Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Джорж Р.Р. МАРТИН - ТУПИКОВЫЙ ВАРИАНТ

Скачать Джорж Р.Р. МАРТИН - ТУПИКОВЫЙ ВАРИАНТ

       Захватив с собой вторую бутылку "Хайнекена", он уселся на скамеечке в
"патио" и, попивая пиво,  наблюдал  за  Кэти,  которая  принимала  горячую
ванну.
     - Неземное блаженство, - мурлыкала Кэти, нежась в благоухающей  пене.
- Я воспаряю к недосягаемым высотам чувственности. Прыгай ко мне.
     - Спасибо, не тянет.
     - Ты должен купить мне такую же, дорогой.
     - Хорошо, но поставим в гостиной. Соседи снизу будут страшно рады.
     Глотнув из бутылки, Питер покачал головой.
     - О чем задумался, милый?
     Он насупился.
     - О шахматах.
     - Ах! Не может быть.
     - Хочешь - верь, хочешь - нет.
     - Поделись же сокровенным.
     - Жизнь во многом схожа с шахматами, - изрек Питер.
     - В самом деле? - Кэти засмеялась. - А я как-то не замечала.
     Питер не поддался на провокацию.
     - Суть сходства - в свободе выбора. Предпринимая  какой-либо  шаг  на
жизненном пути или делая очередной ход в шахматной партии, человек  делает
выбор, который приведет к тому или иному продолжению. Это точка ветвления.
А сделаешь этот шаг или ход - и  оказываешься  перед  новой  развилкой.  И
только значительно позже видишь,  что  выбранный  вариант  совсем  не  так
хорош, как казалось. Иногда и вовсе проигрышный, но выясняется это  только
под конец.
     - Надеюсь, ты повторишь свою речь, когда  я  вылезу,  -  проворковала
Кэти. - Необходимо записать ее для потомства.
     - В универе казалось, что впереди столько дорог, столько, как  сказал
бы  Стив,  вариаций  функционала  под  названием  "жизнь"...  Я,  конечно,
понимал, что каждому дано прожить лишь одну из всех воображаемых линий, но
в те годы любой  путь,  любое  продолжение  этой  "партии"  представлялось
теоретически возможным.  То  я  мечтал  стать  романистом,  то  знаменитым
вашингтонским журналистом, потом уж не знаю - политиком,  профессором,  да
мало ли кем. Мои мечты жили во мне, а я  в  них.  Воображал,  как  добьюсь
богатства, встречусь с невероятными красавицами, займусь массой интересных
вещей и буду жить во множестве райских уголков... Разумеется,  большинство
моих грез в действительности исключали друг друга, но, пока ни одна из них
не реализовалась, я в каком-то смысле обладал всем миром. В  точности  как
за доской перед началом партии: вот они перед тобой - сицилианская защита,
французская  или,  скажем,  защита  Лопеса  -  все  мыслимое  разнообразие
вариантов, сосуществующих в мозгу, пока не сделаны первые  ходы.  Конечная
цель - всегда победа, независимо от выбранного дебюта, но путь  к  ней  не
единственный... - Он отхлебнул еще. - Но вот часы пущены, число  вариантов
сокращается с каждым ходом, простора для воображения все меньше, и наконец
остается то, что есть - позиция, созданная  наполовину  тобой,  наполовину
противником. А противник этот - судьба. Хорошо ли ты сыграл или  проглядел
свой шанс и угодил в ловушку - расстановку фигур уже не изменить. Ходы  не
возвращаются.
     Кэти выбралась из ванны и взялась за полотенце. Пар мягко обволакивал
ее разгоряченное нагое тело. Питер вдруг осознал, что  смотрит  на  нее  с
почти забытой за последние годы  нежностью.  Но  тут  Кэти  заговорила,  и
очарование пропало.
     - Промахнулся ты с карьерой, -  энергично  вытираясь,  констатировала
она. -  Тебе  бы  работать  в  рекламном  бюро.  Такой  талант  пропадает!
Красноречив, убедителен  -  прямо  ходячее  глубокомыслие.  А  как  насчет
