Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Дан Маркович. - Последний дом

Скачать Дан Маркович. - Последний дом

     "***" Въехал сюда, и  сразу на балкон. Даже не балкон, а лоджия, сверху
потолок, сбоку  стены, красный кирпич, на закате светятся, излучают тепло, и
я жалею, что не пейзажист.  Здесь как на корабле, палуба... или полоска суши
у воды.  Еще вроде бы квартира, но  духом балкон относится  к земле,  открыт
ветрам. Выше меня и рядом, на первом этаже, - застеклили, отгородились, а  у
меня  денег  не было. Вот и остался, не  отделенный от неба и  ветра.  Зимой
прохладно, зато  живу  на краю. В  этом особая стихия, не сразу понимаешь...
Потом никогда не жалел.
     Вышел  и увидел -  пусто, полоска цемента, это пол, передо мной  прутья
редкие... А справа и слева, в концах, северном  и южном,  где стены, красный
кирпич...  Сидят два больших кота. Черный и белый. Черный на северном конце,
белый  - на  южном.  Сидят  и молчат,  смотрят  друг  на друга. Меня,  можно
сказать, и не заметили. Ну, пришел... мало ли кто сюда придет...
     Я постоял,  и  вернулся  в комнату. Коты посидели еще немного и пошли в
разные стороны, черный - на север, белый на юг. Проскользнули через решетку,
спрыгнули на землю, всего-то полметра, и ушли.
     Потом  я узнал их и  подружился, особенно с черным, его звали Феликс. А
белый -  Пушок, он уже старый был, и через год умер, летом. Я сразу расскажу
о  нем.  Нужно  спешить,  со  временем  самый  близкий  образ  рассеивается,
меркнет... Даже  свет, который спешит к нам от звезд, и тот  может опоздать.
Прилетел, а здесь уже никого... Что делать ему, это большое горе - опоздать,
когда спешишь на помощь.
     Пусть он  тогда  осветит  мой  дом, лужайку  перед ним,  овраг,  поляны
изувеченные...  и холм, где  мои друзья лежат, и реку, великую,  молчаливую,
которая уносит воду, а сама всегда с нами остается.
     Если  я завидую  кому,  то реке.  Она уносит  воду, приносит  новую, но
всегда на своем месте лежит.

     "***" От  Пушка  нам с Феликсом досталась половина земли, пространство,
что южней дома. На балконе коты встречались, ничейная территория.  Они здесь
дружили,  спорить  не  о чем. В те времена пропитание для боевого кота  было
простым  делом,  помойные ящики открытые,  пищи вдоволь. Тихая жизнь, полная
беспорядка и еды. Что им еда... важно  посидеть  рядом,  посмотреть  вокруг.
Если соседа уважаешь, можно даже спиной к спине... Посмотрят друг  на друга,
поворачиваются спинами, оглядывают каждый свою землю. Оглядят в общих чертах
- и на серьезный обход.
     Летом, тридцать лет тому, как сейчас помню...
     Пушок спал в траве за домом, а  этот  дурак косил траву, поздно заметил
кота. Пушок совсем  глухой был,  не услышал  приближения, шороха - и получил
косой по шее. К счастью не мучился, сразу умер. Овраг  еще не  был  разделен
новой дорогой, я спустился в него и закопал кота. На южной оконечности нашей
земли  могила  Пушка. Там  овраг  врезается  глубоко в землю,  наверх  круто
подниматься, и спускаться опасно. Хорошее одинокое место для белого  кота, с
тех пор он там лежит. Наверху толстые лиственницы  выстроились в ряд, вместо
ограды,  за ними не наша земля, другие ходят  коты и  люди, незнакомые.  Вот
Пушок и сторожит нас, как при жизни сторожил.
     Лето было  душное, мутное, 72-ой год,  в  воздухе  тяжелый запах  гари,
кто-то еще, может, помнит пожары эти... Но в овраге всегда было прохладно, и
земля рыхлая, копать легко. Я глубоко закопал  Пушка, он там спокойно лежит.
Потом начались перемены, овраг временно  залило водой...  Но Пушок глубоко в
земле, его не коснулись наши глупости.
     Феликс в  расцвете  жизни  был  кот, одолел южную мелкоту, после  Пушка
серьезных  соперников там  не было, и стал первым на всей нашей земле. Но  с
тех времен  так  и осталось  - северная  земля  и  южная, а  на  границе моя
квартира и балкон. Мы подружились с Феликсом, такие вещи сразу не получаются
- с годами. И  он мне доверял, даже брал с собой на обход. Только сзади иди,
на расстоянии...

     "***" Он особой породы был, Феликс, таких я видел только на моей земле.
Все коты здесь  его  потомки, а  откуда  он  сам взялся, не знаю.  Может, он
всегда здесь  жил, или сам по себе возник, как жизнь  на земле?.. Из простых
молекул, от тепла,  сырости  да  электрических искр...  Если  посмотреть  со
стороны, он не очень был красив - передняя половина туловища и голова совсем
черные,  гладкая  короткая  шерсть,  а брюхо  и  задние ноги обросли  густой
темно-коричневой шубой.  Зимой  она до снега доставала,  и на животе у  него
постоянно висели сосульки. Идет по  снегу  кот  и  звенит... Дома  оттаивали
звоночки эти, но он в уюте сидеть не любил. Мороз заставлял иногда, но у нас
с каждым годом  зимы  все теплей и теплей. Феликс придет,  поест, прыгнет ко
мне на колени,  поговорим о том, о сем...  и он не оглядываясь, уходит. Зато
он  меня  на  улице узнавал  в  любой одежде, тут же  прыгает,  карабкается,
устраивается на плече.
     Глаза  у него как у Льва Толстого - мрачноватые  и умные, пронзительные
очень. Все кошки в нашем доме, и в девятом, и  восьмом были без ума от него.
Когда я приехал, Феликс был уже не первой  молодости, а умер  он в 90-ом, то
есть,  по котовским  правилам, невероятно долго жил. Многие его дети и внуки
пострадали от машин и собак, от человеческих детей, а он был  хитрей и умней
всех, и ему  везло. Для долгой жизни обязательно нужно, чтобы  повезло, и  у
людей так, и у котов, и у всех живых существ, которых я знал.
     И он мне всю землю показал, я шел за ним - и смотрел.
     Поэтому я все здесь знаю. И вам немного расскажу.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.094 сек.