Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Дафна Дю Морье. - Монте верита

Скачать Дафна Дю Морье. - Монте верита

     По  мере того, как  он  продолжал рассказ, мне стало казаться, что  там
все-таки  случилось  несчастье,  но  потрясенный  Виктор  был  просто  не  в
состоянии  осознать   смерть  Анны.  Конечно,  все  было  именно  так:  Анна
сорвалась,  и он  видел  ее падение,  но помочь  ничем  не  мог.  А потом он
вернулся к людям, сломленный духом, с расстроенным рассудком и  внушил себе,
что Анна жива и поселилась на Монте Верите.
     - Мы  вошли в  деревню за час до заката.  Подъем  занял весь день, а до
вершины, как я прикинул, было еще не менее трех часов восхождения. В деревне
мы заметили около дюжины беспорядочно сгрудившихся построек, а когда подошли
к ближайшей, случилась забавная вещь.
     Он помолчал, вглядываясь во что-то перед собой.
     -  Анна  обогнала  меня  и  быстро  шла  впереди  размашистым шагом.  С
пастбища, правее  дороги, появились два-три  человека  с детьми и  несколько
коз.  Но когда Анна помахала им рукой, взрослые подхватили детей и бросились
к ближайшим  хижинам, как будто все  духи ада гнались за ними. Я слышал, как
они возились с запорами и захлопывали окошки. Нас это ужасно озадачило. Даже
козы разбрелись по дороге и казались напуганными.
     Виктор старался подбодрить  Анну,  подшучивая над этим милым приемом. А
она расстроилась -  она никак не могла понять,  чем же так напугала жителей.
Подойдя к ближайшей хижине, Виктор постучал в дверь.
     Никто  не ответил,  но внутри послышался шепот и детский плач. И тогда,
потеряв  терпение, он не выдержал  и что-то крикнул. Это возымело действие -
приоткрылись ставни,  и  в  щели показалось  мужское лицо. Виктор  ободряюще
улыбнулся и кивнул. Медленно  человек отворил ставень, и Виктор  обратился к
нему. Сначала  человек только тряс головой,  но, видимо, передумав, прошел к
двери и  открыл ее. Он нервно вглядывался в Анну, совсем не замечая Виктора.
Потом  снова  затряс головой,  что-то быстро и непонятно заговорил, указывая
рукой на вершину Монте  Вериты.  Опираясь на  палки,  из  темноты  маленькой
комнаты появился старик и, пройдя мимо напуганных детей, направился к двери.
Его язык хотя бы можно было понять.
     - Кто эта женщина? - спросил он. - Что ей нужно от нас?
     Виктор объяснил, что Анна -  его жена, что они пришли из  долины, чтобы
подняться на гору,  что так они  проводят свой  отдых,  и попросил  на  ночь
приюта. Старик продолжал разглядывать Анну.
     - Так она ваша жена? -  вновь спросил он. -  Она не оттуда, не  с Монте
Вериты?
     - Это моя жена, - подтвердил  Виктор.  - Мы из Англии и хотим отдохнуть
здесь. Мы никогда здесь раньше не бывали.
     Старик обернулся к тому, кто был  помоложе,  и  они стали о чем-то тихо
переговариваться.  Потом  тот скрылся  в доме  и  вновь послышались  голоса.
Появилась женщина, испуганная еще больше. Ее буквально колотила дрожь, когда
она выглядывала из двери. Видимо, их так напугала Анна.
     - Это моя жена, - снова сказал Виктор. - Мы пришли из долины.
     Наконец старик согласно кивнул.
     - Я  верю вам. Заходите.  Если вы из  долины, то все в  порядке. Но нам
приходится остерегаться.
     Виктор поманил Анну, и  та медленно подошла  к нему  и встала на пороге
рядом. Даже теперь женщина  поглядела на нее с испугом и попятилась  от  нее
вместе с детьми.