афоризмов вроде: "Жизнь прожить надо так, чтобы потом не было стыдно..."?
     - Хватит! - вспылил Питер. - Оставь свои идиотские подковырки.
     Кэти замерла, озабоченно наморщила лоб.
     - Ты, часом, не захворал?
     Не потрудившись ответить, он перевел взгляд на заснеженные вершины за
окном.  Гримаса  обеспокоенности  на  лице  Кэти   мигом   сгладилась   за
ненадобностью.
     - Так, у нас очередная депрессия. Не  выпить  ли  тебе  еще  пивка  -
может, пожалеешь  себя,  а  к  полуночи  дойдешь  до  премиленькой  пьяной
истерики. В лучших традициях. Не желаешь попробовать?
     - Прекрати. Я думаю о матче.
     - О каком матче?
     - О том, последнем в национальном чемпионате. Против Чикаго. Странно:
меня не оставляет ощущение, будто... будто после него-то все и  покатилось
под уклон. Мы упустили шанс прогреметь на всю лигу, поверить в свои  силы,
и с той поры все идет наперекосяк. Тупиковая ветвь. Мы выбрали проигрышное
продолжение, Кэти, и своими судьбами, только доказывали это.
     Кэти села на край ванны.
     - Вы?
     - Ну конечно. Посуди:  я  провалился  как  романист,  провалился  как
журналист, а сейчас на грани краха моя книготорговля... О  стервозе  жене,
пожалуй, умолчу. Стив практически спился; у него нет денег даже на поездку
сюда. Экс - мелкая сошка рекламного агентства; никакой перспективы  роста.
В общем, верно ты нас охарактеризовала: неудачники.
     Кэти усмехнулась.
     - А наш миляга хозяин? Он  проигрывал  гораздо  чаще  вас,  а  потом,
похоже, резко пошел в гору.
     - Хм-м, - промычал Питер и задумчиво глотнул из горлышка. - Не  знаю,
не знаю. Банниш весьма богат, признаю. Только вот в гостиной у него  стоит
доска с приклеенными фигурами, которая каждый Божий день напоминает ему об
упущенном когда-то выигрыше. По-моему, это  не  очень  вяжется  с  образом
победителя.
     Кэти встала и сняла  резиновую  шапочку.  Длинные  каштановые  волосы
шелковистой волной упали на плечи. Питер вспомнил очаровательную  девушку,
на которой женился восемь лет назад, - сам он, по  ее  мнению,  был  в  то
время подающим большие надежды беллетристом, завершающим первый роман, - и
улыбнулся.
     - Ты великолепно выглядишь.
     Кэти опять состроила озабоченную гримаску.
     - А ты и правда бледен. У тебя нет температуры?
     - Нет. Просто немного воспоминаний и множество сожалений.
     - А-а, - протянула она и  по  пути  в  спальню  бросила  ему  в  руки
полотенце. - Стоп машина, капитан. Команда собралась в кают-компании, а  у
юнги от вашей мрачной философии разгулялся аппетит.

     Если бы не отвратительная обстановка за столом,  обед  удался  бы  на
славу.  Превосходные  толстые  ломти  в  меру  прожаренной   телятины   на
ребрышках, с крупным печеным картофелем и горой свежих овощей  на  гарнир;
дорогие марочные вина; три  десерта  на  любой  вкус  и  несколько  сортов
отменных ликеров к свежепомолотому кофе...  Но  все  это  гастрономическое
великолепие не смогло разрядить атмосферу и не смягчило  гнетущее  чувство
дискомфорта.
     Питеру кусок не лез в  горло.  Дельмарио  основательно  набрался  уже
перед обедом, а за столом,  продолжая  пить  вино  как  воду,  все  глубже
погружался в прострацию,  перемежаемую  приступами  пьяной  болтовни.  Под
маской  ледяной  вежливости  Э.К.Стюарта  угадывалась  едва   сдерживаемая
ярость. И  в  придачу  ко  всему  Банниш  пресекал  любую  попытку  Питера
перевести разговор на нейтральную тему.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1 сек.