Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Петроний Гай Аматуни. - Требуется король.

Скачать Петроний Гай Аматуни. - Требуется король.

   ГЛАВА ВТОРАЯ. Василько с улицы Буратино.
   1
   Утром я принялся за  статью  Блаттеллы.  Произнес  "макси",  и  крохотная
стопка  бумаги  превратилась  в  обычную  тетрадку,  исписанную  мелким,  но
разборчивым почерком.
   "Жизнь, - писал таракан, -  это  бесконечные  экзамены  легкие,  если  ты
знаешь то, что сдаешь, и трудные, если на уроках глазел по сторонам.
   Но суть одна: не доверяй кому-либо сдавать за себя; при успехе все  равно
пользу извлечет он, а не ты; при неудаче - в первую очередь не повезет тебе.
   Это и есть моя МЫСЛЬ ј 1.
   Далее. Если ты близок к цели, все равно помни, что твой путь  состоит  из
отрезков еще меньших; засыплешься на любом из них - и цели не видать...
   Это и есть моя МЫСЛЬ ј 2.
   МЫСЛЬ ј 3.
   Двойку схватить проще, чем заработать пятерку. Но нельзя жить на пятерку,
имея двойки.
   Не веришь - испытай!"
   Особенно понравилась мне следующая мысль Блаттеллы, ј 4:
   "Только волшебство дает возможность сразу осуществить твою мечту.
   При этом есть правила:
   а)  то,  что  ты  сделаешь  сам,  может  превзойти   волшебное   (сравни:
ковер-самолет и Ту-144);
   б) но волшебство быстрее: вжик - и готово, а самому - мороки не оберешься
(сравни: ковер-самолет появился раньше Ту-144);
   в) ошибается тот, кто  надеется  пользоваться  волшебством  безвозмездно,
просто так, за здорово живешь, потому что нет выигрыша без проигрыша.
   Сомневаешься - проверь!"
   После  этих  рассуждений  Блаттелла  перешел  к  обоснованию  возможности
использования тараканов при отборе кандидатов в детские спортивные школы.
   Доводы его были безупречны, язык краток и  грамотен.  Не  прошло  и  двух
часов, как я завершил работу.
   2
   Но тут раздался звонок. Я  открыл  дверь  и  увидел  молодого  лейтенанта
милиции.  Среднего  роста,   широкоплечий,   розовощекий   и   голубоглазый,
светловолосый.
   - Здравствуйте, - сказал он. - Я начальник  Отдела  Таинственных  Случаев
нашего района. Алексей Петрович Воронов.
   - Здравствуйте. Заходите...
   Он быстро снял плащ, и мы прошли в кабинет.
   - Сегодня утром, - сказал Алексей Петрович, - по дороге в школу номер сто
исчез пятиклассник Василько с улицы Буратино. Вот его фотография.
   - Увы, - ответил я, посмотрев на физиономию вихрастого веселого  парнишки
со вздернутым носом и ямочками на щеках, -  я  не  знаю  его.  Притом  таких
мальчишек в нашем городе немало...
   - То-то и оно! - вздохнул Алексей Петрович.
   - Очень жалею, что пропал мальчик...
   - Не пропал, а исчез! - тут же уточнил Алексей Петрович.
   - Как это - исчез?
   - Очень просто: растаял в воздухе, и все! Один портфель остался.
   - Вы уверены?
   - Есть свидетели! Кроме того, я уже кое-что расследовал. Школа недалеко -
побывал в ней. Беседовал и дома с родственниками, с соседями. И вот...
   - Но я-то чем могу помочь?
   - Вы же сказочник.
   - Ну и что?
   - У вас, наверное, обширные связи в волшебном мире?
   - Вы предполагаете, что тут не обошлось без этого?..
   - Уверен!
   - Расскажите, пожалуйста, только по порядку и  подробнее,  все,  что  вам
известно, Алексей Петрович. Вот что я узнал от него...
   3
   Василько имел двух дедов, двух бабушек и, конечно, отца с  матерью.  Жили
они все в одном доме, но на разных этажах. Не было только у него ни братьев,
ни сестер.
   Ученые давно установили, что детей приносят аисты, а  последнее  время  в
нашем городе так изменился климат в  худшую  сторону,  что  аисты  частенько
стали пролетать мимо. Вот и появились семьи с одним ребенком.
   Но Василько не огорчался,  потому  что  все  ласки  взрослых  доставались
только ему.
   А с некоторых  пор  (прошу  читателя  обратить  особое  внимание  на  это
обстоятельство),  с  некоторых  пор  в  их  семье  стало   твориться   нечто
необъяснимое.
   Едва утром заголосит будильник -  дед  Гордей  тут  как  тут.  Расстилает
коврик, включает радио и делает зарядку... вместо внука!
   Тем временем бабушка Меланья готовит завтрак, дед Иван собирает  тетрадки
и учебники, а бабушка  Федосеевна  умывает,  расчесывает  и  одевает  нашего
героя.
