Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Гарри ГАРРИСОН - ОБЫЧНАЯ ИСТОРИЯ

Скачать Гарри ГАРРИСОН - ОБЫЧНАЯ ИСТОРИЯ

Глава 6

ДИКОВИННЫЕ СОЮЗЫ

   Адмирал  истерически   завопил   и   дернул   за   тормоз.   Раздался
оглушительный  скрежет,  который  сопровождался   заунывным   воем:   то
скользили по рельсам колеса вагонов. Затем послышался грохот  изнутри  -
люди попадали на пол, на них обрушились всевозможные  тяжелые  предметы,
кому-то на ноги  выплеснулся  горячий  суп  из  кастрюли...  Машинист  и
кочегар, отчаянно желавшие превратиться вновь  в  адмирала  и  рядового,
беспомощно взирали на каменную стену, которая неотвратимо  приближалась.
Скоро стало возможно  различить  отдельные  камни  и  слой  известкового
раствора между ними. Ближе, ближе... Локомотив  уткнулся  в  стену..,  и
замер, причем послышался некий хруст.
   - Сдается мне, прожектор разбился, - выговорил Парртс.
   - Задний ход! - пролепетал адмирал в то  самое  мгновение,  когда  по
золотому корпусу паровоза застучали стрелы.
   Неожиданно высоко вверху прозвучал восторженный вопль,  и  по  кабине
забарабанили камни. Состав двинулся в обратном  направлении,  доехал  до
поворота. Погони не наблюдалось.
   Очутившись в безопасности, адмирал перестал дрожать  и  преисполнился
гнева; он осушил бутылку  шампанского  и  швырнул  ее  в  стену,  но  не
добросил. Тогда Дубби разразился древними  армейскими  проклятиями.  Тем
временем из вагонов повысыпали пассажиры, все в крови и супе.
   - Что нам делать? - простонал какой-то мичман.
   -  Расстрелять  этого  труса!  -  распорядился  Дубби.  -  Хотя  нет,
подождите. Он вызвался  возглавить  штурм  стены.  ,  Угроза  неминуемой
смерти, как оказалось, заставила мозги мичмана шевелиться вдвое  быстрее
обычного, и юнец предложил собственный шедевр стратегического искусства.
   -  Господин  адмирал,  вместо  штурма,  который  я  был  бы  счастлив
возглавить, но который, возможно, не приведет  к  желаемому  результату,
предлагаю разрушить стену лазерами.
   Заодно мы покончим с теми, кто швырялся в нас копьями.
   - Торопись, мой мальчик, времени у тебя в обрез.
   - Слушаюсь, сэр. Видите ли, я отвечал за погрузку снаряжения.  У  нас
имеются запасные рельсы и шпалы, болты, инструменты - словом,  все,  что
нужно на случай, если дорогу размоет или завалит...
   - Да уж, завалить ее завалило!
   - Кроме того, сэр, у нас  есть  строительные  лазеры.  Они  не  такие
мощные, как боевые, но запросто справятся с этой стеной.
   - Хорошо. Бери лазер и  пятерых  из  моих  телохранителей  и  займись
делом. Начинай сверху и не отступай, пока не дойдешь донизу,  но  смотри
не расплавь колею! Нижнюю часть кладки разберем вручную. Пошел!
   Мичман  поспешил  исполнить  приказ.  Операция   представляла   собой
захватывающее зрелище. Установленный вне досягаемости  вражеских  стрел,
лазер  принялся  методично  уничтожать  стену  под   вопли   разъяренных
аборигенов,  которые  подозрительно  смахивали  на   пилотов   вчерашних
дерьмовозов. Телохранители отстреливали их одного  за  другим  из  своих
бластеров. Поняв, что проиграли, аборигены исчезли со стены  задолго  до
того, как от нее остался один-единственный ряд камней. Пыхтя от  натуги,
непривычные  к  столь  тяжелому  труду  адъютанты  отвалили  в   сторону
последние валуны; обнажились рельсы, кривые, а местами расплющенные.