     Они  вошли  в дом. Комната оказалась пустой  и  опрятной, в очаге горел
огонь.
     - Еда у нас есть, - заверил хозяев Виктор, сбрасывая сумку с плеча. - И
постель тоже. Мы не хотим быть вам обузой. Позвольте нам только переночевать
на полу и поесть в доме.
     Старик кивнул:
     - Хорошо. Я верю вам, - и удалился вместе с другими.
     И  Виктор, и Анна были озадачены приемом. Нельзя было понять, почему их
впустили, только когда  узнали, что они женаты и пришли  из долины. И почему
вначале люди так  странно были напуганы. Они поели, распаковали сумки, и тут
вновь  появился  старик,  который  принес  им   молоко  и  сыр.  Женщина  не
показывалась, но  молодой  мужчина с  любопытством  выглядывал  из-за  спины
старика.
     Виктор  поблагодарил  хозяев и объявил, что  утром, сразу после восхода
солнца, они собираются идти на вершину.
     - Туда трудно пройти? - спросил он.
     - Нет, дорога-то  не  тяжелая, -  ответил  старик.  -  Я мог бы послать
кого-нибудь с вами, но никто не решится туда лезть.
     Он говорил неуверенно, и Виктор заметил, как он снова глянул на Анну.
     - Вашей жене будет здесь хорошо. Мы позаботимся о ней.
     -  Но моя жена пойдет со  мной,  - сказал Виктор.  - Она не  собирается
здесь оставаться.
     Старик посмотрел на Анну с тревогой:
     - Вашей жене не надо подниматься на Монте Вериту. Это опасно.
     - Почему же опасно подниматься туда? - спросила Анна.
     Старик забеспокоился сильнее.
     - Это опасно для девушек и женщин.
     - Но почему? - удивилась Анна. - Почему? Ведь вы сказали мужу, что путь
не трудный.
     - Опасен  не  путь, -  ответил старик. -  Мой  сын может  показать  вам
тропинку.  Опасность в другом, в... - он произнес какое-то слово, которое ни
Виктор,  ни Анна не поняли, но которое звучало как \textit{сакердотессо} или
\textit{сакердотозио}.
     -  Какие-то жрицы  или священный орден,  -  пробормотал  Виктор.  -  Не
понимаю, что именно он хочет сказать.
     Обеспокоенный, взволнованный старик переводил взгляд с Виктора на Анну.
     -  Вы можете безопасно подняться на Монте Вериту и спуститься  вниз,  -
повторил он, обращаясь к Виктору, - но не ваша жена. У них большая власть  -
у \textit{сакердотессе}. В деревне мы постоянно боимся  за наших  девушек  и
женщин.
     Виктор подумал, что все это звучало как байка о путешествиях по Африке,
где племена диких  мужчин внезапно  выскакивают из  джунглей  и  уводят всех
женщин в плен.
     - Не понимаю, что он плетет, - обратился он к Анне. - Тайны и  какие-то
суеверия. Это должно взволновать твою уэльскую кровь.
     Он  рассмеялся, обратив  все в шутку. А потом, почти уже засыпая, начал
расстилать перед огнем матрасы. Пожелав старику спокойной ночи, они  с Анной
устроились на ночлег.
     Он  спал  крепким, глубоким сном, какой бывает только в горах, но перед
самым рассветом внезапно проснулся от пения  петуха в деревне. Он повернулся
к Анне посмотреть, спит ли она. Матрас был отодвинут, Анна исчезла...
     В  доме  стояла тишина,  только с  улицы  доносился крик петуха. Виктор
поднялся, обулся, накинул куртку и вышел за дверь.
     Стоял предрассветный час, особенно холодный и тихий. На  небе теплились
последние  звезды. Лежащую  далеко  внизу долину укрывали  облака,  и только
здесь, у вершины, было ясно.