   (Родители уходят на работу совсем рано, а  возвращаются,  когда  уже  все
спят, так что Василько видится с  ними  лишь  в  воскресенье,  а  то  и  они
помогали бы ему),
   Потом все садятся за стол.
   Поскольку аппетит у Василько неважный,  деды  громко  требуют  добавки  и
съедают по два завтрака и обеда и по полтора ужина, чтобы вдохновить внука.
   Затем начинается рабочий день.
   Пока Василько в школе, дед Иван  тренируется  по  математике,  историй  и
ботанике, а дед Гордей - по русскому и английскому языкам и литературе.
   После обеда Василько дремлет, "по шестьдесят минут  на  зрачок",  как  он
говорит, а деды готовят ему уроки.
   Затем Василько проверяет, как выполнили  деды  его  задания,  и  включает
телевизор. Подождет, пока диктор скажет ему "спокойной  ночи",  и  снова  на
боковую.
   Как видите, дела у него с некоторых  пор  (заметьте!)  пошли  недурно,  и
Василько зажил в свое удовольствие.
   4
   И все бы ничего, кабы не зачеты да экзамены. Кто их только выдумал!
   Ведь любая оценка фактически раскладывалась на семейный коллектив,  и  на
долю каждого приходилось совсем немножко, даже с пятерки.
   Долго ли могло так продолжаться?!
   Однажды вызывает Василько математичка  Надежда  Ивановна  к  доске,  дает
учебник и говорит:
   - Открой задачу номер триста семьдесят пять.
   - Нашел.
   - Прочти условие и реши на доске методом уравнения.
   - Так вы вчера объясняли нам этот материал.
   - А сегодня я хочу проверить, как ты его усвоил.
   - Неужели вы сомневаетесь в том, что объясняли понятно?!
   - Не хитри, Василько! Я хочу, чтоб и ты не сомневался!
   Делать нечего, взял Василько мел  и  такого  наворочал,  что  весь  класс
ахнул. Так Василько честно схватил свою первую двойку.
   И сел на место.
   А соседом у него был Митька Филателист (он собирал марки,  и  потому  его
так прозвали) - круглый отличник, гордость класса.
   - Эх, ты, - шепнул Филателист. - Не смог простую задачку решить!
   - Да чего-то не хотелось, - отмахнулся Василько. - Настроение неважное...
   - Жрать ты здорово стал,  -  заметил  Филателист.  -  Пузо-то  вон  какое
отрастил: будто пушбол проглотил... С чего ж оно будет, настроение?..
   - Митя, - вызвала теперь его Надежда Ивановна, - выйди к  доске.  Тебя  я
попрошу решить задачу на вольную тему - какую захочешь...
   - Я, Надежда Ивановна, - бойко затараторил Филателист,  -  так  расстроен
сейчас провалом Василько, что невольно подумалось: а ну как другие последуют
его примеру? Даже ногу закололо вот в этом месте!
   - Видите, дети, как переживает человек? Ну,  что  ж,  тогда  в  следующий
раз...
   - Нет-нет, - запротестовал Филателист, - я и сейчас...  Что  поделаешь  -
надо!
   Волоча ногу, Филателист подковылял к  доске,  взял  мел  и  начал  решать
задачу "на вольную тему".
   - Допустим, - сказал он и ехидно оглянулся на Василько, - в нашем  городе
сто школ. По десять классов.  Итого  тысяча...  В  учебном  году  -  возьмем
наименьшее число - двести дней. Перемножим, и получаем двести тысяч классных
дней...
   - Ого! - воскликнул Василько, увлекаясь рассуждениями приятеля.
   - И допустим еще, - продолжал Филателист, - что ежедневно в каждом классе
свой Василько...
   Ребята засмеялись, а Надежда Ивановна нахмурилась:
   - Нехорошо переходить на личности, Митя.
   - Не  буду,  Надежда  Ивановна,  -  покорно  согласился  Филателист,  уже
сделавший, однако, свое черное дело. - Допустим, что, как и сегодня у нас...
- он снова глянул в сторону Василько, - в каждом классе кто-нибудь, тоже  из
числа нерадивых, схватит всего одну двойку. За год только по  нашему  городу
это составит двести тысяч двоек.
   Уже и Надежда Ивановна заинтересовалась его  расчетами.  Только  Василько
отвернулся, но продолжал прислушиваться.
   - И допустим еще, - говорил Филателист, - что каждая двойка произошла  от
того, что кто-то отвлекался на одну  минуту.  Это  составляет  двести  тысяч
потерянных минут... Делим на сорок пять, получается четыре тысячи  четыреста
сорок четыре "пустых" урока. По п ять уроков в среднем - и  это  составит...
восемьсот восемьдесят восемь классных дней. Все равно что четыре с половиной
класса в городе целый год не занимались вообще...
   Все аплодировали Филателисту, смотревшему  теперь  на  Василько  с  видом
победителя.
   - Чему вы радуетесь? - удивилась Надежда Ивановна.
   - Мы не двоечникам,  Надежда  Ивановна!  -  вскочила  Маша  Алексеева.  -
Здорово додумался Фила... простите, Митя! Как это у него получилось!..
