Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Петроний Гай Аматуни. - Требуется король.

Скачать Петроний Гай Аматуни. - Требуется король.

    6
   - Вот, ваше величество, проба эликсира... - слегка запыхавшись,  произнес
скороход, подавая королеве шахмат пузырек с мутной жидкостью.
   - Что? - отшатнулась Каисса. - Эликсир помутнел? - Она торопливо  открыла
пузырек, попробовала жидкость на язык и сморщилась: - Ф-фу!  Какая  гадость!
Он же прокис! Теперь это кисель из цифр...
   - Как же быть, ваше величество? - ужаснулся Цирлих-Манирлих.
   -  М-да,  положение  незавидное.  Эликсир  не  выдержал  напора  чисел...
Придется все начинать сначала... Писаря!
   - Я здесь, ваше величество! - вскричал писарь, выбираясь из толпы.
   - Пишите: "Объявляю нынешний год  шахматным.  Специальному  жюри  поручаю
отобрать сто самых интересных, красивых и смелых партий и  передать  мне  их
запись". А я уж... - Она повернулась к писарю: - Этого  не  писать!..  Я  уж
сделаю волшебный эликсир заново;  рецепт  у  меня  сохранился  и  всегда  со
мной...
   7
   Тем временем я беседовал со своими друзьями.
   - Как ты очутился здесь? - спросил я Василько,  но  мой  голос  прозвучал
как-то странно, будто во мне сидело два человека и они заговорили хором.
   Я даже оглянулся и увидел за спиной... Алексея Петровича Воронова!
   - Мы с вами ошиблись,  -  скороговоркой  объяснил  он,  кивая  в  сторону
Василько. - Вот он, настоящий, а тот оказался двойником,  роботом...  Я  уже
вернул его на место и поспешил сюда...
   - Я же просил вас не искать меня, - укоризненно произнес Василько.
   - Мало ли что, - сказал я.
   - У нас есть свои обязанности, - напомнил Алексей Петрович.
   - Но я все равно успел найти свою Цель Жизни! - воскликнул Василько.
   - Уж не тогда ли... в беседе с Аванаком на острове? - спросил Аинька.
   - Да, Аинька, да! Я тоже посвящу себя созданию Искусственного Шахматиста.
   - Я с тобой, Василько, - сказал Аинька.
   - Не пойму тебя, малыш, - признался я.
   - Почему, Сказочник? -  схитрил  Аинька  и  придал  своей  очаровательной
мордашке возможно более наивное выражение.
   - С кем ты? С нами или... с роботами?
   - Я за технику, - твердо сказал Аинька, посмотрев мне прямо в глаза. - Но
я против бандитских приемов. В технике и в науке, сказал мой  Мастер,  можно
достичь успехов только честным путем!
   - Теперь понятно, Аинька... - сказал я и повернулся к Василько: -  Почему
ты решил посвятить себя столь сложной и спорной задаче?
   - Создать искусственный мозг, ничем  не  отличающийся  от  настоящего,  -
стоящее дело!
   - Браво! - воскликнул Алексей Петрович.
   - Смотри не ошибись, Василько... Живой мозг - штука  сложная.  Всем  этим
сложностям роботов можно научить. Но главное - это желания. А у  роботов  их
нет. Они ничего не хотят...
   - Не волнуйтесь, - успокоил меня Василько. - Я сделаю так, что и  желания
у них появятся!.. Важно, что у меня самого теперь появилась мечта...
   - В этом ты прав! - засмеялась Каисса. - Ну, желаю успеха... Но я тоже не
верю в искусственный разум: он никогда не станет равным настоящему! Ведь ему
нужны будут, скажем, только очки в шахматных турнирах, а не  сама  игра.  Он
будет стремиться к ничьим, лишь бы не проиграть! А по мне ничьи  -  это  все
равно что играть  серыми,  а  не  черными  или  белыми  фигурами...  Смотри,
Василько, чтобы у тебя не получился фингерфеллер!
   -  Это  что  такое,  ваше  величество?  -  спросил  я.  -   Извините   за
неосведомленность...
   - Это то же, что по латыни "ляпсус манус" - ошибка  пальцев,  -  пояснила
Каисса. - Глупое правило: взялся - ходи... Кстати мне пришла  в  голову  еще
одна мысль... Писарь!
   -  Я  здесь,  ваше  величество!  -  воскликнул  писарь,  по  обыкновению,
выбираясь из толпы придворных и подбегая к королеве.
   - Пишите: "Отменить фингерфеллер в моей столице и  разрешить  жюри  вести
подсчет очков с десятыми долями, сообразуясь с качеством игры: за интересные