   - Молодцы, - похвалил адмирал,  который  спустился  на  землю  только
после того, как патрули доложили, что  в  радиусе  километра  врагов  не
обнаружено. - Надо заменить колею. Ну и ну, прямо как  в  старые  добрые
времена!  Никаких  подручных  средств.  Я  сделаю   из   вас   настоящих
железнодорожников!
   Вскоре все убедились, что Дубби слов на ветер не  бросает.  Удели  он
делам военным хотя бы толику  того  рвения,  с  каким  отдавался  своему
увлечению, вполне возможно, что война давным-давно бы завершилась полной
и окончательной победой.
   Бригада ремонтников сняла  покореженные  рельсы,  разровняла  насыпь,
уложила на нее шпалы, после чего,  вооружившись  громадными  клещами,  с
ворчанием водрузила новые рельсы и затянула болты на стыковых накладках;
причем все происходило под бдительным оком  адмирала,  хотя  и  без  его
непосредственного участия.
   - Неплохо, а? - справился Дубби, потягивая прохладительный напиток  в
тени зонтика, и  с  улыбкой  окинул  взглядом  распростертые  на  земле,
палимые солнцем тела. - Объявляю вам благодарность.  Каждый  получит  по
кружке пива бесплатно. Видите, какой я щедрый! Ну ладно, поехали.
   Ремонтники со стонами поднялись и, передвигаясь точно  зомби,  заняли
свои места в вагонах. Адмирал дал гудок, и поезд тронулся.
   Парртс мрачно глядел в окно  и  размышлял  о  том,  как  долго  будет
продолжаться это безумие.
   Состав вкатился в джунгли; при каждом гудке в  небо  взмывали  стайки
крохотных  летучих  ящерок.  Парртс   следил   за   ними   с   некоторым
беспокойством, ибо они подозрительно смахивали на вчерашних дерьмовозов,
разве что были гораздо меньше по размерам.
   К сожалению, его беспокойство оправдалось. Поезд вынырнул из джунглей
на открытое пространство; куда ни "посмотри, всюду виднелись  поля,  где
трудились те же самые ящерицы - они шагали за плугами,  в  которые  были
впряжены   некие   гнусные   зеленокожие   твари.   Изредка   попадались
хозяйственные строения. Ящерицы грозили  пассажирам  поезда  мотыгами  и
лопатами, некоторые швыряли в окна комья земли.
   - Шиш вам, зеленюки тупоголовые! -  Адмирал  злорадно  усмехнулся.  -
Сущие дикари; каменный век,  да  и  только!  Спорю,  они  покраснели  от
зависти, когда впервые увидели наш локомотив! Им такого и не снилось.
   - Насчет каменного века, сэр, это вы верно подметили. Стена,  которой
они перегородили долину, была как раз из камня.
   - Что? Эти вот ползуны?
   -  Так  точно,  сэр.  И  бомбардировали  нас  тоже  они.   Их   можно
охарактеризовать как вилкообразных ящеровидных с зубчатой...
   - Знаешь,  Парртс,  я,  пожалуй,  расстреляю  тебя  как  шпиона.  Для
простого солдата ты слишком умен.
   - Понимаете, сэр, я и впрямь слишком умен  для  простого  солдата.  Я
ведь экзобиолог, насильно завербованный в армию благодаря злобной...
   - Можно подумать, других вербуют иначе! -  Адмирала  явно  шокировала
тирада Парртса. - Экзобиолог, говоришь? Ну-ка  опиши  мне,  что  там  за
окном.
   - Деревни постепенно приобретают городской вид. Наблюдаю нечто  вроде
пригорода.
   Повозки, влекомые  крокодилами,  сады,  в  которых  копошатся  гномы.
Рискну предположить, что скоро мы  окажемся  в  крупной  урбанистической
агломерации...
   - Скажи уж проще, в большом городе. Судя по тому, что  мы  видели  по
дороге, этот остолоп ПУК проложил колею прямо через него.
