Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Военные книги

Юрий Бондарев. - Публицистика

Скачать Юрий Бондарев. - Публицистика

МАСТЕР

   Работа писателя напоминает тяжелейшую работу землекопа, роющего колодец
в выжженной степи. Обливаясь потом, он день за  днем  -  иногда  годами  -
вгрызается в землю с фанатичным упорством, стараясь добраться до глубинной
воды и испробовать вкус ее. Потом он отдает отрытые колодцы людям. Нередко
же вода в них бывает солоноватой, порой с железистым  привкусом  горечи  -
тогда она не освежает, но люди пьют ее, испытывая еще большую жажду.
   Константин Паустовский черпал из своих колодцев первозданно чистую воду
- от нее исходит лесная прохлада, она утоляет жажду.
   Его кристально отточенные  слова  сияют,  переливаются,  как  капли  на
листьях, освещенные солнцем. И его книги наполнены прозрачным  и  душистым
воздухом.  Они  издают  запах  утреннего  моря,   благостно-тихих   лугов,
закатного леса с сухим туманцем в коридорах просек; от страниц веет мягкой
тишиной вечереющих полей.
   Может быть, во всем этом ощутимо умиленное созерцание окружающего мира?
Умиротворенный взгляд окрест себя? Нет, в этом  лиричное  познание  самого
человека как частицы природы, рожденной ею, и  познание  доброты,  которая
подчас в сумасшедшем ритме каждодневных дел раздробляется,  распыляется  в
мелочах.  И  тогда  уже  некогда  внимательно  оглянуться,  всмотреться  в
предметы, осмыслить прожитый день, ощутить вне  себя  и  в  себе  извечную
красоту. Но именно она делает нас добрее, цельнее, благороднее. Почему  же
так заметно стремление Паустовского идти через красоту мира к доброте и от
доброты к красоте мира?
   Пути воздействия  литературы  не  изведаны,  так  же  как  не  изведаны
психология творчества, стилистические  склонности  или  верность  писателя
своим героям. Мы утверждаем:  оселок  образа  -  острейший  конфликт.  Да,
разумеется, это  так.  Но  истина  эта  не  может  быть  абсолютной,  ибо,
признавая ее непоколебимой, мы надеваем на нее обруч литературной догмы  -
и в конце концов ограничиваем самих  себя.  От  частого  употребления,  от
беззастенчивой заемности общеизвестных положений они нередко  теряют  свою
воздействующую силу.
   Сила таланта Паустовского в неизменном ощущении  молодой  открытости  и
чистоты его героев, и я беру  на  себя  смелость  сказать,  что  для  него
критерий истины и морали - красота мира и красота духовная.
   Нет сомнения, что  в  этом  неотразимость  прозы  Паустовского  и  этим
объясняется его неугасающая популярность. Он никогда не  был  "моден"  или
"немоден" - его читали всегда. Он всегда был далек от всякой  литературной
суеты вокруг своего имени, от ложных фейерверков неудержимых восторгов, от
фельдмаршальства в искусстве, разрушающих талант любой величины.
   Иногда меня спрашивают, почему я так люблю Паустовского, ведь он  пишет
в другой манере, разрабатывает другие темы, его  герои  непохожи  на  моих
героев.
   Я люблю Паустовского потому, что именно он, выдающийся мастер, в  самом
начале моего литературного  пути  открыл  мне  изящество,  алмазный  блеск
самого простого слова, потому что я был покорен его любовью к человеку и в
его книгах, и в жизни. Есть писатели, наделенные счастливой судьбой: книги
их не теряют свежести под воздействием лет и времени  и,  несмотря  ни  на
что, не стареют - всегда остаются молодыми. Живые клетки таких вещей -  не
что иное, как чистейшая позиция художника.
   На книгах Паустовского воспитывалось не  одно  поколение.  Я  помню,  с
какой жадностью мы зачитывались в школьные годы ставшими потом знаменитыми
"Колхидой", "Кара-Бугазом", "Черным морем",  они  переходили  из  парты  в
парту, из портфеля в портфель, из дома  в  дом,  закапанные  чернилами,  с
потертыми обложками, с захватанными корешками. Я  только  теперь  понимаю,
что донельзя потрепанные, с заклеенными страницами книги -  самая  большая
награда для скромного писателя.