и красивые комбинации набавлять до пяти десятых очка, а за  явное  уклонение
от риска и стремление к ничьим - сбавлять оценки в том же размере..."
   - Но такого еще не было, ваше величество, - напомнил я.
   - Знаю. Я хочу, чтобы хоть здесь, в моей резиденции,  можно  было  иногда
увидеть настоящую игру.
   - Мастер! Мастер! - вдруг воскликнул Аинька вслед машине "скорой помощи",
ехавшей с аэродрома к поликлинике.
   - Ты не ошибся?
   - Да нет же, нет! Он, наверно, болен... Помогите ему... мне... - И Аинька
умчался вслед за машиной.
   - О ваше величество! - взмолился и Цирлих-Манирлих. - Там, я  видел,  мой
брат! Он болен... Умоляю, спасите его...
   - Венивидивицин?! Пошли...  -  Каисса  решительно  свернула  за  угол,  к
поликлинике. - Сегодня у нас с вами умноженный день!
   8
   Венивидивицин не производил впечатления очень больного человека,  хотя  и
был худ и бледен; просто он рассеянно смотрел куда-то в пространство  поверх
голов и никого не узнавал, даже своего родного брата.
   Он важно развалился в кресле и, когда мы вошли в комнату, небрежно  повел
рукой и милостиво произнес:
   - Садитесь...
   Он чем-то поразительно напомнил мне таракана Блаттеллу, охамевшего  после
опубликования его статьи...
   - О боги! - простонал Цирлих-Манирлих. - Брат, ты сидишь в присутствии ее
величества, не спрося разрешения?!
   - Не знающий поражений не вынесет бремени своей  славы  стоя,  -  ответил
Венивидивицин.
   - Здравствуй, Мастер! - воскликнул Аинька. - Я очень рад видеть тебя...
   - Я тоже...
   - Ты... болен?
   - Разве Победитель может болеть?
   - Может, - просто сказала Каисса, подойдя к своему Главному  Инженеру.  -
Здравствуй,  Венивидивицин!  Дай-ка  пульс...   Так-с.   Посмотри   вверх...
вправо... влево... А теперь - вниз! Я прошу тебя посмотреть вниз! Ну?..  Вот
видишь - не можешь. Гм...  Ну,  что  же,  все  ясно...  -  И  повернулась  к
окружающим: - Вот уже длительное время наш друг не имел поражений  и  потому
серьезно заболел... Не каждый выдержит такое!... Есть только  одно  средство
вернуть ему здоровье - обыграть его. Кто из вас рискнет?
   - Я! - вдруг раздался голос Аиньки. - Я спасу своего Мастера!
   - Ну что ж, - согласилась Каисса, - не возражаю.  Прошу  всех  ко  мне  в
гости... Венивидивицин, ты согласен?
   - Я всегда готов к победе, - оживился  Венивидивицин.  -  А  мой  наивный
соперник?..
   Аинька промолчал; мордашка его стала серьезной и озабоченной.
   9
   Не стану описывать всю эту исцеляющую партию,  хотя...  хотя  я  и  лишаю
многих читателей удовольствия. Ведь, проигрывая заново на  доске  чью-нибудь
шахматную партию, мы испытываем не меньшее  удовольствие,  чем  те,  кто  ее
играл.
   Не думаю, что после того как  чемпион-тяжеловес  бросил  свою  штангу  на
помост, кто-нибудь из болельщиков сам захочет ее выжать. А  вот  в  шахматах
другое дело - тут повторение всегда приятно. Здесь, по существу,  у  игроков
равные возможности.  У  них  одинаковые  "армии",  и  только  у  белых  есть
преимущество первого хода. Каждая фигура имеет свой  характер  и  внешность.
Правда, пешки с  виду  на  один  лад,  безликие  солдаты.  Но  это  лишь  по
неопытности так кажется. Если же присмотреться - они  тоже  разные.  Правда,
все пешки бьют противника или угрожают ему всего  на  одно  поле  вперед  по
диагонали, но, к примеру, самые крайние, фланговые, - более  слабые,  потому
что имеют лишь одно диагональное поле: с другой  стороны  -  пропасть,  край
шахматной доски.
   Слабоватые и не столь надежные пешки на f2 и f7,  потому  что  стоят  они
возле своих королей. А какая сила у короля, если он ходит всего на одно поле
и постоянно сам нуждается в охране?! Король - это даже не  фигура  в  боевом
смысле, а как бы символ всей игры: его потеря ведет к проигрышу партии.
   А вот  пешка  е2  мне  нравится  больше  остальных;  например,  ее  можно
продвинуть на е5, и там, если ее укрепить  как  следует,  она  всему  флангу
покоя не даст!