   - Правильно, сэр. Для человека  в  вашем  чине  у  вас  необыкновенно
острый ум. Если начнете тормозить,  то  мы  остановимся  как  раз  перед
городом, который, похоже, расположен за следующим поворотом...
   Город производил весьма внушительное  впечатление  -  этакая  столица
процветающего государства. Правда, эффект  слегка  смазывался  тем,  что
городские улицы пересекала железнодорожная колея; как  ни  странно,  она
пребывала в целости и сохранности. Вдобавок путешественников явно ждали.
Остановив состав на границе города, адмирал выдавил:
   - Парртс, ты видишь то же, что и я?
   - Так точно,  сэр,  если  вы  видите  громадное  здание  размерами  с
разведывательный звездолет. Мне кажется, его собираются обрушить нам  на
головы.
   - А вон с тех башен нас наверняка начнут забрасывать камнями, а то  и
польют маслом.
   Нет, нужно проложить колею вокруг города, иначе...
   - Ничего не выйдет, сэр. Во-первых, нам не хватит рельсов. Во-вторых,
даже если бы они у нас были, мы бы  вряд  ли  смогли  проложить  их  под
вражеским огнем. В-третьих...
   - В-третьих, умник, мне надо было застрелить тебя при первой встрече.
Ты завлек меня в ловушку!..
   - Может быть, сэр, - проявил покладистость  Парртс.  -  Но  я  вас  и
выведу. В вашем штабе найдется экзолингвист?
   - Разумеется.
   - Тогда вступим в переговоры. Перекинемся с аборигенами парой-тройкой
фраз. Заключим сделку, понадарим бус, заплатим репарации.
   - Мы должны сражаться!
   - Сэр, если мы потерпим поражение, нас съедят. Лично  мне  как-то  не
хочется угодить в вонючую пасть с гнилыми клыками.
   - Экзолингвиста сюда! - рявкнул адмирал в интерком. - И большой белый
флаг с моими инициалами, вышитыми золотом в углу. Живо!
   Через несколько минут в кабине локомотива появилась лейтенант  Фом  с
адмиральским знаменем. Парртс усилием воли заставил себя отвести  взгляд
от Стайрин и посмотрел на дверной проем.
   - А где экзолингвист?
   - Я тут, - ответила Стайрин.
   - Милая, - пробормотал Парртс, осев сразу сантиметров на  пять  из-за
того, что его ко ленки превратились  в  студень.  -  Какое  тело,  какая
головка...
   - Парртс! - взревел адмирал.  -  Слушай,  ты,  недоумок  озабоченный,
хватит  пороть   чепуху.   Прибереги   сальности   для   увольнительной.
Отправляйся вместе с лейтенантом и как угодно, но выкрутись. В  качестве
поощрения обещаю, если справишься, повысить  тебя  до  капрала.  Кстати,
учти, что тебе в  затылок  будет  нацелена  винтовка  с  телескопическим
прицелом: если оплошаешь, тебя пристрелят на месте.
   - С таким командиром, как вы,  не  нужно  никаких  врагов.  -  Парртс
вздохнул. - Пошли, лейтенант. Чему быть, того не миновать.
   Он взял у Стайрин флаг, и они строевым шагом  направились  туда,  где
высились  сооружения   аборигенов.   Их   ладони   встретились,   пальцы
переплелись - они вздрогнули, словно от разряда электрического тока.
   - Стайрин, - пролепетал Парртс.
   - Парртс, - отозвалась девушка.
   - Может, здесь?
   - Конечно, дорогой.
   - А не жестковато?
   - Помнишь пословицу: "Жестко стелет, да мягко спать"?..
   - Вы, двое! - раскатился над  местностью  усиленный  мегафоном  голос
адмирала. - Никаких оргий на глазах у аборигенов! Продолжайте движение!
   Подойдя к ближайшему зданию, Парртс и Стайрин замедлили шаг, и тут же
в землю перед ними воткнулось несколько стрел.