   Мы часто говорим, часто сетуем, что многие наши книги не трогают  и  не
греют. Я знаю иное. Я знаю молодых людей, которые захотели стать  и  стали
моряками после того, как влюбились в "Черное море" Паустовского, - не  это
ли самое сильное влияние слова? Я знаю и никогда не  забуду  своего  друга
детства, который в сорок первом ушел в ополчение  со  страстной  мечтой  о
море, привитой книгами Паустовского, и погиб под Москвой,  сжимая  жесткую
деревянную ложу винтовки и видя не Черное  море,  а  черные  тела  танков,
ползущих сквозь черный, обугленный лес перед траншеями.
   Эмоциональное воздействие Паустовского, видимо, объясняется  не  только
человеческой чистотой, естественным благородством его героев, не  встающих
на цыпочки, но и тем, как писатель умеет создавать неповторимую атмосферу,
настроение, тот вещественный и порой невещественный мир, окружающий героя,
ту пленительную обстановку, без которой  герой  бестелесен  и  тускл.  Эта
поразительная игра светотеней, точное сочетание красок,  звуков,  запахов,
ритм, тональность - завидная способность, встречающаяся  не  так  часто  в
нашей литературе.
   Я могу закрыть глаза и по ощущениям Паустовского вспомнить, как покойно
на рассвете море и как горяча галька,  прожженная  солнцем,  как  теплы  в
полдень стены домов в Новороссийске и Одессе, как догорает закат в пролете
сосен, как ложится первый снег на проселочные дороги  и  подымается  едкий
туман над влажной малярийной Колхидой,  как  скрипят  половицы  в  старом,
рассохшемся доме, наполненном бледно-снежным светом российской вьюги,  как
вечером пахнет мокрыми заборами в маленьком приокском городке,  как  ровно
шумит дождь по крыше, как  в  осенние  ночи  остро  блестит,  переливается
созвездие Орион над темными лесами, отражаясь в воде.
   У Константина  Паустовского  удивительное  и  завидное  свойство  точно
передавать свои ощущения -  это,  совершенно  очевидно,  достигается  лишь
высоким мастерством. Паустовский - писатель точного  эпитета.  Он  создает
пейзаж так осязаемо отчетливо, так лаконично и просто  -  изумляешься  его
зоркому глазу, его ясности.
   Герои его всегда соучастливы, мужественны, скромны и  лиричны.  Добр  и
пейзаж - пусть не покажется это странным. Неразделимо и  герои,  и  пейзаж
несут тот эмоциональный заряд человеколюбия,  который  неизменно  вызывает
ответную эмоциональную волну. И это - качество тонкого писателя.
   Немного можно назвать прозаиков, наших старых мастеров, о  ком  бы  так
охотно,  так  нежно  говорили  бы  многие  писатели  среднего   поколения,
учившиеся после войны у Паустовского.
   Раз в одной анкете "Как мы пишем"  мне  пришлось  отвечать  на  вопрос,
смысл которого заключался в следующем: "Как  вы  относитесь  к  писателям,
которые в жизни одни, на бумаге - другие?"
   Паустовский-писатель и Паустовский-человек слиты воедино. Он  открыт  и
щедр как человек. Я нисколько не преувеличу, если  скажу,  что  встречи  с
Паустовским  на  семинарах  в  Литературном  институте  были   праздником,
которого нетерпеливо ждут, и возбуждающим импульсом,  необходимым  каждому
писателю. Его общение со  студентами  высекало  искру  -  хотелось  писать
лучше, глубже и любить жизнь и литературу так же, как и он.
   Обычно он сидел за кафедрой, низко наклонясь к листкам  рукописи,  чуть
отставив руку с потухшей папиросой, и говорил тихим, неторопливым,  слегка
скрипучим голосом - разбирал только что прочитанный студентом рассказ.  Он
говорил о значении и  весомости  каждого  слова,  о  точности  единственно
найденного   эпитета,   о   ритме   прозы,   о   непостижимом    сочетании
юмористического  и  трагедийного,  о  кратком  пейзаже  и  психологическом
контексте. Он говорил о любимых и нелюбимых словах, которые  есть  у  всех
писателей.  Он  рассказывал   об   остроте,   зоркости   и   беспощадности
писательского глаза. Он говорил о титаническом труде Флобера  над  фразой,
он рассказывал о мастерстве Чехова, Куприна, Бунина. Он  иногда  сердился,
это почти незаметно было внешне. Но фраза, сказанная им:  "Это  не  проза,
это перекатывание булыжников по мостовой", говорила о том, что прочитанный
рассказ студента написан торопливо, неряшливо, без любви к слову.  Однако,
сам будучи  превосходным  стилистом,  он  был  терпим  к  разным  стилевым
направлениям, к разным средствам выражения, он никому не  навязывал  своей
манеры  письма.  Но  он   был   нетерпим   к   рационалистической   манере
"чистописания", к той академической гладкописи, которая навевает  ощущение
пыльной пустоты покинутого навек дома.