   - Хорошо, - кивнула Надежда Ивановна. - Тогда я даю задание всему классу:
проверьте дома эти расчеты...
   - А пусть он решит мою задачу! - громко сказал Василько, и все  почему-то
стихли.
   - Пожалуйста, - пожал плечами Филателист, стер  свои  записи  с  доски  и
снова взялся за мел. - Значит, так...
   Не стану приводить, друзья мои, саму задачу; любой из вас  разделается  с
нею запросто. А вот Митька  Филателист  понес  такое,  что  Василько  и  тот
захохотал.
   - Не торопись, Митя, подумай, - сказала Надежда Ивановна.
   Но как ни старался Филателист - задачу решить не смог.
   Удивленная Надежда Ивановна вынуждена была поставить и ему двойку...
   - Ну вот, - удовлетворенно сказал Василько, - теперь, по твоим подсчетам,
одна из школ в городе почти полностью работает впустую! Ты да я...
   Митя покраснел до слез и молча вернулся на свое место.
   5
   Утром следующего дня по дороге в школу Василько  встретился  с  Митей  на
площади Трех птиц. Поздоровались. Василько явно был не  в  духе  и  выглядел
неважно.
   - Ты чего? - спросил Митя. - Двойку переживаешь? Плюнь и разотри! В жизни
всякое бывает...
   Василько промолчал.
   По дороге Митя первый заметил (на доске Горсправки) странное  объявление.
На небольшом листе бумаги разноцветными буквами было красиво написано:
   СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ КОРОЛЬ!  ОБЕСПЕЧИВАЕТСЯ  ОБЩЕЖИТИЕМ,  ОБМУНДИРОВАНИЕМ  И
ПИТАНИЕМ БЕСПЛАТНО. ЗА СПРАВКАМИ ОБРАЩАТЬСЯ ПО ТЕЛЕФОНУ 6-19-47
   - Ля! - воскликнул Митя. - Во чудаки!.. Ну,  кто  это  мог  сочинить?  Не
иначе - тронутый... Василько глянул и задумался.
   - Филателист, - виновато произнес он. - Это я натворил...
   - Объявление вывесил?!
   - Да нет. Что ты двойку схватил.
   - Брось, Василько, при  чем  здесь  ты?  На  меня  тогда  вроде  затмение
нашло...
   - Нет, Филателист, я виноват! Прости меня.
   - Ты что, приболел? А?
   - Мучаюсь я теперь, пойми. А может, и  болею...  Божись,  что  никому  не
скажешь.
   Митька  Филателист  всмотрелся  в  лицо  приятеля,  потом  глаза  у  него
загорелись от предчувствия тайны, и он поклялся:
   - Чур тебя и чур меня, пусть я в жабу превращусь, ни в воде и ни  в  огне
никого не побоюсь, слово, данное тебе, не утонет, не сгорит!
   - Я ведь теперь, - признался Василько, - вроде волшебника  стал.  Что  ни
задумаю - исполняется!
   - Чего ты мелешь?!
   - Нет, Филателист, верно говорю, - покачал головой Василько,  и  тут  его
осенило: - Хочешь, королем стану?
   - Каким королем?...
   - Да вот, по объявлению!
   - А ну!...
   - На портфель, подержи.
   Василько пробормотал что-то невнятное и исчез.
   -  Батюшки!  -  всплеснула  руками  пожилая  полная   женщина,   стоявшая
неподалеку. - Да где же  малец-то?  Ведь  только  что  был!...  Сюда,  люди,
сюда!..
   - У-ю-юй! - восторженно воскликнул  Филателист.  -  Вот  это  номер!  Как
резинкой стерся...
   - Где дружок твой, сказывай?
   - Да вы, тетенька, не беспокойтесь: скоро он вернется королем...
   - Каким таким королем?! Сказывай, куда парня девал?
   - Да при чем тут я, тетенька? Сам он - захотел и смылся...
   Мигом собрались любопытные, и вскоре  по  площади  распространился  слух:
какой-то мальчишка взмыл в самое небо дымной свечой! Прохожие  уставились  в
облака, а кто-то даже облегченно вздохнул:
   - Ну вот, наконец-то возвращается...
   - Где? Где он?
   - Не туда смотрите, чуть правее.
   - Ну и техника!  Чего  только  не  придумают!  Уже  и  дети  летают,  как
бабочки...
   Но  прошло  десять  минут,  пятнадцать,  а   Василько   не   возвращался.
Возмущенная толпа поволокла упирающегося Филателиста в милицию.
   Там с ним и познакомился Алексей Петрович...
   - Ваше мнение? - спросил Воронов, кончив свой рассказ.
   - Теперь и мне сдается, что тут дело не без этого, - согласился я.
   - Поможете нам?
   - Попытаюсь, хотя в успехе не уверен...
   - Ну, понятно! Вот вам мой телефон: если что прояснится - позвоните.
   - Хорошо, Алексей Петрович.
   Проводил я его уже с каким-то  нетерпением.  Оделся,  негромко  произнес:
"Инутама, инутама, акчол„!" - и... исчез из дома.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1073 сек.