   - Мир! - крикнул Парртс и принялся  махать  флагом.  -  Мир,  дружба,
жвачка! Стайрин, милая, скажи им, что мы не замышляем ничего дурного.
   - С удовольствием,  мой  пончик,  вот  только  на  каком  языке?  Под
гипнозом я могу говорить на шестистах пятидесяти языках. Ты  не  знаешь,
какой именно у них в ходу?
   - Может, никакой? - пробормотал Парртс, разглядывая оскаленные  морды
аборигенов. - Поскольку это первый  контакт,  вряд  ли  они  говорят  на
каком-нибудь  из  известных  галактических  наречий.   Они   похожи   на
хесткуинцев, однако прикус у них как у васкебьорнов.
   - Я знаю оба эти языка, - гордо заявила девушка.
   - Конечно, радость моя, конечно, однако... А-а-а-а!
   - Я что, слишком сильно сжала твою руку? - с  беспокойством  спросила
Стайрин.
   - Ерунда! Раздави меня, проглоти, по... - Парртс  ошарашенно  помотал
головой. - Что я сказал?
   - Ты сказал: "а-а-а-а-а!"
   - Ну да, а по какому поводу?.. Вспомнил!
   Смотри вон там, на стене.  Видишь?  С  цепью  на  шее?  Смахивает  на
горништильфа, верно?
   - Ты про того, кто похож на раздутого рака с избытком клешней?
   - Точно.
   - Не знаю, не знаю. В жизни "не видела ни одного горништильфа,  хотя,
разумеется, говорю  на  их  языке,  как  на  родном.  -  Стайрин  изящно
содрогнулась. - Надеюсь, выгляжу я немножко иначе...
   - Да что ты! Экзоскелет... - Парртс запнулся, ибо в мысок его  левого
башмака ударилась стрела. - Начинай, пока не стало слишком поздно!
   - Ку ви аудас мин? - крикнула девушка и помахала рукой.  -  Ни  эстас
амиког кай дезирас пароли...
   - Экморту, филино де ундино, форнику вин анкау!
   - Что он сказал? - справился Парртс.
   - С добрым утром. Как поживаете?
   - Гляди, ящерицам не нравится! Бедняга, и копьем-то его колют,  и  за
цепь дергают!
   Жаль, что с нами нет полковника. Он бы порадовался.
   - Попробую еще раз.
   Горништильф, по всей видимости, отнюдь не горел желанием  вступить  в
беседу, однако ящерицы, похоже,  понимали,  о  чем  речь,  и  одергивали
пленника,  награждая  его  уколом  копья,   стоило   тому   перейти   на
оскорбления. Мало-помалу горништильф сообразил, что  лучше  подчиниться.
Люди приблизились к стене,  с  опаской  поглядывая  на  оружие  в  руках
аборигенов, и приступили к переговорам.
   - Мы пришли с миром, - произнесла Стайрин.
   - Не очень-то похоже, - пробурчал плен-. ник. - Даже эти  тупоголовые
ящерицы видят, во что превратила их город ваша машина.
   - Скажи, что все  произошло  совершенно  случайно,  что  всему  виной
неудачная программа. Мы согласны заплатить репарации, выдать  со  склада
одеяла и эктоплазму для раненых, сделать подарки чиновникам.
   Ящерицы не скрывали своей подозрительности. Как ни  странно,  подарки
их не прельстили.
   - Но ведь что-то им нужно, - прошептал  Парртс  на  ушко  Стайрин,  -
иначе они вообще не стали бы с нами разговаривать.
   - Мы скоро узнаем, - прошептала девушка в ответ. - Я подслушивала,  о
чем они говорят с горништильфом. Мне кажется, я могу общаться с ними без
переводчика.
   - Милая, как ты быстро учишься!
   - И не только учусь...
   - Я все вижу и  слышу,  -  донесся  издалека  голос  адмирала.  -  Не
отвлекайтесь!
