Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Джорж Р.Р. МАРТИН - ТУПИКОВЫЙ ВАРИАНТ

Скачать Джорж Р.Р. МАРТИН - ТУПИКОВЫЙ ВАРИАНТ

     Она захихикала.
     -  Мой  муж  -   выдающаяся   личность.   Третьеразрядный   шахматист
университетской команды юниоров. Жаль только, водитель никудышный.
     - Заткнешься ты или нет? - прорычал Питер. - Если не понимаешь, о чем
речь, сиди да помалкивай. Может, наша команда и называлась второй сборной,
но это была хорошая команда. Мы завершили турнир с  результатом,  которого
никто от нас не ожидал, - всего на пол-очка  отстали  от  первой  сборной,
причем едва не нанесли поражение чемпиону.
     - Потрясающе! И как это вам удалось?
     Питер уже пожалел о своих словах. Он дорожил этим воспоминанием почти
так же, как своим маленьким глупым рекордом. Он-то знал, насколько  близок
был успех, но Кэти этого никогда  не  понять,  для  нее  все  его  неудачи
одинаковы. Ему не следовало упоминать о той игре.
     - Ну же, дорогой, поведай мне о великой почти победе, - не  унималась
Кэти, - я вся внимание.
     Слишком поздно, сообразил  Питер,  теперь  она  не  отвяжется.  Будет
приставать и язвить, пока он не сдастся. Лучше уж покончить с этим сразу.
     - Ладно, - со вздохом начал он, - только придержи пока свой  ядовитый
язычок. На этой неделе минет десять лет с  того  дня.  Чтобы  не  наносить
ущерба   занятиям,   национальное   первенство   всегда   приурочивали   к
рождественским каникулам. В тот раз соревновались в восемь кругов, по  два
круга в день. Наши команды играли слабовато. Первая сборная заняла седьмое
место.
     - Ты был во второй, милый.
     Питер поморщился.
     - Верно. Но старались мы изо  всех  сил  и  под  конец  одержали  две
блестящие победы. В  результате  к  последнему  кругу  создалось  довольно
запутанное положение. Чикагский университет, набрав шесть очков и  потеряв
всего одно, единолично возглавлял турнирную таблицу.  Чикагцы  приехали  в
ранге прошлогодних чемпионов и намеревались отстоять  свое  звание.  Среди
прочих они обыграли и  нашу  первую  сборную.  Им  в  затылок  дышали  три
команды, имевшие по пять с  половиной  против  полутора  очков  -  Беркли,
Массачусетс и кто-то еще - я уже не помню, да это и не важно. Главное, все
они уже встречались с Чикаго. Потом шли сразу  несколько  команд  с  пятью
очками, в том числе и обе сильнейшие сборные  нашего  Северо-Западного.  В
последнем круге против Чикаго должна была выступать какая-нибудь из  наших
шести команд, а поскольку первая сборная с ним уже играла,  то  эта  честь
досталась второй. Все считали, что победа у чикагцев в  кармане.  Мы  и  в
самом деле не представляли  для  них  серьезной  угрозы.  Решив  сохранить
титул, они выступали в сильнейшем составе - если не ошибаюсь, три  мастера
и один эксперт. В рейтинге каждый из нас уступал им не одну сотню  баллов.
По идее, чикагцы должны были уложить нас на обе лопатки. Однако  этого  не
произошло. Почему-то  Северо-Западный  всегда  был  для  Чикаго  неудобным
соперником, победа над нами никогда не доставалась легко. Собственно, пока
я учился, команды наших университетов  считались  сильнейшими  на  Среднем
Западе, так что отношение к нам было особое, и, хотя  чикагцы  традиционно
были все же сильнее, мы всегда давали им жару. Впрочем,  это  не  помешало
мне сдружиться с их капитаном Хэлом Уинслоу. Состязались мы часто  -  и  в
матчах за кубок Чикагской межуниверситетской лиги, и на первенство  штата,
в региональных и несколько раз  в  национальных  турнирах.  В  большинстве
встреч Чикаго победил - в большинстве, но не во всех. Однажды мы  отобрали
у них титул чемпионов города, потом крупно разгромили еще несколько раз, а
в том, рождественском  чемпионате  десятилетней  давности  нам  оставалось
полшага до самой крупной из побед.
     Питер поднял руку с двумя пальцами, выставленными вверх в форме буквы
V, снова опустил ее на руль и помрачнел.
     - Продолжай, продолжай, - поощрила  Кэти.  -  Я  затаив  дыхание  жду
развязки.
     Питер проигнорировал насмешку жены.
     -  Спустя  час  после  начала  матча  половина   участников   турнира
сгрудилась вокруг наших столов. Все видели, что чикагцы попали  в  трудное
положение. Мы добились явного преимущества  на  двух  досках  и  выровняли
позицию на двух  остальных.  Я  играл  за  третьей  против  Хэла  Уинслоу.
Продолжение не сулило ничего интересного, и он  согласился  на  ничью.  За
четвертой доской сидел Экс, соперник начал теснить его...
     - Экс?
     - Эдвард Колин Стюарт - все  звали  его  Эксом.  Большой  оригинал...
Скоро ты с ним познакомишься. Так вот, он сделал несколько неточных  ходов
и постепенно попал в безнадежное положение.
     - Проиграл?
     - Да.
     - Не очень-то понятно, что ты  подразумевал,  говоря  о  беспримерном
успехе, - заметила Кэти. - Впрочем, у  каждого  свой  взгляд  на  то,  что
следует считать триумфом...
     - Экс проиграл, - продолжал Питер, - но  на  второй  доске  дела  шли
