Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Александр БАЧИЛО - ПОМОЧЬ МОЖНО ЖИВЫМ

Скачать Александр БАЧИЛО - ПОМОЧЬ МОЖНО ЖИВЫМ

     - У-у-ли-исс! - голос был слабый и далекий, но такой зовущий,  полный
отчаяния, что, услышав его, нельзя было ни минуты оставаться на месте.
     - Я здесь! - закричал Улисс. Он попытался вскочить,  но  острый  край
плиты уперся ему в грудь и не дал даже шевельнуться.
     В чем дело? Улисс некоторое время не мог сообразить,  что  произошло.
Наконец он вспомнил. Ф-фу! Все понятно. Кажется, просто уснул. Он протянул
руку и нащупал в темноте толстый проволочный жгут. Да-да.
     Все  правильно.  Нужно  ползти  вдоль  него.  Там  впереди  виднелась
какая-то дыра. Но почему сейчас ничего не видно?  Ну  да,  свеча  погасла.
Сколько же времени прошло? Он полз под  огромной  кучей  металла,  находил
проходы, попадал в тупики,  возвращался  и  снова  продвигался  вперед,  а
может, и не вперед - сохранять здесь направление было очень трудно - пока,
наконец, не обнаружил этот жгут и не решил по возможности двигаться  вдоль
него.
     Он  хорошо  запомнил  наставления  Полифема.  Он  умел  обращаться  с
автоматом и  инструментами,  знал  на  память  все  каналы  и  ответвления
монтажного лаза и освоил  больше  десятка  способов  отключения  механизма
автоматического старта. На обучение пришлось потратить немало драгоценного
времени, но другого выхода не было - Полифем так и не смог заставить  себя
надолго оторваться от комнаты с кнопкой.
     Все верно, только нужно зажечь свечу, а для этого хорошо бы выбраться
в какое-нибудь более просторное место, где можно хотя бы перевернуться  со
спины на живот и  достать  спички.  Улисс  подался  чуть  вперед  и  вдруг
почувствовал, как пол под ним дрогнул от тяжелого  беззвучного  удара.  Он
насторожился. За первым ударом последовал второй, третий,  плита  над  ним
ритмично вздрагивала, и Улисс вдруг вспомнил, что так  уже  было.  Он  уже
слышал, вернее, ощущал эти удары перед тем, как уснул. Нет,  не  уснул,  а
потерял сознание! Едва вспомнив все это, Улисс почувствовал,  что  у  него
снова кружится голова, он уже не мог опоеделить, где верх, а где низ,  ему
показалось, что пол коридора  проваливается  и  он  летит,  кувыркаясь,  в
бездонную глубину шахты...
     - У-у-ли-и-сс!
     Он поднял голову. Нет, это все еще коридор. Но  голос!  Он  прозвучал
теперь гораздо ближе, и Улисс узнал его. Ксана!
     - Ксана! - закричал он, - я здесь!
     Плита вдруг  тронулась  с  места  и  стала  медленно  поворачиваться,
сильней надавив ему на грудь. Улисс  рванулся,  пытаясь  выбраться  из-под
нее, по что-то твердое, налетевшее из темноты  ударило  его  по  голове  и
бросило в небытие...