   Как видите, это у нас с вами не место красит человека, а человек - место.
У шахматных же пешек кое-что зависит и от того положения,  которое  занимают
они "в обществе" перед сражением...
   Итак, мы окружили шахматную доску в кабинете  Каиссы  и  метнули  жребий.
Аиньке достались белые, Венивидивицину - черные.
   Остановлю ваше внимание лишь на том положении, что создалось у них  после
восьмого хода...
   У Аиньки фигуры расположились так: Кр аЗ, Л а4, С а7, К а2, Л а1, С b4  и
Ф сЗ, а пешки на b1, b2, bЗ, b6, b7, и b8.
   Черные же заняли такую позицию: К е4, Ф е5, Л а8, К b8, С с8,  Кр  е8,  С
f8, Л h8 и пешки на а7, b7, с6, f7, g7, h7.
   И вот тут Аинька сделал свой девятый ход - ферзем на  поле  d8,  объявляя
шах черному королю, но... и принося в жертву собственного ферзя!
   Разумеется,  Венивидивицин  немедленно  схватил  его  своим  королем,  но
Аинька, оказывается, только и ждал этого: он  пошел  черным  слоном  на  g5,
объявляя королю Венивидивицина двойной шах.
   Мастер обомлел, долго  размышлял,  подперев  отяжелевшую  от  переживаний
голову обеими руками, и в конце концов сдался, потому  что  сами  понимаете,
выпутаться из создавшегося положения было невозможно.
   - Такая же точно ситуация, - вспомнила Каисса, - сложилась в партии  Рети
- Тартаковер в тысяча девятьсот девятом году.
   Мы все поздравили Аиньку с победой, зорко  присматриваясь  к  Мастеру.  И
вдруг на матовом лице Венивидивицина заиграл румянец, он заулыбался  и  тоже
поздравил своего счастливого соперника.
   - Я выиграл потому, - признался Аинька, - что очень-очень  хотел  сделать
Мастера здоровым!..
   - Так я болел? - удивился Венивидивицин и,  будто  только  сейчас  увидев
Каиссу, встал и обратился к ней: - Не гневайтесь на меня,  ваше  величество,
за столь долгое  отсутствие...  Позвольте  вернуться  к  своим  обязанностям
вашего Главного Инженера?
   - Да-да, обязательно, - облегченно  вздохнула  Каисса.  -  Без  вас  наша
техника совсем заплошала, но вы теперь, я уверена, приведете  ее  в  хорошее
состояние!
   - Если б вы  знали,  ваше  величество,  как  я  счастлив...  -  промолвил
Цирлих-Манирлих.
   - Пусть эта партия, - добавила Каисса, - будет первой в  той  сотне,  что
необходима мне для создания волшебного эликсира!
   10
   И вот все  участники  этой  истории  вновь  на  своих  местах,  кому  где
положено; я, например, за своим письменным столом. Передо мной лист бумаги с
заголовком  заказанной  мне  недавно  статьи  "В  каком   возрасте   следует
прекращать чтение сказок и фантастической литературы?"
   Теперь моя голова опять свежа после стольких приключений, и  я  с  полным
знанием дела пишу:
   "Ни в каком!"
   Так получилась моя самая короткая и самая содержательная статья...
   - Это и вся история? - спросил Аинька, прочитав сказку.
   - Да, - ответил я.
   И действительно, история  наша  подошла  к  концу.  Пора  закруглять  все
размышления, а кое-что и "разложить по  полочкам",  чтобы  всегда  было  под
рукой, когда понадобится.
   Вот, скажем, люди давно спорят: что важнее для человечества -  наука  или
искусство? Даже разделились на "физиков" и "лириков". Что же касается игры -
любой, - то многие ее вообще ни во что не ставят.
   В действительности же человеку необходимо вс„. Да если быть  откровенным,
то и математика для меня не просто наука, а...  Поэзия  Количества.  Что  же
касается  игры  -  особенно  шахматной,  -  то  она,  если  продолжить  наше
сравнение, не что иное, как Поэзия Качества.
   И  я  не  понимаю,  как  можно  надеяться  создать   "разумную"   машину,
неразличимо равную человеку, если она не будет испытывать потребности читать
сказки или играть в шахматы (что по существу  почти  одно  и  то  же),  если
бесполезно даже пытаться навязать ей хоть какое-нибудь  желание,  если  наши
понятия добра и зла так и останутся для нее алгебраическими символами?
   Не верю!
   Человек, друзья мои, не-по-вто-рим!..

 




 
 
Страница сгенерировалась за 10.6685 сек.