Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Военные книги

Юрий Бондарев. - Публицистика

Скачать Юрий Бондарев. - Публицистика

ОБНАЖЕННАЯ ОГРОМНОСТЬ СТРАСТЕЙ

   Имя Достоевского не нуждается  ни  в  преувеличенных  восторгах,  ни  в
словесных выспренностях,  как  не  нуждаются  в  этом  великие  художники.
По-видимому, оценочные категории,  применимые  ко  всему  его  творчеству,
выходят за вульгарно-социологические пределы однозначных "да"  или  "нет",
решительно ломают банальные измерения таланта, подобно тому как глобальные
понятия,  связанные  с  исследованием  жизни,  несовместимы  с  комнатными
аксиомами "прямого искусства", напоминающего холодный и бездушный металл.
   Достоевский   огромен   и   обыкновенен,   страстно   целеустремлен   и
противоречив, добр и зол, любвеобилен и исполнен ненависти - он сложен. Но
при всем этом его объединяет в нераздельно целую фигуру одно  -  одержимое
стремление к  познанию  человеческой  сути  через  трагедию  и  страдание,
постигающее истину. Фигурально  выражаясь,  формула  движения  его  героев
складывается из следующих этапов; жизнь - ад,  в  муках  осознание  самого
себя - чистилище, смирение - врата нравственного рая.
   Как и у всех художников мирового звучания, истина для  Достоевского  не
золотое сияние прекрасного июльского дня, не любовь как просто любовь,  не
зло  как  просто  зло,  не  добро  как  просто  добро.  Мысли  и   страсти
человеческие всегда лежат в сердцевине этих извечных  чувств,  однако  они
проявлены при столкновении с жизнью с такой пронзительной болью,  что  все
персонажи  писателя  из  людей  как  бы  заурядных  вырастают  в   явления
необычные, исключительные, неповторимые. Дмитрий и Иван Карамазовы,  князь
Мышкин,  Раскольников,  Настасья  Филипповна,   Грушенька,   Свидригайлов,
Ставрогин - это уже не литературные характеры как воплощение самой натуры,
это нечто большее, ибо они ходят по земле, они абсолютно реальны, но в  то
же время в них какая-то ошеломительная и выходящая из ряда вон объемность.
   Трудно назвать  другого  художника,  у  которого  даже  самые  заглавия
произведений  говорили  бы  так  много  о  маленьком   человеке,   душевно
растерзанном,  переломленном  несправедливостью  бытия:   "Бедные   люди",
"Униженные  и  оскорбленные",  "Записки  из   мертвого   дома",   "Идиот",
"Преступление и наказание".
   Книги Достоевского не врачуют, не тешат и не успокаивают, наоборот, они
производят  резкий  удар  электрического  тока,  они  оставляют   ощущение
кровоточащей раны, и какими бы белоснежными бинтами христианства  писатель
ни пытался затянуть их, завершая судьбы героев, эти раны  не  заживают,  к
ним невозможно прикоснуться без ощущения боли.
   Ожигающий  талант   Достоевского   часто   определяют   как   жестокий,
беспощадный, даже  больной.  Мне  кажется,  что  определения  эти  вызваны
крайней трагичностью писателя, до  такой  степени  насыщающей  ситуации  и
характеры, что возникает  чувство  "вывернутой  наизнанку  души",  чувство
некой аномалии, смещения, некоего нездоровья.
   Поражает мучительная и гибельная масштабность страстей,  я  сказал  бы,
какая-то обнаженная огромность их в людях маленьких по общественному,  что
ли, положению, но со  своим  бонапартовским  Тулоном,  со  своей  идефикс,
могущей, казалось,  перевернуть  и  изменить  весь  мир  накалом  душевной
потенции. Но герои Достоевского не Магометы, не Александры  Македонские  и
не Бонапарты, управляющие многими тысячами  судеб  во  имя  эгоистического
самоутверждения.   Невозможность    Тулона,    то    есть    невозможность
удовлетворения своих желаний ("лишь для себя"), невозможность  утверждения
собственного "я", нравственного и безнравственного, гигантская потенция  и
жалкое бессилие, аморальная одержимость Наполеона, покоряющего  народы,  и
тихая возможность гоголевского Акакия Акакиевича - все это, сталкиваясь  в
неразрешимом  противоречии,  создает  ощущение   взорвавшейся   вселенной,
насмерть ранящей своими осколками почти  всех  героев  Достоевского,  если
говорить  о  трагических  исходах  в  литературе.  И  как   предупреждение
жестокости - слезинка  невинного  ребенка,  ценой  которой  безнравственно
покупать все блага мира, горячим распятием пылает над страницами  "Братьев
Карамазовых", этого непревзойденного романа.
   Жестокая в своих  неестественных  проявлениях  действительность  и  как