   - Почтенный король Хроакр, - проговорила Стайрин,  пытаясь  правильно
произнести непривычные звуки, - мы предлагаем  вам  и  вашему  чудесному
зеленому народу дружескую помощь.
   - Вы говорите по-слимиански? - удивился  король,  шевельнув  глазными
усиками.
   - Я изучила ваш язык, слушая, как вы беседуете с пленником.
   - Прекрасно, детка. - Король отвернулся и крикнул стражникам:
   - В кастрюлю его! Сегодня у нас на обед раковый суп!
   Стражники  захохотали  и  поволокли   горништильфа,   который   сыпал
проклятиями, к желобу, что спускался в огромный чан с  кипятком.  Король
снова повернулся к  Стайрин  и  одарил  девушку  благосклонной  улыбкой,
обнажив три ряда острых красных зубов.
   - Значит, вы готовы заключить сделку?
   - Да, король, мы за тем и пришли. Мы вовсе не хотели  уничтожать  ваш
прекрасный город...
   - Не переживайте по пустякам. Ваша  машина  прошлась  в  основном  по
рабочим окраинам и избавила нас от  хлопот  по  планировке.  Я  как  раз
собирался проложить новую дорогу. Однако нам кое-что от  вас  нужно.  Вы
согласны?
   - Я всего лишь переводчица, и  решать  не  мне,  а  моему  командиру,
адмиралу Дубби, которому я в точности передам ваши слова.
   - Пожалуй, я загляну к нему сам. Терпеть  не  могу  разговаривать  со
всякими подручными.  Хотя..,  можете  передать,  что  колея  за  поездом
разобрана, так что, если вы притронетесь ко мне  хотя  бы  пальцем,  вас
зажарят и съедят. Ну, пошли.
   Адмирал, который по контрольному лучу подслушивал, о чем речь, быстро
сообразил что к чему. Парртс и лейтенант Фом  отправились  обратно,  все
под тем же белым флагом, в  сопровождении  почетного  эскорта  и  короля
Хроакра, которого несли на золотом троне шесть  высокорослых  ящериц.  К
тому времени, когда процессия достигла поезда,  возле  него  уже  успели
разбить  шатер,  понаставили  внутрь  ведер  с  шампанским  и,   получив
некоторое представление о королевских пристрастиях в еде,  разложили  по
тарелкам холодных раков.
   - Слимианский король Хроакр, - представила своего спутника  лейтенант
Фом, оказавшись в непосредственной близости от шатра.
   - Какой, какой? Обезьянский?
   - Слимианский, сэр. Эта страна называется Слимианией.
   - - Замечательно. Переведи, что я рад его видеть.
   - Маленькие у вас раки, - заметил король,  втянув  глазные  усики.  -
Переведите.
   - Маленькие, но вкусные, - заверил адмирал. - Попробуйте.
   Дубби отломил клешню, снял с нее вилкой мясо и сунул  в  рот.  Король
внимательно наблюдал, потом вдруг схватил самого крупного рака, подкинул
в воздух и раскрыл пасть. Люди попятились, поскольку  королевская  пасть
напоминала  размерами  железнодорожный   туннель,   утыканный   вдобавок
громадными клыками. Рак провалился в глотку, челюсти сомкнулись,  король
сглотнул и потянулся за добавкой.
   - Верно, адмирал, маленькие, но вкусные.
   Ладно, перейдем к делу. Ваша машина испоганила мой город, изуродовала
окрестности, прикончила пару сотен моих  подданных  и  вообще  натворила
кучу всяких безобразий.
   - По чистой случайности, Ваше Величество.
   - Разумеется, разумеется. Я согласен забыть о причиненном мне  ущербе
и пропустить ваш поезд туда, куда  его  несет.  А  в  награду  за  столь
редкостное великодушие прошу вас об одной услуге.
   - Договорились, дружок.
   - Отлично. Завтра мы отправляемся  на  битву  с  нашими  врагами.  Вы
пойдете первыми, и перед нами никто не  устоит.  Подайте-ка  мне  ведро,
что-то в горле пересохло.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1235 сек.