     Вначале Виктор  не  испытывал  тревоги. Он уже  знал, что  Анна  вполне
самостоятельна  и  прекрасно ориентируется  в горах, может быть, даже лучше,
чем он сам. Она не станет рисковать понапрасну, к тому же старик сказал, что
подъем не  труден. Но он почувствовал себя задетым, потому что Анна ушла, не
дождавшись  его,  нарушив  обещание  ходить  в  горы  только  вдвоем.  И  он
представить  себе  не  мог, как давно она  ушла из дома и как  далеко успела
уйти. Оставалось только последовать за ней как можно быстрее.
     Виктор вернулся в комнату и взял продукты на день - она об этом даже не
подумала. Сумки они смогут забрать потом, во время спуска, а может  быть, им
придется переночевать здесь еще раз.
     Его возня, видимо, подняла хозяина, и  старик внезапно вышел из дальней
комнаты.  Взгляд  старика  задержался  на  пустом  матрасе  Анны,  потом  он
посмотрел Виктору в лицо почти осуждающе.
     - Моя жена пошла вперед, - пояснил Виктор. - Я иду вслед за ней.
     Старик помрачнел. Он  вышел  на улицу и встал  у  дверей, вглядываясь в
вершину горы.
     - Плохо,  что вы отпустили ее,  - сказал  он. - Не надо было  ей  этого
разрешать, - он совершенно расстроился и, покачивая головой, что-то бормотал
про себя.
     - Все нормально, - ответил Виктор. - Скоро  я ее догоню, и к вечеру мы,
наверное, вернемся назад, - он тронул старика за руку, успокаивая его.
     - Боюсь, что слишком поздно. Она попадет к ним. А если уж окажется там,
никогда не вернется назад.
     Старик  снова  произнес  это  слово  -  \textit{сакердотессе},   власть
сакердотессе   -  и  его  волнение  передалось  Виктору,  он  ощутил  страх,
потребность что-то предпринять.
     -  Так  вы говорите,  что  на Монте  Верите живут  люди, которые  могут
напасть на нее, повредить ей?
     Старик  что-то  быстро заговорил, но  было  трудно разобраться  в  этом
потоке слов:  нет, сакердотессе  не повредят ей. Но они  ее сделают одной из
них. Анна пойдет к ним, она не сможет устоять против их власти.
     Двадцать-тридцать лет назад, продолжал старик, к ним ушла его дочь, и с
тех пор он ее больше не видел.  И других женщин из деревни и из долины внизу
призывали сакердотессе. И раз они были  призваны, никто уже не мог  удержать
их. И никто их не видел снова. Никогда. И так  было много веков - во времена
его отца и  отца его отца  и задолго до этого. Никто теперь  не знает, когда
сакердотессе впервые появились на Монте Верите. Никто из людей их не  видел.
Они  укрыты  стенами, и у них  власть, магическая власть. Некоторые говорят,
что  у них власть от  Бога,  другие - от дьявола. Но  мы  не знаем,  не  нам
судить.  Поговаривают,  что сакердотессе  Монте Вериты  никогда  не стареют,
навсегда  остаются молодыми  и красивыми, что свою силу они  черпают у луны.
Боготворят и луну, и солнце.
     Виктор немногое понял из его рассказа. Все это  - должно быть, легенда,
поверье.
     Старик покачал головой и опять посмотрел на гору:
     -  Вечером я заметил это в ее глазах, - сказал он. - Я испугался. У нее
были глаза, как у тех, кто призван. Я видел это и раньше - у своей дочери, и
у других.
     Теперь все в доме  проснулись и по очереди входили в комнату. Казалось,
они почувствовали,  что произошло. Мужчина, что был помоложе, женщина и даже
дети  смотрели  на Виктора с тревогой  и  каким-то странным сочувствием.  Их
настроение  не  столько  встревожило  Виктора,  сколько  разозлило,  вызвало
раздражение. Все это напоминало средневековое ведовство с кошками и метлами.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.096 сек.