отражение ее некая смещенность, какая-то иррациональность сознания  героев
или импульсы подсознания ни в  коей  степени  не  уводят  Достоевского  от
реализма.  Ведь  галлюцинации  Раскольникова  и  Ивана   Карамазова   суть
лихорадочные  видения  самой,  жизни,  картин   повседневной   реальности,
изломленной,  искаженной  в  больной  душе.  Но  кто   же   болен?   Герои
Достоевского? Или сама действительность? Инфекции болезни - в  объективном
мире.
   Вся жизнь  Достоевского  -  это  прикосновение  раскаленного  железа  к
обнаженным кончикам нервов. Она напоминает, длительную пытку  без  надежды
на  избавление.  И  мне  кажется,  что  многое  в   творчестве   писателя,
объясняется и теми секундами, когда он, арестованный, по делу петрашевцев,
стоя на эшафоте, услышав под треск,  барабанов  смертный  приговор,  успел
проститься на том Семеновском плацу со  всем  земным,  и  теми  секундами,
когда, готовый к смерти, в накинутом на голову капюшоне, услышал он о том,
что царь Николай милостиво заменяет казнь  каторгой.  И  многое,  конечно,
объясняется тем десятилетием, проведенным потом в  Сибири  среди  разбитых
судеб, существованием будто в иррациональном измерении.
   Человек, раз заглянувший через грань  жизни  в  черноту  смерти  и  раз
переживший   состояние   неизбывного   одиночества   и   бессилия    перед
насильственным (как  акт  несправедливости)  отнятием  жизни,  знает  цену
страдания, знает, что такое разрывающие сердце тоска и беззащитность перед
злой силой, которую Достоевский в "Записках из "мертвого  дома"  определял
как "безграничное господство над телом, кровью и  духом  такого,  же,  как
сам, человека...", то господство,  что  может  "унизить  самым  высочайшим
унижением другое существо".
   Слезинка невинного ребенка  -  ведь  это  символ  страдания  и  мучения
"маленького человека", это тяжкий крест истерзавшихся героев  Достоевского
- Макара Девушкина, Родиона  Раскольникова  (здесь  пролита  кровь  убитой
ростовщицы и пролита слеза раскаяния и смирения самого Родиона -  нет,  не
вышел Тулон бедного студента), тихого инока Алеши Карамазова, выслушавшего
рассказ о загнанном собаками мальчике и  вынесшего  беспощадный  приговор:
"Расстрелять!",  умирающей  Нелли,   не   простившей   растленного   князя
Валковского, страстотерпицы Настасьи Филипповны, как  бы  рыдающей  внутрь
себя от нечеловеческого  унижения,  князя  Мышкина  в  своей  незащищенной
доброте... Здесь следует  остановиться,  ибо  надо  бы  перечислять  очень
многих персонажей Достоевского,  составивших  галерею  человеческих  типов
целой эпохи.
   После Гоголя (Достоевский называл его своим учителем),  пожалуй,  никто
из  писателей  не  показал  изнутри  с  такой  потрясающей  правдой  этого
"маленького человека" с его раздавленным существованием, бедностью, мукой,
грязью и копотью в мрачных петербургских углах, в дешевых трактирах, никто
с такой эмоциональной убедительностью не проник в психологические извивы и
углы сознания этого же маленького человека с его  огромной  страдальческой
наполненностью.
   Да, Достоевский убежден, что  зло  рождает  зло,  что  привычка  к  злу
развивается наконец в болезнь и тиранство человека, и видит писатель выход
лишь в духовном совершенствовании и прощении.
   В "Преступлении и наказании", как я уже говорил, явно проступает мысль,
что  самоутверждение  личности  любыми   средствами   уходит   корнями   в
индивидуализм, который готов пойти на  убийство,  исповедуя  принцип  "все
возможно", принцип, нравственно убивающий  самого  Раскольникова.  И  этот
ядовитый индивидуализм, подчеркивает Достоевский, так далек от народа,  от
всего тягостного и темного его бытия, что бонапартовское  "все  возможно",
взятое  на  вооружение  Раскольниковым,  не  что  иное,  как  одна  только
безнравственно пролитая кровь, а значит - нравственная пытка и  наказание.
То есть стремление завоевать место под солнцем для самого себя,  не  думая
об облегчении жизни всего народа  и  "девяти  десятых  человечества",  как
писал Достоевский в "Дневнике писателя", приводит к  душевной  катастрофе,
не имеющей оправдания...
   Некоторое время назад на всех  международных  дискуссиях,  связанных  с
развитием современного романа, не  умолкали  разговоры  о  так  называемом
отчуждении людей друг от друга, порожденном цивилизацией. Проблема же эта,
которую я назвал бы отчуждением от добродетели,  представленная  критиками