получше. Дельмарио делал  со  своим  противником  что  хотел.  Парень  еще
немного подергался, но Стив в конце концов дожал  его  и  заработал  очко.
Счет сравнялся и стал полтора на  полтора  при  одной  еще  не  оконченной
партии. И в ней - невероятно, но факт - наш игрок тоже имел  преимущество!
За первую доску мы посадили Брюса Банниша. Форменный индюк,  но  шахматист
неплохой. Играл он за счет своей поразительной, прямо-таки фотографической
памяти на уровне той же категории А. Дебюты все помнил вдоль и поперек.  А
в соперники ему достался Великий Роби. - Тут Питер кривовато усмехнулся. -
Мастер Робинсон Весселер, великий и в прямом, и в переносном смысле. Весил
сотни четыре фунтов и  притом  был  чертовски  силен  в  шахматах.  Сядет,
бывало, перед доской, сложит руки на пузе, скосит свои заплывшие глазки на
фигуры, да так и застынет до конца партии. Шевелился, только  делая  ходы;
одним своим видом мог сокрушить соперника, не  говоря  уже  о  мастерстве.
Банниша он должен был разделать под орех - рейтинг-то на четыреста  баллов
выше! - но не тут-то было. Благодаря  своей  феноменальной  памяти  Банниш
обставил его в дебюте, разыграв малоизвестный вариант сицилианской защиты,
и теперь теснил по всем направлениям. Невероятно сложная атака!  Острая  и
позиционно, и тактически; другой такой я не видел. Контратакуя на ферзевом
фланге, Весселер создал там некоторый перевес, но по сравнению  с  угрозой
Банниша на королевском фланге тот перевес ничего не значил. В  общем,  все
уже решили - выигрышная позиция.
     - Выходит, вы чуть не стали чемпионами?
     - Нет. Да мы и не рассчитывали, тут у нас  шансов  не  было.  Выиграв
матч, мы сравнялись бы с Чикаго и прочими, кто набрал по  шесть  очков  из
восьми возможных, а чемпионом стала бы одна из команд, набравших  шесть  с
половиной, - либо Беркли, либо Массачусетс. А мы просто  хотели  победить.
Мы жаждали этой небывалой победы.  Ведь  команда  Чикагского  университета
считалась сильнейшей в стране, а мы не были лучшими даже в своем колледже.
Обыграй мы их - то-то была бы сенсация... Оставалось совсем чуть-чуть.
     - И чем все кончилось?
     - Банниш продул, - скорчив кислую мину, ответил Питер.  -  Откровенно
сдал партию. В ней наступил критический момент;  нужно  было  пожертвовать
коня...  Ты  знаешь,  что  такое  жертва  в  шахматах?  Это  когда   игрок
сознательно отдает материал, то есть пешку, качество или  фигуру,  получая
взамен позиционное или игровое преимущество. Так вот, после двойной жертвы
белых  у  Весселера  совершенно  оголялся  королевский  фланг,  и  Баннишу
открывалась возможность острейшей атаки. Но ему не  хватило  смелости.  Он
зачем-то начал сдерживать контратаку на ферзевом фланге,  в  конце  концов
сделал  неуверенный  ход  и  потерял  темп.  Весселер   усилил   давление,
перебросив на ферзевый фланг еще одну фигуру, а Банниш вместо  того  чтобы
развивать  преимущество  на  королевском,  продолжал  обороняться.  Вскоре
преимущество растаяло, атака захлебнулась, и  Весселер,  конечно,  додавил
противника.
     Даже сейчас, через  десять  лет,  рассказывая  о  той  партии,  Питер
почувствовал горечь разочарования.
     - В общем, мы проиграли два с половиной на полтора, а Чикаго  остался
чемпионом. Сам Весселер потом признался, что проиграл  бы,  возьми  Банниш
пешку конем. Эх, проклятие!
     - Ничего особенного. Вы проиграли, просто-напросто проиграли,  вот  и
все.
     - Еще чуть-чуть, и выиграли бы.
     - Чуть-чуть не считается, - проворковала Кэти. - Либо выиграли,  либо
нет. Оказывается, ты уже тогда был неудачником, дорогой. Знать бы об  этом
раньше...
     - Не я, черт побери, а Банниш! - возмутился Питер. -  И  кстати,  это
было вполне в его духе. Несмотря на свою  первую  категорию  и  знаменитую
память, как командный игрок он не стоил ничего. Ты себе не  представляешь,
сколько он продул партий, играя за сборную. Лишь только противник усиливал
натиск - все, сливай воду: Банниш  непременно  пасовал.  Но  та  партия  с
Весселером... Меня до сих пор трясет. Я его чуть не убил. И при  этом  еще
вечно корчил из себя невесть что, высокомерный засранец.
     Кэти развеселилась.
     - Как приятно быть зваными в гости к высокомерному засранцу!
     - Ну, все-таки столько лет прошло. Может, он изменился. А хоть  бы  и
нет - он  нынче  мультимиллионер.  Король  электроники.  Кроме  того,  мне
хочется повидать Экса со Стивом; Банниш сказал, что они обязательно будут.
     - Чудесно! - воскликнула Кэти. - Нельзя упускать такого  случая.  Мне
выпала редкая честь - провести четыре дня в компании засранца-миллионера и
трех неудачников. Вперед!
     Питер сжал челюсти и вдавил педаль  акселератора.  Дорога  пошла  под
уклон. "Тойота" клюнула носом и, все громче дребезжа, помчалась вниз.  "Ну
вот, теперь только вниз  да  вниз,  -  подумал  Питер.  -  Прямо  как  моя
треклятая жизнь". 


  





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1808 сек.