     ...Белый холодный свет...  Нет,  просто  несколько  светящихся  точек
где-то там, в невообразимой вышине...
     Наверное, звезды. Значит, опять сплю, подумал Улисс. Ну и хорошо.
     Эти несколько звезд светили с неба специально для него,  лежащего  на
самом дне бездонного колодца... Колодца? Нет, шахты. И не на дне, конечно,
что за ерунда? Улисс попытался поднять голову,  но  сейчас  же  в  затылке
отозвалась такая боль, что зарябило в глазах.
     Он потрогал затылок рукой и нащупал огромную шишку. И  все-таки  жив,
подумал он. Опять жив. И, кажется, остался на том же месте. Да, вот трубы,
вот плита, а вот и проволочный жгут, вдоль которого нужно  ползти.  Только
звезды... Откуда они взялись? Он зашевелился, окончательно выбрался из-под
плиты и, застонав от боли  в  затылке,  сел.  Можно  считать,  что  все  в
порядке, руки и ноги  слушаются,  крови  вроде  бы  нет,  а  на  остальное
наплевать... Он поднял голову. Звезды сияли в темноте, ничего не  освещая,
ко всему равнодушные и неподвижные, наверное, совсем так же они висели над
землей и до войны, и войны никакой не заметили, и не знали, что  теперь  с
земли их можно лишь изредка увидеть в разрывах багрово-серых туч.
     Значит, уже ночь, подумал Улисс. А звезды видны через какую-то  дыру.
Интересно, можно ли  до  нее  добраться?  Это  очень  бы  пригодилось.  На
обратном пути.
     Он зажег свечу и,  осмотревшись,  обнаружил  вдруг,  что  все  вокруг
изменилось и прохода, которым он  добрался  сюда,  больше  не  было.  Зато
баррикада из переплетающихся труб впереди стала гораздо реже,  прозрачней,
в ней появились большие темные проемы.
     Похоже, все,  что  могло  обрушиться  здесь  на  пол,  обрушилось  от
последнего страшного  удара,  и  подпирало  кучу  теперь  только  то,  что
держалось по-настоящему крепко.
     Повезло, подумал Улисс. Легко отделался. Сколько железа упало вокруг!
Этого хватило бы, чтобы раздавить сотню человек. В крупу, в пыль... Отчего
же случился обвал? Он попытался вспомнить, но  в  памяти  всплывал  только
далекий голос. Нет, это был сон, или просто показалось, или... Нет,  никак
не вспомнить...
     Он нырнул в один из проемов и  сейчас  же  обнаружил  длинный  низкий
проход под опустившимся почти до пола, но все же целым потолком монтажного
лаза. Скоро он уже шел по коридору, отсчитывая попадавшиеся изредка  двери
и люки. Три, четыре, пять... Следующая! Да, вот она, широкая двустворчатая
железная дверь, ведущая  в  помещение  с  распределительным  пультом.  Так
говорил Полифем. Улисс не знал, что это за пульт такой, да ему и  не  было
до него дела, он должен только поддеть одну крышку и добраться до  толстых
черных проводов. Но для этого нужно сначала попасть в комнату... Он взялся
за ручку двери и потянул. Закрыто. Все правильно, чтобы ее открыть,  нужно
перепилить вот эту скобу или отвинтить  вон  те  три'  болта  наверху.  Но
инструменты остались в рюкзаке, до них теперь не  добраться.  Есть  только
топор. Маленький, удобный топорик из прочной стали.  Ничего,  какнибудь...
Он просунул лезвие топора под  скобу,  слегка  ее  отогнул,  потом  ударил
сверху, снова отогнул, снова ударил... Скоба  изгибалась  все  легче,  вот
появилась на ее поверхности трещина, и наконец, жалобно звякнув,  железная
полоска переломилась. Створки двери распахнулись, и в глаза Улиссу  ударил
яркий солнечный свет...
     В первый момент он увидел только  зеленую  траву  под  ногами,  затем
разглядел поднимающуюся сбоку стену дома с двумя большими  чистыми  окнами
и, наконец, на лужайке перед домом  заметил  девушку,  сидевшую  в  легком
деревянном кресле у столика. На коленях у нее лежала раскрытая книга.
     - Ксана! - прошептал Улисс.
     Девушка подняла голову и улыбнулась ему.
     - Наконец-то! - сказала она. - Сколько  можно  тебя  звать?  Ты  что,
спал?
     Улисс молча смотрел на нее, на траву, на деревья у ограды, на голубое
небо с плывущими по нему белыми облаками и никак не мог понять, почему все
это кажется ему непривычным, удивительным. Словно он ожидал увидеть что-то
совсем другое, а что именно, забыл.  Вот  только  сейчас  помнил  и  вдруг
забыл. Нехорошее что-то, мрачное, как кошмарный сон.  А  может,  это  и  в
самом деле был сон? Наверное... Ну, конечно - там  нагромождение  каких-то
ужасов, даже вспоминать не хочется, а здесь все, как должно быть - вот его
дом, вот лужайка перед домом, а вот его сестра Ксана.
     И все же Улисс чувствовал, что сон не отступил окончательно,  что  он
где-то рядом, и стоит только уловить какой-то особенный звук или поглядеть
в нужную сторону, и он сразу вспомнится.
     - Да, - проговорил Улисс, - кажется, я спал.
     - Я так и подумала, - усмехнулась Ксана. - А  тут  Дед  приходил,  на
речку звал. А я ему: спит, говорю. Всю ночь где-то бродил, а теперь спит.
     - А он что?
     - Да что он? Дожидаться  тебя  будет,  что  ли?  Повернулся  и  ушел.
Говорит, как  проснется,  пусть  приходит  на  наше  место.  Он,  говорит,
знает...
     Улисс кивнул. Это уж точно, Дед любит у реки посидеть. Да  и  кто  не
любит? Воздух свежий, вода журчит, солнышко пригревает.,.
     - А ты что же с ним не пошла? - спросил Улисс у Ксаны.
     - Да неохота мне с ним без дела сидеть, - сказала  она,  -  опять  он
начнет свою жизнь рассказывать. А в воду лезть страшно...
     Что-то вдруг словно кольнуло Улисса в сердце.
     - Почему страшно? - осторожно спросил он.
     - Так она холодная с утра, вода-то!
     Улисс  опять  покивал.  Нет,  не  то...  А  казалось,  вотгот  что-то
вспомнится...
     Он подошел к сестре и заглянул в ее книгу. На яркой цветной  картинке
голубое небо, зеленая лужайка  перед  домом  и  девушка  в  белом  платье,
склонившаяся над книгой. Ну совсем как здесь! Однако  эту  картинку  Улисс
уже где-то видел, только вот где? Он попытался вспомнить, но  не  смог,  в
памяти всплыл только запах пыли и хруст битого стекла под ногами.  Где  же
это было? Нет, никак не ухватить...
     Он оторвал взгляд от книги  и  вдруг  заметил  прислоненное  к  столу
толстое суковатое полено.
     - А это еще что такое?
     Ксана повернула голову.
     - Как что? - сказала она, удивленно поглядев  на  Улисса.  -  Это  же
Шибнева дубина!
     - Что?! - Улисс почувствовал, что покрывается ледяным потом.  Знакомо
закружилась голова. Откуда-то донесся гулкий тяжелый удар. Шибнева дубина.
Город. Свирепень. Полифем. Шахта. Это не сон! Это здесь, рядом. Это сзади!
Вот куда нужно посмотреть - назад!
 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0628 сек.