западной литературы как открытие больного человечества XX  века,  возникла
еще в далеких глубинах нецивилизованного бытия, где не  было  небоскребов,
атомной бомбы, не было господства рекламы и выхлопных  газов...  Но  когда
были  произнесены  роковые  слова  "это  мое",  "это  я  хочу",  "это  мне
позволено", тогда и была потеряна вера в возможность  всеобщего  добра,  в
приоритет  духа  и  появилась  отдаленность  человека  от  смысла   своего
существования  на  земле...  И  если   отойти   от   готовых   современных
представлений, то Достоевский исследовал эту проблему во всей сложности  -
задолго до  Камю  и  Кафки.  Не  отчуждение  ли  привело  Раскольникова  к
убийству? Ведь мечты о наполеоновских лаврах Тулона - все позволено -  это
ведь отчуждение, так же как и необузданное тщеславие, и желание  славы,  и
сама слава во имя эгоистических целей,  личного  благополучия.  Отчуждение
героев Достоевского - это состояние  вражды  с  окружающим  миром,  однако
все-таки они ищут бога (добро) в мире и бога (добро) в себе.
   Мы знаем высказывание Горького о таланте  Достоевского,  но  в  понятие
"злой гений" мы вкладываем и ярую злость таланта,  до  последнего  предела
обнажающего  душу,  и  отсутствие  умиротворения  и  успокоения:   чувства
писателя - распятое достоинство, непропадающие ощущения муки,  причиняемой
человеку жизнью. Если нормальная человеческая кожа  является  естественной
защитной оболочкой, жизнь, как бы казня героев Достоевского, содрала с них
кожу, и малейшее дуновение воздуха заставляет их  содрогаться.  И  поэтому
даже любовь его персонажей приносит боль не меньшую, чем ненависть.
   Безусловно,  Достоевский  -  писатель-реалист,  певец  обездоленных   и
оскорбленных, как писала о нем критика.  В  то  же  время  есть  и  другой
Достоевский - сатирик, ненавидящий в одинаковой степени  и  отвратительное
либеральничание, словоблудие господ,  с  одной  стороны,  и  сладострастие
рабства, самоуничижения - с другой.
   Здесь Достоевский  уже  не  жалеет  никого  -  ни  Иванов  Ильичей,  ни
Пселдонимовых ("Скверный анекдот"): в каждой детали писатель  жесток,  как
может быть жестока сатира. Бич не может быть  мягким,  на  то  он  и  бич.
Калейдоскоп  лиц,  в  упоении  рабства  унижающих  друг  друга,   вызывает
отвращение, беспощадно ударяет по нашему ощущению человечности. Но  именно
этого добивался Достоевский: нарисованная им  картина  рабства  раздражает
нас  и  одновременно  рождает  невыносимое  беспокойство  и  протест.   Ни
Достоевский, ни мы  не  хотим  видеть  людей  такими.  Мы  не  привыкли  к
Достоевскому-сатирику. Он слишком  зол,  он  слишком  подавляет  нас.  Это
правда Достоевского, а правду нельзя  ни  "углубить",  ни  подчистить,  ни
продезинфицировать,  ни  выбросить,  как  старую  мебель.  История   нашей
литературы и правда истории не позволяют нам встать в позицию чересчур  уж
щедрых наследников,  которые  пригоршнями  разбрасывают  богатства  отцов,
расшвыривают золото их познания и опыта...
   Если  Толстой,  всю  жизнь  мучаясь  идеей   самоусовершенствования   и
опрощения во имя социальной справедливости и любви к  ближнему,  вкладывал
так или иначе в свои творения неистощимую силу здоровья, исходящую даже от
его стиля, от всей образной системы его, то Достоевский, тоже  стремясь  к
усовершенствованию человека через евангелическое смирение после неистового
бунта, напоминал  измучившегося  врача,  до  бессилия  издергавшего  своих
пациентов противоречивым исследованием болезни и диагнозом. И вся образная
система его была как бы болезненным инструментом, разрезающим  воспаленную
душу.
   И поисках и утверждении нравственных идеалов они были, конечно, похожи,
эти два величайших писателя и философа, их  объединяло  одно  -  страстное
беспокойство  за  судьбу   человека,   стиснутого   тисками   общественной
несправедливости, мечущегося в окружении безнравственности.
   "Я никогда не видал этого человека и никогда не имел прямых отношений с
ним, и вдруг, когда он умер, я донял, что это был  самый,  самый  близкий,
дорогой, нужный мне человек", - пишет Толстой в письме к Страхову, узнав о
смерти Достоевского.
   И может быть, не случайно, навсегда уходя из Ясной  Поляны,  гениальный
художник оставил на столике  раскрытый  том  романа  Достоевского  "Братья
Карамазовы"...

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0978 сек.