на свитер с длинными рукавами; в  другой
руке  он  держал  брюки  наподобие  обыкновенных  спортивных  шаровар.   -
Спецодежда. Нам предлагают переодеться в спецодежду.
     - Это как, прямо здесь, перед всем народом прикажете халат снимать? -
подала голос чернявая бабенка, блестя золотым зубом.
     - Сейчас не время и не место стыдиться, - отрубил  командир.  -  Пока
необходимо выполнять те условия, которые нам диктуют. А женского пола  без
халатов я видал немало, и другие, наверное, тоже. Думаю,  чем  быстрее  мы
переоденемся в спецодежду, тем быстрее узнаем, чего от нас  хотят.  Делай,
как я!
     Командир без колебаний стянул свои пузырящиеся на коленях  спортивные
штаны, выставив на всеобщее обозрение синие плавки и  загорелые  волосатые
ноги, и быстро облачился в "спецодежду".
     - Мужчины, вы бы хоть отвернулись или  глаза  закрыли  на  минуту,  -
попросил из глубины зала женский голос. - Скажи им, Петрович.
     - Эй, мужики, слушай мою команду: всем закрыть глаза! -  распорядился
усатый командир Петрович.
     - Словно саван белый на себя натягиваешь, - со вздохом сказал  кто-то
рядом с Белецким.
     Виктор  переоделся  вместе  со  всеми,  внимательно  изучил   тонкую,
скользящую под пальцами прохладную материю. Это  была  даже  не  ткань,  а
нечто  наподобие  пленки;  она  легко  растягивалась,   но   затем   вновь
приобретала прежние размеры. Теперь все вокруг было белым:  пол,  потолок,
стены и люди, ставшие похожими друг на друга, почти безликими.
     "В лагере все в полосатом, здесь все в белом... - мелькнула мысль.  -
Действительно,  как  в   саванах..."   Происходящее   казалось   Белецкому
причудливым сном, где все возможно, где нужно ожидать любых неприятностей,
где спецодежда падает сверху,  неведомо  каким  образом  проникнув  сквозь
потолок.
     - Козлы недоделанные, - проворчал смуглый парень, тоже облачившийся в
белое. - Сортира-то нет у сволочей. Прямо на пол отливать, что ли?
     -  Построиться  вдоль  стен!  -  вновь  приказал  Петрович.  -  Будем
разбираться с численным составом. Дамочка, положите, наконец, свой  халат.
Никто его отсюда не унесет,  не  беспокойтесь.  Построились,  построились,
поживее!
     "Все-таки иногда хорошо, когда за тебя думает какой-нибудь  Петрович,
а тебе остается только выполнять команды..." - Белецкий усмехнулся и вслед
за другими направился к стене.
     Но дойти  не  успел,  потому  что  в  дальнем  конце  зала  раздались
возбужденные голоса. Он посмотрел в ту  сторону  и  увидел,  что  торцевая
стена зала исчезла и там появился выход.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1141 сек.