   Довольно часто, разбирая сюжет, коллизию того или иного рассказа, он по
ассоциациям начинал вспоминать различные случаи  из  своей  жизни,  всегда
удивительно интересные, полные юмора  и  неожиданных  поворотов.  И  когда
смеялся,  морщинки  доброты  звездочками  собирались  возле  век,  и   он,
оглядывая нас, неторопливо чиркал  спичкой  по  коробку,  зажигая  забытую
папиросу.
   Он рассказывал нам  готовые  новеллы  из  своей  жизни,  и  устные  эти
новеллы, уже тронутые писательским домыслом, были настолько хороши, что  я
глубоко жалею - он не все их успел записать и опубликовать позднее.
   Слушая Паустовского на семинарах, мы впервые понимали,  что  творчество
писателя, его путь - это не бетонированная дорога с  удручающей  и  легкой
прямизной, это не лавры самодовольства, не честолюбивый литературный нимб,
не эстрадные  аплодисменты,  не  удовольствия  жизни.  А  это  -  "сладкая
каторга" человека, судьбой и талантом каждодневно  прикованного  к  столу.
Это нечастые находки и горчайшие сомнения, это труд и труд и вечная  охота
за неуловимым словом. Это мужество и напряжение всех физических и душевных
сил. И мы понимали, что писатель  -  человек,  который  всей  мощью  своих
усилий, опыта, ценой своих радостей и страданий должен  совершить  чудо  -
чудо, которое совершает  женщина,  рождая  ребенка,  -  написать  рассказ,
повесть,  роман,  пьесу,  то  есть  сотворить  жизнь,   родить   героя   с
неповторимым лицом, характером, страстями - значит вложить в книгу  самого
себя без остатка, до опустошения.
   Однако тогда мы, студенты, еще, по-видимому,  не  осознавали  до  конца
весь смысл слов Паустовского, постоянно говорившего нам, что писать каждую
книгу нужно так, будто это твоя последняя книга: не надо бояться  отдавать
ей все, расточительно и щедро, никогда не надо откладывать свое искреннее,
главное на будущее. Но кто не испытывал того неудовлетворенного  ощущения,
когда вещь закончена? Возникает усталость и опустошение  -  та  сиротливая
пустота, какая бывает в квартире, когда вывезена вся мебель, стены оголены
и веет бедностью.
   Иногда мы думаем, что нельзя расточать себя на  какую-то  одну  вещь  -
надо сдерживать себя, видя впереди другую, еще не написанную книгу -  цель
всей твоей жизни. Порой мы не знаем, какова же будет книга, о чем она, кто
главный герой ее, но, видимо, это  самая  лучшая,  та,  которой  еще  нет,
которая,  не  написана,  но  будет  написана.  Эту  книгу  и  силу  ее  ты
представляешь только по ощущениям, по неясному волнению, когда  чувствуешь
жаркий запах  асфальта  июльским  днем,  по  фразе  на  улице,  услышанной
случайно, по походке незнакомой женщины в сумерках лета, по ее мимолетному
взгляду, по запаху сырой земли, вдруг напомнившему  смерть  на  безымянной
высоте...
   Эти смутные ощущения будущей вещи каждый писатель  носит  в  себе.  Они
мучат его до бессонницы, они неуловимы до отчаяния - и в  этом,  вероятно,
один из импульсов к творчеству:  приближаться  к  непостижимому,  боясь  и
радуясь  ожиданию  новых  образов,  слов,  характеров,  новой  композиции,
сюжета. Будущая книга кажется вам совершенством.
   Опытнейший мастер слова, Паустовский прав: надо найти, себя и в  каждой
книге выливаться полностью, не жалея себя и не скупясь.
   Только так создаются честные и  страстные  вещи.  Только  так  писатель
начинает взвешивать и ценить  свое  слово.  Только  так  рождается  "чудо"
искусства, лишь так писатель может приблизиться ко всему тому, что  создан
гением природы. Ведь все, что мы пишем вообще, все искусство  -  это  лишь
приближение к красоте и сложности объективного мира, которого нет лучше.
   Книги Паустовского свежи, солнечны, в них туго  сжата  пружина  молодой
энергии, они искрятся, они волнуют, в них нет усталости, в них по-прежнему
юный соленый запах моря, блеск жаркого южного полдня.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0481 сек.